понедельник, 18 января 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ким Чен Ын в Пекине: Когда Китай начнет торговать амбициями России Пекин предлагает себя Западу на роль посредника между ним и слаборазвитыми странами. Если Китаю удастся решить проблему с КНДР, то на торги выставят Россию

Итак, неопределенность, царившая вокруг визита Ким Чен Ына в КНР, завершилась.  Напомню, что в понедельник, 26 марта, Вloomberg, Business Insider и Kyodo News сообщили о том, что поезд, напоминающий бронированную повозку, доставшуюся корейскому вождю от папы Ира, замечен в Пекине, куда он прибыл через пограничный Даньдун, что на всем пути его следования возникали сбои железнодорожного движения, а прибытие в Пекин совпало с усиленными мерами безопасности в районе вокзала и с появлением кортежа из лимузина и сотрудников полиции на мотоциклах.

При этом Bloomberg, ссылаясь на три собственных источника, утверждал, что речь идет о визите именно Ына, а не кого-то, которого он отправил в Пекин в своей коробчонке, и это же утверждало Kyodo News. А Business Insider указывал на то, что, с одной стороны, Трамп только что ввел ввозные пошлины на китайские сталь и алюминий, с другой – в мае предстоят переговоры Трамп – Ын по денуклеаризации КНДР, а, значит, Ким Чен Ыну и Си Цзиньпину есть о чем поговорить

В ответ на эти новости МИД КНР заявил, что не имеет понятия, о чем вообще идет речь, что Ына в Пекине никто в глаза не видел, и что если он вдруг объявится, то о нем обязательно сообщат, а пока, извините, информации нет.

И вот информация уже есть. Ын действительно побывал в Пекине, куда он приехал с неофициальным визитом по приглашению Си Цзиньпина, обсудить с ним то да се, и сейчас едет домой, в родной Пхеньян, на семейном бронепоезде.

В пространном репортаже центрального китайского телевидения на протяжении 14 минут говорится о дружбе и взаимопонимании между лидерами двух стран и о блестящих перспективах сотрудничества, но не приводятся прямые цитаты. Совместного заявления тоже нет, хотя видео Си и Ына более чем достаточно, весь сюжет и состоит из них. Единственная конкретика в 14-минутном репортаже – сообщение о том, что Ын озвучил условия ядерного разоружения, заявив, что проблема денуклеаризации на Корейском полуострове будет разрешена, если для этого будут созданы условия со стороны Южной Кореи и США. Об этом, повторяю, сообщает телевидение Китая, приводя слова Ына в пересказе.

Очевидно, что весь сюжет выстроен в расчете на одного телезрителя, и этого телезрителя зовут Дональд Трамп. Конечно, сюжет будут смотреть и его советники, но адресат все равно один. Трампу ясно дали понять, что на переговоры в мае Ын привезет пакет китайских условий относительно денуклеаризации корейского полуострова.

Для понимания того, что в действительности происходило в Пекине, многое может дать и просмотр сюжета: выражение лиц и жесты двух лидеров расставляют все акценты. Хозяином ситуации был, безусловно, Си, а Ын, как прилежный школьник, почтительно внимал указаниям патрона.

В целом ход событий выглядит так. Сначала Ын пошел на обострение в рамках обычной игры КНДР. Политика Пхеньяна построена на таких циклах уже не одно десятилетие: нагнетание напряженности, затем переговоры, какие-то уступки от Запада, спад напряженности, снова постепенное усиление давления Запада, потому, что выстроить нормальные и стабильные отношения  с удерживающей в заложниках 25 миллионов человек уголовной шпаной, каковой, собственно, и является  северокорейский режим, не представляется возможным в принципе; новое обострение – и так без конца. Эти циклические повторения были признаны Трампом, решившим основательно перекроить мировой порядок,  неудовлетворительными, и он вознамерился раз и навсегда закрыть проблему КНДР в том виде, в каком она существует сегодня. Проанализировав ситуацию, Трамп счел, что рубить гордиев узел на Корейском полуострове самое время, поскольку России сейчас не до КНДР. Во всяком случае, столкнувшись с угрозой конфискации зарубежных активов, Москва  почти наверняка не решится сильно вписываться за Ына. Китай же, в свою очередь, спокойно и даже немного отстранено наблюдал за развитием ситуации, почти не вмешиваясь, но одновременно прикидывая, что можно извлечь из нее  для себя.

Тем временем у Ына в очередном цикле обострения дела пошли не очень хорошо. С одной стороны, он вроде бы и переиграл Трампа тактически, а с другой – ресурсов для развития успеха у него не осталось. Ыну фактически не с чем было ехать на переговоры с Трампом. Но в этот момент раздался тихий голос большого и влиятельного дядюшки Си: «Слышь, пацан – пойди сюда. Разговор есть».

Тему же для разговора Си и Ына создал сам Трамп, введя с 23 марта  торговые пошлины на ввоз в США стали и алюминия в размере 25 и 10% соответственно. При этом пошлины должны были быть введены не только для Китая, но и для стран ЕС, а также для Аргентины, Австралии, Бразилии, Южной Кореи, Канады и Мексики. Но в последний момент Трамп отсрочил введение заградительных мер для стран-союзниц до первого мая с возможностью  полного отказа от этой идеи. Условия отказа уже частично озвучены – так, от Канады и Мексики Трамп ждет согласия на свой проект пересмотра Североамериканского соглашения о свободной торговле NAFTA. Южная Корея ушла из-под санкций фактически без всяких условий, как важный стратегический партнер на фоне угрозы, исходящей от КНДР. С остальными странами ясности пока нет, но, вероятно, и с ними переговоры ведутся. А для Китая с 23 марта новые пошлины вступили в силу.

В Пекине задумались об ответе. Министерство коммерции Китая разместило на официальном сайте заявление, в котором обвинило Вашингтон в нарушении правил ВТО, и заявило, что готово предпринять ответные меры, дабы сбалансировать нанесенный ущерб. К заявлению прилагался список из 128 американских товаров, на которые могут быть введены ответные импортные пошлины, в  сумме примерно на $3 млрд ежегодно. Но вопрос о введении в действие этого ответа находится на стадии уточнения, и заинтересованным лицам предложено обращаться в Министерство с предложениями. Кроме того, Китай намерен сначала подать жалобу в ВТО. В общем, введение ответных мер отложено как минимум до 31 марта.

Пекин, таким образом, ясно обозначил, что у него заготовлен и прямой ответ. Но это худший для него вариант. Торговая война Пекину в любом случае не нужна, ему удобнее оставить все как есть, торговать с США алюминием и сталью и не вводить пошлины самому. Понятно, что если пошлины, введенные Трампом, останутся, то, кроме контрпошлин, можно придумать еще много интересного – например, разработать схемы по замене страны происхождения. В общем, будут ли новые пошлины эффективны даже в принципе, тоже еще под вопросом. Иными словами, Трампу показали, что воевать с Китаем невыгодно. Если Пекин ответит – выйдет себе дороже. Дональд, оно тебе надо?

Но одновременно с этим планом, разработанным на крайний случай, Китай подготовил и другой обмен: очередное ядерное разоружение корейского полуострова в ответ на… создание условий для его ядерного разоружения! – ну, а на что же еще? А в список этих условий войдет, скорее всего, вне рамок каких-либо официальных протоколов и отмена пошлин.

В пользу такого варианта игры Пекина говорит и тот факт, что сразу после визита Ына в Пекин стало известно о неофициальном визите в Сеул бывшего главы МИД Китая Ян Цзечи, намеченном на 29 марта. Южнокорейское Yonhap сообщило, что в Сеуле Ян Цзечи встретится с советником президента по безопасности Чон Ый Еном, который ранее выступал в качестве спецпосланника президента Мун Чжэ Ина во время визита делегации РК в КНДР. Цель визита – ознакомление южнокорейской стороны с подробностями встречи лидеров КНДР и КНР, а также «обсуждение денуклеаризации Корейского полуострова и других нерешенных вопросов»,  причем, Yonhap цитирует Ян Цзечи напрямую, а не в пересказе.

Итак, Пекин демонстрирует Трампу, что при желании может держать ситуацию вокруг Ына с его ядерными игрушками под полным контролем. Но может и не держать, а разжать руки и отойти в сторону, предоставив Трампу разбираться с Ыном самому. Понятно и то, что Ын на майских переговорах будет в первую очередь озвучивать условия  Пекина, и только потом,  в  конце списка, запросит что-то для себя… А возможно, и  не запросит, отдав решение своих  проблем на китайский аутсорсинг.  С Южной Кореей до начала переговоров тоже плотно поработают, сделав Сеулу предложения, от которых тот не сможет отказаться.

При этом Китай никому не выкручивает руки. Он просто предлагает сравнительно недорогое, безопасное и эффективное решение весьма сложной проблемы – да, не очень эстетичное, да, лишенное для США победного блеска, но дешевое, надежное и практичное, как ломик Лелика из известного фильма. Конечно, США при желании могут отказаться от китайского посредничества – и Пекин даже пальцем по этому поводу не шевельнет.  Что, собственно, и приведет к последующей череде проблем, вероятнее всего, гораздо более серьезных для США, чем торговая война с Китаем.

По большому же счету Пекин делает первый шаг к тому, о чем мы уже писали: он предлагает себя Западу на роль посредника между ним и слаборазвитыми странами. С этими странами Западу работать напрямую и сложно, и рискованно, а Китаю вполне посильно. И если размен ядерных ракет Ына (нет-нет, не самих ракет, разумеется, а убедительного обязательства прекратить ими размахивать) на торговые пошлины пройдет успешно, то следом за ними Китай, вероятнее всего, выставит на торги российские амбиции. Можно даже примерно представить, что захочет получить Пекин в обмен на нейтрализацию агрессивности Москвы. Скорее всего, это будет исключительное право торговли с Россией или с тем, что от нее еще останется через несколько лет, по ряду важных позиций. Собственно говоря, это будут те же западные санкции, но под другим углом и под китайским контролем, который, скорее всего, окажется эффективнее нынешнего.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров