понедельник, 10 мая 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Встреча с Путиным и новые переговорщики: Что не так с «дипломатическим наступлением» Зеленского Дипломатическое оживление на Банковой напоминает попытку отвлечь внимание граждан от отсутствия идей по противодействию агрессору на фронте и многочисленных внутренних проблем. Но очень скоро беспочвенность этого оживления станет очевидной для всех

Кому-то могло бы показаться, что в украинско-российском конфликте Киев если не получает одну победу за другой, то уверенно шагает в сторону конца войны.

Российские войска отходят от украинских границ. Ну, может не очень быстро, и при этом не все. Но отходят.

Президент Украины призывает пересмотреть договоренности 2015 года и включить в «нормандский» процесс Великобританию, Канаду и США.

Глава украинской делегации в уже не совсем минской ТКГ Леонид Кравчук радует публику сообщением о том, что «на последнем заседании контактной группы наш документ, предложения ОРДЛО и предложения России были взяты для обсуждения», украинский документ приняли за основу, а руководитель ТКГ, посол от ОБСЕ даже назвал это историческим событием.

При этом Зеленский сообщает о готовности Путина встретиться — и дает поручения Ермаку определить совместно с россиянами время и место для встречи на высшем уровне.

Тот, насладившись эффектом от своего заявления о том, что «отвод российских войск от восточных границ Украины является результатом работы президента Владимира Зеленского» (и зачем нам НАТО с таким президентом?), Наверное, готовится к визиту в «белокаменную». Очевидно, забыв позавчерашние наставления вице-премьера Алексея Резникова о том, что Зеленский ехать в Москву до момента завершения войны просто не может.

Впрочем, если присмотреться, то все выглядит не так радостно. При этом по каждому пункту без исключения. Начиная от войск, которые покамест отходят далеко не все. Продолжая тем фактом, что ни США, ни любой другой союзник Украины не согласился покамест «расширять» своим участием нормандский формат — не говоря уже об участии в «минских» консультациях. А для подобных действий, следует напомнить, требуется согласие не только союзников, но и России.

Встреча с Путиным, которую сейчас российская сторона не подтверждает, теоретически, может и состояться. Другое дело, что обсуждать с Украиной проблемы Донбасса российский президент недавно столь громко и четко отказался, что даже если бы и хотел нарушить свое обещание — то вряд ли решился бы. Поэтому если встреча на высшем уровне таки состоится, пусть даже «на территории третьей страны», как с Байденом, то говорить на ней будут о «нарушении прав русскоязычных», «разрушении РПЦ в Украине», и других достаточно фантастических, но дорогих уху российского президента вещах.

При этом реальная ситуация безопасности на передовой деградировала до уровня начала 2020-го года, когда никакие «всеобъемлющие» соглашения о прекращении огня еще не действовали. А возможно, даже немного дальше. В лучшем случае, будет принято «Пасхальное перемирие» — но сильно долго после завершения праздников оно вряд ли будет продолжаться.

И как-то повлиять на этот досадный факт все дипломатические движения команды Зеленского однозначно не смогут. Что довольно скоро станет очевидным для всех — включая электорат Владимира Александровича.

И далее Банковая окажется перед тем же выбором, который настойчиво предстает перед командой президента с самого начала его каденции. Выбором между капитуляцией — и очередным признанием недоговороспособности Москвы, которое приведет к эскалации конфликта.

Сейчас, после всего, что случилось в последние месяцы, хотелось бы верить, что ответ команды Зеленского будет предсказуемым. Хотя в политической реальности всегда есть место для сомнения.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров