вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Смерть «Минска»: Кому выгодны прямые переговоры Зеленского с Путиным Как оказалось, найти состояние, в котором будет «минимально больно», и консервация ситуации в таком положении – это и есть стратегия Зеленского относительно места Украины в мире в ближайшей перспективе

Похоже, Владимиру Зеленскому удается окончательно умертвить и похоронить Минские договоренности. Зеленский искренне считал, что достигнутые его предшественником договоренности висят на его ногах тяжелыми гирями и не дают в полной мере проявить ему свой миротворческий талант.

Остановка минского процесса делает безосновательной предстоящую встречу «нормандской четверки» и высвобождает поле для нового формата переговоров. Почему бы таким форматом не стать предложенной Трампом модели, когда Зеленский и Путин решают свои проблемы самостоятельно?

Хроники пикирующего «штайнмайера»

Если отследить заявления представителей внешнеполитического крыла команды Зеленского с того времени, когда впервые было озвучено намерение реализовать формулу Штайнмайера, то их тональность менялась.

Так, министр иностранных дел Вадим Пристайко в середине сентября осторожно объявил, что от имени Украины дал согласие на применение «формулы Штайнмайера» на Донбассе. «Мы договорились о «формуле Штайнмайера», я дал согласие. Закон об особом статусе вступит в силу на момент проведения выборов, а окончательно вступает в силу после решения ОБСЕ о признании результатов выборов», — сказал Пристайко на заседании профильного комитета Верховной Рады.

Слова Пристайко вызвали большое оживление в политических кругах. Противники Банковой начали накачивать ситуацию до степени чуть ли не третьего Майдана, называя «формулу Штайнмайера» фактической капитуляцией перед Путиным и Россией.

7 октября Пристайко в эфире ICTV пытался объяснить, что Украина, которая оказалась между молотом и наковальней интересов России и Европы, пытается найти какую-то позицию, в которой степень страданий будет сведен к минимально возможному минимуму.

«Те полтора, может, два миллиарда, которые он тратит для того, чтобы держать нас с вами всех привязанными к себе так, как он делает это в Приднестровье, Абхазии и Осетии, — это его, мне кажется, устраивает. Что устраивает наших немецких и французских друзей? К большому сожалению, они беспокоятся о том, чтобы побыстрее закончить и восстановить business as usual, — сказал Пристайко. — Если мы найдем среди этих различных подходов некую среднюю точку, где могли бы встретиться наши интересы, — это будет лучшее, что мы можем извлечь от встречи людей, которые возглавляют четыре государства».

Как оказалось, найти состояние, в котором будет «минимально больно», и консервация ситуации в таком положении — это и есть стратегия Зеленского относительно места Украины в мире в ближайшей перспективе.

Все последующие события вокруг Донбасса происходили будто бы только внутри Украины: и Россия, и Европа выдерживали паузу и фактически никоим образом не вмешивались в процесс легализации «формулы Штайнмайера» внутри Украины. Меркель и Макрон вообще придерживались режима тишины, а у Путина, если и позволяли себе какие-то комментарии, то весьма сдержанные и осторожные.

Даже когда украинская делегация в Минске прибегла к фактическому демаршу, заявив требование о ликвидации образований «ЛНР» и «ДНР», на России больше суток угрюмо выжидали. И отреагировали только нейтральным комментарием путинского пресс-секретаря Пескова, который лишь посетовал на непредсказуемость украинской стороны.

Похороны «Минска»

Но была ли это на самом деле непредсказуемость? С одной стороны, саботаж минского процесса 15 октября со стороны украинской делегации можно воспринимать как шарахание из стороны в сторону из-за отсутствия стратегического видения способов решения ситуации.

А можно рассматривать и как заранее согласованный план похорон «Минска». Причем согласованный как минимум с Владимиром Путиным. А скорее всего — и с лидерами Германии и Франции также. Ведь нет сомнений, что украинская сторона в нынешних условиях потепления вряд ли прибегла бы к такому радикальному шагу, следствием которого, с большой вероятностью, станет ухудшение отношений на всех важных внешних направлениях.

Формула Трампа

Если же предположить, что минские события являются спланированным сценарием, то следствием его реализации может стать некое начало с чистого листа. И если исходить из интересов всех четырех участников так называемой нормандской четверки, то начало процесса улаживания ситуации на Донбассе с нуля выгодно всем сторонам.

Путин в последнее время демонстрирует в отношении Украины особое снисхождение, что проявилось, в частности, в осуществлении обмена пленными между Киевом и Москвой. Ведь для Путина насущной необходимости делать это вообще и тем более делать это именно сейчас не было. То есть имел место реверанс в сторону Зеленского, для которого возвращение 35 заложников несло очевидные политические дивиденды.

Также надо заметить, что на России в последнее время произошла радикальная смена настроений среди населения: за последние месяцы индекс позитивного отношения россиян к Украине стремительно рванул вверх. И мы понимаем, что такое потепление произошло именно по воле Кремля. В списке скидок и реверансов также — поставки угля, электричества и, возможно, газа.

Конечно, «доброта Путина» — вещь, очевидно, инспирированная и корыстная. Потому что в случае денонсации Минских соглашений он наверняка получит облегчение европейских санкций. Ну и своеобразным бонусом будет возможность вернуться в тусовку европейских лидеров, а также откроются двери к возвращению России в G8.

Меркель и Макрон, уставшие от украинского кейса и жаждущие восстановления бизнеса с Россией, будут рады возможности снять с себя это бремя, отменить санкции и с чистой совестью заняться делами более приятными и более выгодными.

И, наконец, для Владимира Зеленского возможность сбросить с себя минское бремя и перейти в другую плоскость диалога вокруг Донбасса открывает ряд перспектив.

Так, он освобождается от необходимости выполнять условия «Минска-2», подписанного предшественником, и получает возможность вести диалог от своего имени.

Снимает с повестки дня Порошенко и возможное внутреннее напряжение. Поскольку с исчезновением «Минска» исчезают и основания для политической турбулентности. А к моменту появления нового грунта для «капитуляции» могут пройти годы.

И при этом делает услугу одновременно всем самым влиятельным мировым лидерам, поскольку лишает их большой проблемы.

Новый «Минск»

Сейчас можно лишь предполагать, как именно будет решаться судьба Донбасса, если процесс начнется с чистого листа. Скорее всего, местом диалога будет уже совсем не Минск. И Европа с США, очевидно, уже не захотят быть слишком втянутыми в процесс, оставив себе роль наблюдателя.

Будет ли это «абхазский», или «приднестровский», или «боснийский» вариант? Наверное, ответ на это мы узнаем уже скоро.


Антон Коломойцев / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров