пятница, 30 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Версия с ракетой: Чем заплатит Иран за трагедию украинского «Боинга» Заявление СНБО относительно причин крушения украинского самолета является косвенным намеком на вину Ирана

Вчерашнее заявление секретаря Совета безопасности и обороны Алексея Данилова стало первой относительно официальной информацией относительно того, какие версии причин катастрофы самолета «Международных авиалиний Украины» на вылете из аэропорта Тегерана будет рассматривать следствие.

Этих причин, как известно, Данилов насчитал четыре: поражение самолета зенитной ракетой ЗРК, столкновения с БПЛА или другим летающим объектом, разрушение и взрыв двигателя по техническим причинам, взрыв внутри самолета в результате террористического акта.

Три из этих версий, а при определенных условиях и четвертую, объединяет один компонент – частичная или полная вина иранской стороны.

Со случайным поражением самолета ракетой из ЗРК «Тор», что-то похожее на обломки которой заметили на фото с места катастрофы, все, в общем, понятно. Подобная версия, на самом деле, представляется крайне маловероятной, как и все попытки ее объяснить с помощью каких-то рациональных обоснований, типа «иранцы боялись возможного ответа США за ракетные обстрелы, и поэтому привели свою ПВО в повышенную боеготовность, и кто-то пальнул не туда».

В то же время, считается, что самолет был сбит созданным на России зенитно-ракетным комплексом Тор-M1, известным в НАТО как Gauntlet, сообщили Newsweek три чиновника.

Международный аэропорт с тысячами граждан иностранных государств – это последнее место, которое стали бы атаковать вооруженные силы США в случае наличия желания ответить на обстрелы своих баз. А эффективная дальность ЗРК «Тор» – 10-14 километров в зависимости от модификации, поэтому если украинский самолет и подстрелили из этого комплекса – то речь идет именно о ракетах, размещенных где-то за забором аэропорта Имама Хомейни. Хотя случайности, конечно, происходят разные. В 2010 году иранцы уже сбили свой собственный самолет «Торами» – правда, тогда речь шла о том, что истребитель отклонился от курса и начал снижаться над Бушерской АЭС.

Впрочем, версия о вероятном поражении ракетой очень скоро будет либо подтверждена, либо опровергнута. Поскольку найти следы от поражающих элементов ее боевой части (или, скорее, отсутствие этих следов) – это дело считанных дней, если не часов. Скрыть все детали, которые содержат подобные следы, от международной следственной группы, иранская сторона тоже, скорее всего, не сможет.

Версии вероятного теракта или столкновения с неустановленным летающим объектом (скорее БПЛА, чем НЛО) также предусматривают, что службы аэропорта Хомейни не справились с обеспечением безопасности. Так как проверка груза на наличие горючих или взрывчатых веществ, с помощью которых можно совершить теракт, также как и обеспечение «чистого неба» на полетных эшелонах – это тоже прерогатива службы безопасности аэропорта и диспетчеров. Да и теракт, за который никто так и не взял на себя ответственность, тоже выглядит несколько странно.

И только в случае пожара в двигателе, версию которого активно продвигают иранские чиновники от момента катастрофы, речь может идти об ответственности как производителя, так и украинской стороны, которая его эксплуатировала, и иранской, которая осуществляла дозаправку и другие элементы аэродромного обслуживания.

И хотя двигатели CFM56 изготовленные концерном CFM International, славятся своей надежностью, случаи их разрушения в полете (и даже повреждения их деталями обшивки самолета и ранения пассажиров) также случались. Хотя при нормальных условиях хоть пожар, хоть разрушение одного из двигателей, по мнению многочисленных экспертов по воздушной безопасности, не должны бы приводить к таким немедленным и ужасным последствиям.

На самом деле, кроме четырех официально озвученных, украинское следствие рассматривает еще и три «секретные» версии аварии. Спекулировать о них – дело, в общем, бесполезное. Хотя логичным предположением, наверное, мог бы стать, например, не совсем легальный груз каких-то легковоспламеняющихся или взрывчатых веществ. Но и в таком случае вопросы возникают к иранской службе безопасности, которая позволила такому грузу попасть на борт украинского воздушного судна.

При том фактически все озвученные версии предусматривают отсутствие злого умысла со стороны Тегерана. И наличие глупого, рокового ряда случайностей и служебной халатности, которые привели к катастрофе.

Поэтому о каких-то геополитических последствиях хоть для Ирана, хоть для Украины говорить в данном случае не приходится.

А нам остается надеяться, что следствию хватит профессионализма и желания докопаться до самого низа этой странной и ужасной истории с украинским самолетом. Хотя бы для того, чтобы подобное больше не повторилось.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров