понедельник, 10 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Большой рашистский совет подбирается к Путину Двойников Владимира Путина точно будут убирать, почему они и мечтают о рае и пенсии с пластической операцией. Но не всем свидетелям Путина так повезет

Смерть 21 ноября после «продолжительной болезни» начальника «гушников» генерал-полковника Игоря Коробова дала новый толчок версии: Кремль убирает свидетелей своих преступлений. Насколько она реалистична?

В случае с «гушниками», бывшими «грушниками», есть два веских аргумента.

Первый – серия их громких «провалов» в 2018 г. Самым скандальным из них была операция «Солсберецкий шпиль». За такое, действительно, надо начальника «уходить», если он сам не догадался подать рапорт. Но подать рапорт об отставке Коробов не мог. Это было бы равнозначно признанию, что отравление Скрипалей – дело рук его конторы. Поскольку ГУ Генштаба ВС РФ пока ещё не частная военная компания, как «Вагнер» и прочие, то она принимает к исполнению исключительно «заказы» Кремля, а не частных лиц и фирм вроде Башара Асада и «Роснефти» на охрану складов и трубопроводов в Сирии, Ливии, ЦАР и других местах.

Соответственно, заказ на устранение Скрипаля был кремлёвским, а значит: Россия – это государство-террорист. Поэтому срочно уволиться «по состоянию здоровья» генерал Коробов ни сам не мог, ни Путин его уволить не мог, это было бы признанием в преступлении. Нужна была пауза, и её выдержали в интервале семь месяцев после провала «Солсберецкого шпиля». Так как все в мире всё равно бы поняли, за что уволили Коробова, то в Кремле решили, что будет лучше, если глава «гушников» скончается после продолжительной болезни. Скончался Коробов или растворился под другой фамилией где-нибудь в глубине РФ, – нельзя сказать однозначно. Из подобных официальных новостей Москвы можно принимать как достоверные только сообщения о смертях Кобзона, Задорнова и других артистов. Смерти офицеров спецслужб и армии почти всегда под сомнением.

В случае с Коробовым вероятность, что он не «растворился», а таки скончался, высока, и не обязательно из-за «продолжительной болезни». Генерал действительно серьёзно «залетел» с «Солсберецким шпилем». Проколы бывают у всех. Но интервью Симоньян на «Раше Тудей» с Башаровым (Чепигой) и Петровым (Мишкиным) показало: Коробов начальник не спецслужбы, а отряда дебилов, которых взяли в армию потому, что они на «гражданке» работать не хотели и не умели. Не спецслужба, а сброд из блатных, дебилов и безработных. Настолько тупых, что на полную «спалили» шефа в программе Симоньян. В программе конкурентов из Службы внешней разведки ФСБ. Александр Бортников, глава ФСБ, вероятно, потирал руки от удовольствия, смотря это интервью. В результате Коробова даже не пригласили 2 ноября в Театр российской армии на столетний юбилей «гушников», а через три недели он скончался. Довели Коробова до смерти или убили, – не суть важно, но это веский аргумент сторонников версии «Кремль убирает свидетелей».

Второй их аргумент в случае Коробова, – это загадочная смерть в январе 2016 г. его предшественника Игоря Сергуна. Официально он умер от сердечного приступа на своей подмосковной даче после празднования Нового года, неофициально – погиб в Ливане. Не в бою, и не в автокатастрофе. Новый глава «гушников» вице-адмирал Игорь Костюков, тоже вряд ли уйдёт в мир иной своей смертью, если заранее не позаботится о секретной подводной лодки.

В подтверждение версии устранения Кремлём свидетелей можно привести ещё целый ряд фамилией военных, в том числе и руководивших захватом Крыма, а также постпреда РФ в ООН Чуркина, умершего 20 февраля 2017 г. от сердечного приступа, именно тогда, когда достоянием гласности стало письмо Януковича к Путину с просьбой оккупировать Украину. Эта версия хорошо выглядит также в отношении удаления из информационного поля Захарченко, «Моторолы», «Гиви» и других командиров отрядов российских хиви на Донбассе. Но с двумя поправками.

Первая, не всех их ликвидировали физически, кое-кто «растворился» в РФ. В пользу «растворения» говорит тот факт, что Гиркина, Безлера и Ходаковского просто отозвали с Донбасса в РФ до дальнейших указаний «Центра» и из информационного поля они не исчезли. Гиркин даже пустил в нём глубокие корни. Так что, не все соучастники списаны в утиль.

Вторая поправка, – ликвидация популярных командиров донбасских хиви была неизбежной в рамках самой логики оккупации Донбасса. Москва опасалась, что они наберутся силы и будут стремиться говорить с ней на равных. Как минимум это могло бы привести к тому, что они будут пытаться «доить» Москву как Кадыров и шантажировать тем, что вернутся в Украину. В этом их позиция даже сильнее, чем у Кадырова, которому некуда возвращаться, кроме как в горы. Особые опасения вызывал Плотницкий, который из-за сильной зависимости Луганска от поставок воды с неоккупированной территории был обязан поддерживать постоянные контакты с ВСУ. Москва запретить их не могла, а Плотницкий внушал всё меньше доверия. В итоге было принято решение его убрать как якобы предателя руками донецкой группировки. Москва никогда не доверяла «хохлам», а в такой ситуации, – тем более.

Это также одна из причин, по которой Москва летом 2017 и 2018 г. упорно пыталась расстрелять в хлам Донецкую фильтровальную станцию, но так как замену ей не нашла, то заменила Захарченко легко контролируемым Пушилиным. У того нет своих отрядов, а с репутацией «эмэмэмщика» даже в Донецке ничего не создашь. Заодно предусмотрительно сразу расформировала всю «гвардию» Захарченко. Это такой же логичный шаг для Москвы, как колючая проволока на украинско-российской границе в Донбассе, российские заградотряды на ней и ликвидация командиров донбасских хиви. В Кремле логично опасаются максимума их самостоятельности, – могут перейти границу и включиться в новую московскую Смуту. Кремлю и без них хватает военизированных группировок чеченцев, «держащих» рынки в Москве и подрабатывающих рейдерством.

Поэтому версия об «устранении свидетелей» верна лишь отчасти, и в минимальной степени в отношении хиви с Донбасса. У социального события редко бывает всего лишь одна причина. Это только у марксистов бытие определяет сознание, а экономический базис определяет политическую надстройку, но и они вынуждены делать массу оговорок, что это не всегда так, а иногда – совсем наоборот.

Версия устранения свидетелей вполне работающая, пусть и в ограниченном диапазоне и в комбинации с другими мотивами. Более того, на ней уже пытаются зарабатывать, как показывает иск наёмников ЧВК к своим работодателям, поданный в Международный уголовный суд в Гааге. Информация об этом иске появилась 19 ноября, и что интересно, за два дня до кончины Коробова. Ещё более интересно, что это объединение наёмников произошло в рамках такой официальной структуры как Общероссийское офицерское собрание. Наёмники давят на владельцев ЧВК и Кремль угрозой дать свои свидетельские показания суду в Гааге. Так как в иск вовлечены около 400 человек, то всех их не убьёшь, тем более быстро и незаметно.

ЧВК типа «Вагнера» возникли под «крышей» ФСБ и у «гушников» при их создании была скромная роль совсем младших партнеров, к тому же работавших не напрямую, а через свои частные охранные фирмы. Со временем они захотели больше и появилась ЧВК «Патриот» под «крышей» Шойгу и Коробова. Возник конфликт интересов, приведший к убийству непростых журналистов в ЦАР, а затем и к сбору «гушниками» подписей в офицерских собраниях для иска в Гаагу. Так что Коробова убрали не только как свидетеля и за провалы, но и за организацию сопротивления «гушников» прессингу «фэсбэшников». Его смерть – это результат войны спецслужб в РФ в условиях сужения «кормового поля». Иск в Гаагу – это и конкурентная борьба, и бунт «гушников» как топ-менеджеров против «фэсбэшников» и кремлёвской аристократии как монопольных владельцев ЧВК.

Смерть Коробова поднимает ставки в этом конфликте и наводит на мысль, что для многих российских силовиков и очень информированных лиц наличие сейчас контактов с условной Гаагой становится гарантией личной безопасности. Это как в классике детектива – в случае смерти героя его друг, жена или любовница отдают заветную папку документов в прессу, прокурору республики или ещё кому-нибудь. Собственно, иск наёмников ЧВК в Гаагу – это и есть такая «папочка», а информация о ней – предупреждением кремлёвским.

Первая реакция кремлёвских на неё, озвученная Песковым, – в России нет ЧВК, и быть не может, так как под их деятельность не создана юридическая база. В этой России всегда так: чего не хватишься, – всего нет, даже ЧВК. Песков продемонстрировал растерянность кремлёвских, так как законодательную базу под ЧВК создали в 2015 г. на уровне Госдумы и не только её. Но даже отсутствие законодательной базы не спасет от ответственности, а лишь усугубляет её. Особенно в ситуации, когда из-за выборов в оккупированном Крыму в 2016 г. сама Госдума по международному праву признана нелегитимной. Песков, если будет продолжать в этом духе, то скоро скажет, что в России и Госдумы нет, и президента тоже нет. В случае с президентом Песков будет абсолютно прав, – его действительно нет.

Советская бюрократия так настрадалась от персоналистской автократии Сталина, что после его смерти приняла решение: никогда больше. В исполнение его Хрущёвым, Берией и Маленковым было заявлено: отныне партия переходит к коллективному руководству, что и отразили в её документах того времени. Позже пленум ЦК КПСС снял Хрущёва со всех должностей и отправил на пенсию именно с формулировкой: отступил от принципов коллективного руководства. Модель коллективного руководства окончательно отработали на «растительном» Брежневе, который был послушной марионеткой в руках советской олигархии, вопреки своему титулу «вождь мирового пролетариата и коммунистического движения». После волевого и сумбурного Ельцина эту модель довели до совершенства через систему двойников покойного Путина. Создание и поддержание его имиджа «альфа-самца», как и процесс его всенародного избрания президентом, стало лишь техническими заданиями, с которыми вполне справляются российские политтехнологи. С двойниками вообще спокойней жить, чем с реальным руководителем. Конфликты, вроде нынешней войны спецслужб, возникают только среди самой олигархии, но не между ней и главой государства.

Так как Путин – это не человек, а брэнд, то его смена не представляет технической сложности для олигархии, если такое решение будет принято её большинством. Тут возникает параллель с тем, как в 1943 г. Большой фашистский совет уволил Муссолини со всех должностей и отправил его под арест. Большой фашистский совет как высший орган руководства партий был создан Муссолини в духе идей социалистической демократии, но с 1939 г. перестал собираться. Высадка англо-американцев на Сицилии и их продвижение к Риму вынудили Совет ожить, собраться и устранить Муссолини.

Санкции и другие факторы тоже подталкивают неофициальный Большой рашистский совет к замене бреда «Путин» на новый. Технических проблем со сменой бренда нет. Никакой новый Отто Скорцени не прилетит вытаскивать Путина из гроба, после того как сообщат о его кончине в связи с продолжительной или непродолжительной болезнью. Проблемы есть только в самом Большом рашистском совете по вопросам: когда и кем заменить. Пока у Совета есть огромное желание выжать из этого бренда всё до капельки во внутренней и внешней политике. Поэтому бренд болтает о рае, ракетах, и повышает пенсионный возраст и налоги. Но иск к ЧВК, устранение Коробова и другие события сигнализируют: в Большом рашистском совете есть серьёзные разногласия в вопросе на кого менять. Некоторые его члены требуют ускорить процесс ребрендинга, а консультант рекомендуют не спешить, опустить рейтинг Путина пониже, подготовить общественность и лишь после этого менять. Кто-то через Жириновского зондирует идею объявления РФ конституционной монархией, что тоже имеет свою привлекательность для её олигархии.

Большой рашистский совет уже занимается двойниками Путина. Этих свидетелей точно будут убирать, почему они и мечтают о рае и пенсии с пластической операцией. Но не всем свидетелям Путина так повезёт. Некоторых ожидает участь генерала Коробова, – олигархии очень не хочется, чтобы кремлёвская кухня стала достоянием гласности. Так что, свидетелей будут убирать, – версия верна, но ещё работает не в полную мощность.


Сергей Климовский / Обозреватель
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

два × один =