понедельник, 27 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Реформы в ВСУ: Почему в Генштабе заговорили об интеграции с оккупантами Полковник Алексей Ноздрачев просто озвучил те решения, которые вынашиваются непосредственно в Генштабе в рамках миротворческих идей президента Зеленского

Глобальные изменения структуры Вооруженных сил Украины, которые начались при активном участии бывшего Начальника Генерального штаба ВСУ Виктора Муженко, возможно, продолжатся и в следующем 2020 году.

Самое основное, что, по идее, должно произойти весной 2020 г. – это разделение должности начальника Генштаба и главнокомандующего. Это вполне соответствует стандартам НАТО, однако в наших условиях имеет целый ряд особенностей. Так, фактически с нуля будет создана еще одна структура. Ведь надо понимать, что главнокомандующий не может реализовывать свои функции без советующего обеспечения. Поэтому под него будет создан такой себе Объединенный штаб ВСУ.

В связи с чем ничего удивительного нет и в том, что сейчас развернулась довольно яростная подковерная борьба за формирование и влияние как на будущего начальника Генштаба, так и главнокомандующего.

Причем совсем не очевидно, что какую-то из должностей займет нынешний начальник Генштаба. В этой связи именно сейчас генерал Хомчак развил бурную деятельность, чтобы доказать свою полезность новой власти.

В этой связи не стоит рассматривать выступление того же начальника Управления гражданско-военного сотрудничества ВСУ полковника Алексея Ноздрачева, что украинские военные готовы к реинтеграции с российскими военными и боевиками террористических «ЛДНР», но мешают добровольцы, как какой-то демарш. Он просто озвучил те решения, которые вынашиваются непосредственно в Генштабе в рамках миротворческих идей президента.

Нельзя не отметить, что Ноздрачев зимой 2014-2015 гг. находился на оккупированной территории в качестве офицера украинской стороны Совместного центра контроля и координации и очень близко общался с российскими офицерами. И, по всей видимости, именно этот опыт его оказался востребован нынешним высшим военным руководством.

Не удивлюсь, если окажется, что он принимал участие в реализации позорного для нашей армии решения о пропуске ротаций гарнизона Донецкого аэропорта через блокпосты боевиков. Тогда многие телеканалы транслировали чуть ли не в прямом эфире, как полевые командиры «Моторола» и «Гиви» обыскивали наших военных на предмет оружия и боеприпасов, а майоры и капитаны ручкались с российскими офицерами оккупационного корпуса.

https://www.facebook.com/nozdrachov.alex/videos/10157737938158116/

Что касается возможных изменений по реформе Муженко, то в случае ее реализации нынешними временщиками мы в итоге должны получить достаточно сбалансированные, управляемые вооруженные силы по стандартам НАТО.

Итак, в 2020 г. в структуре командования Сухопутных войск Украины появится два новых командования – Территориальной обороны и логистики, а в подчинении Главнокомандующего – Командование медицинских сил.

И если с первыми двумя командованиями все более или менее понятно – пару лет назад созданы с десяток бригад территориальной обороны и их оперативное руководство буквально напрашивалось, а логистика вообще крайне необходимая вещь, то с медициной все выглядит гораздо интересно и инновационно.

Война на Донбассе показала, что советская система оказания медицинской помощи на поле боя в итоге оказалась неэффективной. Уже в ходе активных боевых действий начались поиски новой модели. В итоге остановились на опыте вооруженных сил Федеративной Республики Германия.

Важно отметить, что теперь медики будут заниматься исключительно оказанием медицинской помощи. Это очень важный аспект, так как в советской (а позднее и в российской) армии, а также, например, в Канаде, медики включены в состав боевого подразделения и, помимо профессиональных обязанностей, занимаются и боевой подготовкой. Так было и в ВСУ до недавнего времени, однако примерно с 2017 г. упор стал делаться на индивидуальную подготовку каждого военнослужащего в качестве парамедика.

С большой долей вероятности стоит вместе с немецкой моделью внедрены и немецкие стандарты – так, по нормативам экстренная помощь раненному должна быть оказана в течение часа, а неотложная хирургическая – в течение шести часов. Для этого у Zentraler Sanittsdienst (а именно так называются медицинские войска в ФРГ) есть достаточно большое количество медицинского транспорта. Ныне этот вопрос пытаются решить и у нас.

Кроме поставок медицинских «Богданов», войска также получили 40 медицинских вариантов «Хамви» с кунгом BURTEK B4731, поставленных по программе военной помощи из США. А также достаточно большое количество специализированных машин на базе «КрАЗа» – например, передвижных рентгеноскопических установок.

Ныне в зоне проведения АТО функционируют четыре мобильных госпиталя и десять передовых медицинских групп. Изменение системы эвакуации раненных показало свою эффективность в ходе обострений 2017-2018 гг. на линии соприкосновения, когда в строй возвращались до 93% от общего количества пострадавших в боях.

Кроме того, в следующем году планируется на базе одной из механизированных бригад создать экспериментальную бригадную боевую тактическую группу по типу американской.

Насколько все эти масштабные планы будут реализованы покажет только время и политическая воля к созданию боеспособных национальных вооруженных сил.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров