четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Супербубочка и Великий Реформатор Торгуют Зеленский и Саакашвили одним и тем же товаром. Кто из этих двоих разорится первый и кого именно из них Арсену Борисовичу придется потом гонять по крышам, покажет время

На этой неделе благодарные зрители фильма «Год президента Зеленского» смогли воочию убедиться в том, насколько сильно вырос государственный гений главного героя всего за 12 месяцев зезидентства, а также местами задуматься над тем, успеет ли действующий Супербубочка снять вторую часть до того, как его окончательно переторгует счастьем Великий Реформатор.

Как справедливо указывают мастера правильных подсчетов, на самом деле ни о каких итогах президентского года Владимира Зеленского сейчас нельзя вести и речи: на этой неделе была всего лишь годовщина второго тура, а потом, как известно, от Первого Человечного еще долго прятали булаву, у него не было сначала своей Верховной Рады, потом своего правительства, потом первое свое правительство убилось на самокате, свою Раду съели акулы, второе правительство отдаляется от идеала на глазах, первый генпрокурор оказался все же не на 100 процентов свой, а второй вот-вот не справится с работой просто так, и даже министр-всех-министров Арсен Борисович, за которого с детства вообще практически все живое, внезапно размыл ответственность и создал «хаос, правоохранительный хаос»…

Таким образом, если совсем по справедливости, то отсчет первого года президента Зеленского рано начинать даже сегодня. Однако не успела зе-общественность сойтись на том, что надо дать главе государства еще год, как на экраны телевизоров ни с того ни с сего вышел фильм ОП «Год президента Зеленского», и выяснилось, что, в отличие от Украины, даже несмотря на сопротивление системы и палки в колеса олигархов, Владимир Александрович сам по себе всесторонне добился невиданных успехов во всех сферах всего и даже более чем.

Так, в частности, Владимир Александрович научился управлять временем и руками: раньше, бывало, время тянулось медленно, а потом бац — год прошел, а руки не дошли. Покончено с досадной зависимостью от отца, который пытался устроить на работу в Киев весь Кривой Рог, а Зеленский-младший бац — и устроил только три четверти. В то же время сын самого Владимира Зеленского перестал узнавать родителя уже на восьмой минуте фильма. Так, однажды приходит Владимир Зеленский домой, а сын ему говорит: отвали, недоразумение, я президента по телевизору смотрю. Владимир как бы засмеялся, а сам бегом к телевизору — не Пороха ли штучки опять. Нет, не Пороха, но от того не легче, семья некормлена, ночи недоспаны, но мы договорились не жаловаться, и этот договор — еще одно важнейшее достижение первого года президентства Зеленского.

Отдельная удача главы государства состоит в том, что при нем на смену мародерскому воровству барыг пришла честная просроченность. Чтобы далеко не ходить, достаточно взять те же медицинские маски, вокруг которых было так много шуму. «Все нам говорили, что есть запас масок — а в начале эпидемии у нас просроченные маски», — объясняет ситуацию Владимир Зеленский. Заметим, не смародеренные за границу, как это могло бы быть и обязательно бы было во времена Порошенко, а просто просроченные, это в корне меняет ситуацию. То же с защитными костюмами для медиков: вместо 90 тысяч костюмов отечественного производителя по 245 грн. Минздрав покупает 71 тысячу китайских по 488 грн. — просрочено 13,7 миллиона грн., никто ни копейки в карман не положил. Наверху в Украине теперь никто не берет, все разведки мира про это знают, и оттого Владимир Зеленский за рубежом настолько уважаем, с самим Путиным на ты: «Я ему говорю: давай сначала возвращать людей», а он такой: ну давай!

Вот так-то.

Но больше всего за этот год, конечно же, выросла государственная харизма Владимира Александровича. В документальном художественном фильме «Год президента Зеленского» часто используются фрагменты из не менее художественных документальных фильмов про первое полугодие президента Зеленского, где он, еще такой молодой и зеленый, похожий на трогательного растрепанного воробья в водолазке, с риском для жизни напрыгивает на матерых коррупционеров в регионах с хриплыми криками: «А шо у тебя за тилифон, — айфон? Аткуда деньги на айфон?! Продай свой Круизьор!» — и так далее. От этого зрелища у многих до сих пор сжимается сердце. Однако сейчас, по прошествии года без семьи, выходных и счастья, Владимир Александрович выглядит совершенно иначе, — как минимум, упитаннее.

Еще за несколько дней до годовщины второго тура, в предпасхальную субботу, разгар чернобыльских пожаров, неся согражданам благую весть о том, что у него «выходной, да-да, у президента тоже бывают выходные» (разве?!), Зеленский лоснился, сладко улыбался и так завлекательно играл языком, что все решили, будто он окончательно превратился в Супербубочку. Однако уже в фильме «Год президента Зеленского» перед суфлером сидел совершенно другой человек — суровый, заматеревший, часто черно-белый, поправляющий галстук в режиме замедленной съемки, исполненный государственного величия. Его образ всячески говорил о том, что это парень за год познал жизнь и навидался в ней всякого; гримеры, кажется, даже налепили ему первые морщины. Ко второму году полномочий, скорее всего, Владимиру Александровичу нарисуют благородную седину, и станет он Сивый Гетьман похлеще Пороха. У Владимира Александровича даже вот-вот будет свой Саакашвили. Другой вопрос, кто из этой возлюбленной народом пары доживет до съемок второй серии.

Считается, что на данный момент в Верховной Раде есть проблема с голосами за назначение Великого Реформатора, однако вряд ли такая мелочь способна остановить Михеила в его несокрушимом желании сделать Украину счастливой. Сегодня Михеил Николозович любит Зеленского не меньше, чем он любил Порошенко в 2014 году, так что тут никакого подвоха; за все годы в украинской политике Михеил еще не видел «такой классной команды»; только Михеил с его огромными связями по всему миру, будучи единственным человеком, которому разрешается входить к Трампу без медицинской маски, способен завести в Украину кредит МВФ любого размера не только без принятия «антиколомойского закона», но и «на своих условиях» — например, если МВФ простит Украине все предыдущие долги, дополнительно доплатит и еще подкинет немного ИВЛами, он так делал у себя в Грузии, когда творил экономическое чудо. А кто в Украине, кстати, против сотрудничества с МВФ, так Михеил, на самом деле, тоже, в принципе, против: «В Грузии мы от них отказались, и слава богу».

В общем, как говорит опытный посетитель рейв-дискотек Сергей Лещенко, знающий толк в таких вещах как никто другой, Михеил Саакашвили — это «продавец счастья», а поскольку Владимир Зеленский уже несколько раз пустил Великого Реформатора на порог, быть Владимиру теперь счастливым хоть добровольно, хоть принудительно, — вся разница лишь в скорости появления первой торговой палатки Михеила под стенами Банковой. Владимир Александрович, в отличие от Порошенко, готов делиться властью практически безоговорочно, оставив себе лишь выходные и видосики, но вряд ли ему это сильно поможет. Михеил Николозович тоже любит видосики, а торгуют Зеленский и Саакашвили одним и тем же товаром. Кто из этих двоих разорится первый и кого именно из них Арсену Борисовичу придется потом гонять по крышам, покажет время. Интересно, про что будет следующий фильм и кто будет в нем сниматься.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров