понедельник, 28 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Братское совещание шпионов в рясах в Аммане То, что московская затея с «Вселенским собором» провалилась и закончилась скучным «братским совещанием» наглядно показало: борьба Москвы со Вселенским патриархом Варфоломеем и Украиной никому в мире православных иерархов особо не интересна

После долгих интриг Москвы в столице Иордании городе Аммане прошло закрытое совещание высокой агентуры Службы внешней разведки РФ и ФСБ, названное для конспирации Собранием предстоятелей и делегаций поместных православных церквей.

Совещанию для того, чтобы назваться Собором, не хватило кворума: из 15 церквей на него прибыли главы только четырех – патриарх Иерусалимский Феофил, Московский Кирилл, Сербский Ириней и глава Церкви Чешских земель и Словакии митрополит Ростислав.

Глава Польской православной церкви митрополит Варшавский и всея Польши Савва (Михаил Грицуляк) хотел, но не приехал, чтобы не «палить» совсем контору. Его и так уже разоблачали как агента службы безопасности в период социализма с позывным «Юрек». Если учесть, что Польская православная церковь была в 1948 г. распущена и учреждена заново Сталиным, то нет ничего удивительного в том, что её епископат висел на «крючке» не только у спецслужб Польши, но и СССР. Митрополит этих своих грехов не отрицал и заявил, что нет греха, который нельзя искупить. Поскольку в Амман он не прилетел, но делегацию от своей церкви прислал и признать Томос и автокефалию ПЦУ отказывается, то процесс искупления им грехов идёт зигзагообразно. Похоже, он сейчас работает как двойной агент и ведёт тонкую игру, в рамках которой отправка делегации на секретное совещание в Амман была неизбежной.

Подобный интерес к этому совещанию проявила и Румынская церковь, которая тоже прислала в Амман свою делегацию с митрополитом Тырговиштским Нифонтом для наблюдения изнутри. Похоже, не только разведки Польши и Румынии, но также Константинопольский патриарх получат полный отчёт о совещании, которое можно считать вполне каноничным, поскольку начальник и главный резидент патриарх Кирилл (Гундяев) на него прибыл.

В составе свиты Гундяева в Амман прилетел и митрополит Онуфрий, возглавляющий УПЦ (МП), которую никто самостоятельной церковью не признаёт. Даже Московский патриархат официально сообщил, что Онуфрий прибыл в составе делегации РПЦ. Он на совещании пыжился и рассказывал, что у него с разрешения Москвы якобы есть по факту автокефалия, однако, Томос не показал.

Митрополит Ростислав Чешских земель и Словакии был самым молодым из иерархов на совещании. Родился он в 1978 г. и стал главой церкви в 2014 г. Это маленькая церковь – около 60 тыс. прихожан, с интересной историей. Возникла она после распада Австро-Венгерской империи и отчасти как белоэмигрантская церковь, но основной базой её были украинские приходы в Закарпатье. После советской оккупации Чехословакии в ней начали кадровую чистку, а когда Сталин поругался с Броз Тито, то вовсе вывел её из управления Сербского патриархата и передал Московскому. Коммунисту Тито церковные округа в Чехословакии были ни к чему, а иерархи современной Сербской церкви о том сокращении своей каноничной территории вспоминать не любят.

Причина очевидна – от Сербской церкви ещё с 1960-х стремится отделиться церковь Северной Македонии, а теперь и Черногории. Процесс распада церковных империй у православных начался позже, чем у католиков, но начался, и во многом с прецедента с Украиной. Так что, митрополит Сербский Ириней прилетел в Амман не столько по связям со спецслужбами РФ, сколько по собственным надобностям. Это не секрет ни для кого, в том числе для Москвы. Глава отдела внешних сношений РПЦ митрополит Волоколамский Илларион об этом прямо сказал накануне совещания.

Патриарх Иерусалимский Феофил прилетел в Амман как хозяин, поскольку Иордания – это его каноничная территория. Собственно, исходный план Кремля заключался в том, чтобы провести большой Вселенский Собор, на котором осудить Вселенского патриарха Варфоломея, а также украинских, черногорских и иных раскольников и отщепенцев, но так, чтобы не заподозрили в этом «руку Москвы». Поэтому инициатива должна была исходить не от Москвы, а само мероприятие проходить подальше от РФ и поближе к святым местам. Греция отпала напрочь, так как Элладская церковь признала автокефалию ПЦУ. Так что, оставались только восточные патриархи.

С Александрийским патриархом Москва тоже разругалась за признанием им Томоса для Украины. Антиохийский патриарх, сидящий в Дамаске и поддерживающий Асада, – фигура крайне одиозная. Вдобавок, никто не знает, как может повернуться линия фронта в Сирии, а любая оппозиция, светская или религиозная, сурово спросит с него, какой армии служил и кого благословлял. Взвесив все «за» и «против» с ним решили не связываться, так сказать, по анкетным данным.

В итоге выбор Москвы пал на Иерусалимского патриарха Феофила. Для его вовлечения в процесс пришлось сделать многоходовую операцию. Сначала в аэропорту Шереметьево задержали гражданку Израиля Нааму Иссахар 1993 г. рождения, летевшую из Индии с 9,5 г конопли, за что ей в октябре 2019 г. московский суд присудил сидеть 7,5 лет в колонии строго режима в РФ. В результате одним из посредников в переговорах между Израилем и Россией стал Иерусалимский патриарх, который лично привёз в Москву прошение о её помиловании.

В итоге девушку обменяли на передачу РПЦ усадьбы Александровское подворье в Иерусалиме и на инициативу патриарха по проведению собора, с которой тот и выступил в ноябре 2019 г. Нетаньяху первым подписал бумаги 30 декабря о передаче подворья, а Путин 29 января помилование Иссахар. Фактически патриарх Феофил с навязанной ему инициативой собора стал гарантом сделки на тот случай, если Москва решит прокинуть израильтян и не отпустить девушку. В ответ патриарх Феофил свою инициативу тоже бы свернул.

Но Москва была очень заинтересована в проведении собора, и сделка состоялась. Более того, когда патриарх Феофил прилетел с прошением в Москву, ему тут же выдали премию от российского Фонда единства православных народов. Размер её неизвестен. В 2018 г. она составляла 250 тыс. долларов. Для Кремля всё складывалось неплохо, вот только от идеи проведения собора в Иерусалиме пришлось отказаться и остановиться на Аммане, городе прямого отношения к христианским святым местам не имеющего.

Но это была не самая большая неприятность. Гораздо большей стало то, что провести «Вселенский собор» не удастся, поскольку кворума не было, и он превратился в закрытое собрание агентов влияние и шпионов Кремля под надзором других разведок. Патриарх Феофил, который как хозяин территории открыл это заседание, так и сказал: это не собор, а «братское совещание». Надо понимать, братских разведок и небратских контрразведок.

Одни только сербы тынялись на нём по своим надобностям и заискивающе смотрели на резидента Гундяева, в надежде, что он явит чудо и не допустит отложения от них церквей Черногории и Северной Македонии.

Поскольку проект с «Вселенским собором» провалился, то всё прошло в ускоренном режиме закрытого совещания: 25 февраля заезд и поселение участников в фешенебельном отеле «Fairmont», 26 февраля – само совещание, а на следующий день – все по домам и аудиенция для избранных во дворце у короля Иордании Абдаллы II. Но на практике всё пошло в ещё более ускоренном темпе. Уже вечером 26 февраля Абдалла II дал аудиенцию участникам этого «братского совещания», которым между собой стало совсем говорить не о чем и скучно, и они пошли посмотреть на короля. Ему тоже было любопытно взглянуть на шпионов в рясах.

То, что московская затея с «Вселенским собором» провалилась и закончилась скучным «братским совещанием» достаточно наглядно показало: борьба Москвы со Вселенским патриархом Варфоломеем и Украиной никому в мире православных иерархов особо не интересна. Так же стало понято, что ужастики, которые мучают сербских иерархов, – это их личная проблема и не надо её перекладывать на других. Озаботиться их ужастиками согласна только РПЦ, но на своих условиях. Главное из них, Сербская патриархия должна поклясться, что признает ПЦУ автокефальной и каноничной церковью только когда все мёртвые встанут из гробов. Сербская патриархия клятву дать согласна, но взамен требует от Московской, чтобы та не допустила получения автокефалии церквями Черногории и Северной Македонии. В результате РПЦ, чтобы удержать на своём поводке Сербскую церковь, начинает всё больше наезжать на Константинопольского патриарха, требовать пересмотра его полномочий и грозится устроить большую «братскую» войну за передел церковных округов.

В итоге складывается впечатление, что РПЦ собралась угробить и дискредитировать православие подобно тому, как КПСС угробила и дискредитировала социалистическое и рабочее движение. На данном этапе «братской борьбы» участники совещания в Аммане пришли к выводу, что собор собирать ещё рано, а надо попробовать в конце года собрать конференцию «братских церквей», чтобы пересчитать «штыки». Разумеется, при братском финансировании её проведения РПЦ. Похоже, Фонду единства православных народов ещё предстоят крупные расходы и не только на премии.


Сергей Климовский / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров