среда, 16 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Бал для президента: Порошенко пригласили не на танцы Венский бал является европейским эквивалентом бани. Во фраках и вечерних платьях вместо полотенец и войлочных шапок

Не успели остыть страсти по поводу отдыха Петра Порошенко на Мальдивах, как началась новая волна зрады: гарант 8 февраля поедет на Венский бал. Он вообще президент или Золушка? И так далее и тому подобное, в привычной уже стилистике «нас сливают» и «все пропало», пишет Алексей Кафтан для Деловой столицы.

Полагаю, за этот текст меня запишут в порохоботы, но такие обвинения – это объявление войны здравому смыслу. Потому что Венский бал (точнее, Оперный бал, потому что именно о нем – из многих – идет речь) – это не о танцах. Танцы – это гарнир. Вроде выпивки и закусок. Кстати, информация для любителей посплетничать о светской жизни: на 5150 гостей закуплено 1300 бутылок шампанских и игристых, по 900 бутылок тихих вин и пива, а также 5 тыс. сосисок, тысяча сэндвичей и 1300 порций гуляша. Для сервировки будет использовано более 40 тыс. бокалов, 4 тыс. комплектов столового серебра и тысяча скатертей. Обслуживать гостей должны 320 официантов, а услаждать слух – 150 музыкантов. Общая стоимость контрактов на демонтаж кресел и подготовку зала венского Оперного театра составляет 1,4 млн евро.

Те, чье любопытство исчерпывается этой стороной дела, могут далее не читать. Потому что Венский бал – это о политике. О высокой, негласной и кулуарной политике. Проще говоря, Венский бал является европейским эквивалентом бани. Во фраках и вечерних платьях вместо полотенец и войлочных шапок. В общем, суть одна – этикет разный.

История Венских балов уходит корнями в эпоху Венского же конгресса, ознаменовавшего завершение наполеоновских войн, – собственно, первый из них состоялся в 1814-м, когда боевые действия перекинулись на территорию Франции. Первый же собственно Оперный бал состоялся в 1877 г. – на фоне, пожалуй, самой судьбоносной для Европы из Русско-Турецкой войны. И если вам вдруг кажется, что за минувшее время значение этого мероприятия в качестве негласной переговорной площадки сильно изменилось, уверяю: это лишь кажется. Потому что форумов столь же представительных, сколь и ускользающих от внимания прессы, как венский Оперный бал, еще поискать. То есть внимания-то, конечно, будет с избытком – только прямую трансляцию посмотрит по меньшей мере полтора миллиона человек. Как сетовала Дезире Тряйхл-Штюргх, в течение девяти лет бывшая распорядительницей бала, «прическу, платье, макияж – даже каждый прыщ прокомментируют». Но блеск украшений и вычурность нарядов прекрасно отражают свет камер, не давая ему пробиться глубже – в глубины реальной политики. Которая выходит далеко за рамки официоза и зачастую лишь косвенно связана с постами и полномочиями. Здесь уместнее говорить о традиции, нежели обстоятельствах.

Вот, к примеру, г-жа Тряйхл-Штюргх – даром что фешн-журналист и издатель – является отпрыском старинного дворянского рода. Ее дед, Бартольд Штюргх был губернатором Штирии и председателем Сельскохозяйственной комиссии Совета Европы, а его дядя был премьер-министром Австро-Венгрии.

До Тряйхл-Штюргх распорядительницей была Елизавета Гюртлер-Маутнер, дочь Фрица Маутнера, крупного европейского зернотрейдера и сама зернотрейдер, а также владелица гостиничной сети. И ни разу не однофамилица другого Фрица Маутнера – известного австрийского писателя и философа (а вообще, род, носящий эту фамилию, неоднократно светился в европейской истории).

Мария Гроссбауэр, пришедшая на смену Тряйхл-Штюргх, вроде бы попроще будет: музыкант и рекламист. Это если не вспоминать об отце, игравшем в Венской филармонии, и об избрании Марии депутатом нижней палаты австрийского парламента от правящей ныне Народной партии.

Такое ненавязчивое сращивание старых и новых элит, демонстрируемое даже на организационном уровне, обычно и для Оперного бала как институции, и для Европы в целом. В конце концов, сам президент Австрийской республики Александр ван дер Беллен – прекрасный образчик того, как это работает. Отпрыск из российской ветви датской дворянской династии, чьи родители бежали на Запад, в данный момент является одним из двух в ЕС президентов, баллотировавшихся от партии Зеленых.

Здесь как нельзя кстати приходится правило, сформулированное в романе «Гепард» князем Джузеппе ди Лампедузой: «Чтобы все осталось по-прежнему, все должно измениться». В Европе остались считанные единицы монархий, государственные границы стали почти административными, правительства стали выборными, а обыватели привыкли к правам и свободам, но, несмотря на позднейшие социалистические наслоения, традиционные европейские ценности никуда не делись: буржуазия остается движущей силой и экономики, и политики, колониализм, хоть и тщательно маскируемый, остается предпочтительным способом решения международных проблем, аристократия остается генератором – одним из – европейских смыслов.

…Князь Карл Шварценберг едва не выиграл президентские выборы у Милоша Земана в 2013-м. Причем показал практически тот же результат, что и соперник Земана на выборах нынешних, экс-глава Чешской академии наук Иржи Драгош (протестный потенциал чехов, сконцентрированный, в основном в Праге, вскрылся еще тогда)…

…Эрцгерцог Отто фон Габсбург два десятка лет был депутатом Европарламента. Его сын Карл Габсбург – также евродепутат. Причем все от той же Австрийской народной партии, которая в минувшем году привела к власти в республике самого молодого канцлера. А еще – гендиректор Организации наций и народов, не имеющих представительства…

…Другая августейшая особа – не так давно почивший король Михай Гогенцоллерн – в пух и прах разносил с парламентской трибуны правящих Румынией социал-демократов: «Мы не унаследовали страну у своих предков, мы взяли её в долг у своих детей». Эсдеки тогда покинули зал заседаний в знак протеста против монархизации страны, а теперь страна выходит на улицы в знак протеста против кумовства социал-демократов.

Между тем, дочь Михая, принцесса Маргарита, состояла в романтических отношениях с Гордоном Брауном, впоследствии ставшим премьер-министром Великобритании…

…Последний царь Болгарии Симеон ІІ Саксен-Кобург возглавлял политическую силу своего имени и в 2001-2005 гг. был премьером республики…

Список, разумеется, далеко не полон. Но и он – тем более что всем упомянутым особам случалось бывать на Оперном балу – дает представление о том, что вычурная аристократично-монархическая Европа никуда не делась. В некотором смысле она и сейчас определяет повестку дня (в конце концов, даже сам флаг ЕС – это отсылка к монархической христианской традиции: в Апокалипсисе описана женщина, являющаяся на синем небе в окружении двенадцати золотых звезд. Считается, что это Дева Мария. Ее и символизирует общеевропейский флаг. Этой трактовки в официальных документах нет, но ею с удовольствием делился упомянутый уже Отто фон Габсбург). И она же является становой костью, на которой нарастают новые элиты, определяющие ее сегодня и завтра.

В общем, Петр Порошенко получил приглашение не на бал, а на разговор. Это тем более очевидно, что президент Австрийской республики имеет очень ограниченный набор «контрамарок» для своих личных гостей. А потому лично мне интересно отнюдь не то, как наш гарант будет танцевать (да и будет ли вообще), а то, с кем и о чем он будет общаться. И каковы, разумеется, будут результаты этого общения.



Поделитесь.





Новости партнеров