среда, 23 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Леонид Бершидский: Почему свободный мир остался без лидера После Дональда Трампа на США будут смотреть с недоверием

Кто сегодня является лидером свободного мира? Это очень важный вопрос. Но я начинаю размышлять над тем, не лучше ли оставить его без ответа, – пишет Леонид Бершидский для Bloomberg View (перевод – Новое время). – Президент США больше не является очевидным лидером. Даже новая стратегия национальной безопасности Штатов, которая, хоть и наполнена такими напыщенными заявлениями «о возрождении Америки и американского лидерства», признает все растущую конкуренцию между странами. И, конечно, «Америка прежде всего» – это слоган национального, а не мирового лидера.

Но если не Дональд Трамп, то кто же?  Давайте для начала вспомним историю термина «лидер свободного мира».

С происхождением термина «лидер свободного мира» не все так просто. В статье The New York Times за 1948 год британский экономист Барбара Уорд призвала США возглавить Запад в борьбе с коммунистической угрозой. Но Google Books считает, что этот термин впервые был использован во время Первой мировой войны, а начиная с 1930-х, стал регулярно появляться в англоязычных книгах. Тем не менее, пик употребления этого выражения приходится на 1960 годы, когда лидер СССР Никита Хрущев начал с сарказмом ссылаться на «свободный мир». Ближе к середине 1970-х популярность этого выражения пошла на убыль, а потом, после развала СССР, стало употребляться с новой силой.

После избрания Трампа, термин «лидер свободного мира» приобрел ироничный подтекст. Как показывают исследования, демократические страны относятся к Дональду Трампу с большим недоверием.

Некоторые эксперты спорят о том, что роль мирового, всеми уважаемого политика могла бы занять канцлер Германии Ангела Меркель.

Но и Меркель, похоже, не соответствует требованиям. Последние выборы ее явно ослабили, и она оказалась вовлеченной в самые длительные коалиционные переговоры в истории Германии после Второй мировой войны. Даже если она и вернется на свой политический олимп, ей будет не до мирового лидерства, так как, скорее всего, это ее последний срок у власти. У Меркель даже нет очевидного приемника.

Другие европейские лидеры тоже недостаточно компетентны. Почти все они имеют нестабильные коалиции, которые заняты внутренними проблемами, в то время как другие – в основном в Восточной Европе – вообще не заинтересованы в том, чтобы быть частью какого-либо либерального порядка.

Исключение – президент Франции Эммануэль Макрон, которого соотечественники в шутку называют «Юпитером» и сравнивают с Королем Солнца. Но Макрону 40, это его первый год президентства, и он еще недостаточно проявил себя. Кроме того, Франция длительное время находилась в депрессии и у нее слишком много институционных и экономических проблем, чтобы стать надежным мировым лидером.

Тем не менее, европейские лидеры могут попытаться сразиться за этот статус. Европа объединяет большинство развитых демократий, является крупнейшим мировым торговым блоком и имеет значительный опыт защиты либеральных ценностей. С другой стороны, президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и президент Европейского совета Дональд Туск чем-то напоминают комический дует, они бессильны объединить ЕС.

Они договариваются, ищут компромисс, но не являются лидерами. К тому же ЕС, при всей своей экономической мощи, это мирное сообщество, а поэтому его роль в разрешении глобальных конфликтов будет оставаться минимальной.

Есть еще премьер-министр Канады Джастин Трюдо. Он любимец либералов, и, как выразились Rolling Stone, «надежда свободного мира». Трюдо подчеркивает свои разногласия с Трампом по вопросам иммиграции, изменения климата и гендерного равенства. Он также увеличил военные расходы Канады. Но затмить США для Канады будет легко. К тому же, Трюдо не особо популярен внутри страны – уровень его поддержки упал ниже 50%.

Впрочем, это до сих пор свободный мир, где граждане предпочитают выбирать политических лидеров, нежели терпеть авторитарных преемников, как в Китае или России. Тем не менее, в Западном мире нет надежного лидера. Более того, сложно сказать, откуда придет такой лидер.

После Трампа на США будут смотреть с недоверием. Ценности американцев переменчивы и не всегда понятны для других стран. А военная мощь США, как показал Европейский миграционный кризис, не всегда к месту.

Поэтому возникает вопрос, а нужен ли свободному миру лидер. Возможно, движение вперед требует коллективных решений и компромиссов, открытости и консенсуса, переговоров и цивилизованных дебатов. Спокойная и мягкая сила, применяемая европейскими странами, Канадой и Японией, демократии может сработать лучше, чем настойчивость, которую проявляют в США со времен окончания «холодной войны».



Поделитесь.





Новости партнеров