среда, 19 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Anti-colorados: Москва даже не пикнула насчет русофобии Оказалось, что выдавливание русских из Туркмении заключается в переводе буквально всего на туркменский язык. И перед ними остро стал выбор – либо уезжать, либо учить туркменский

Во времена оны, когда совок развалился и только начало разваливаться совковое информационное пространство, было очень трудно найти грань, где заканчивалось «их» ТВ и начиналось наше. Чаще всего оказывалось, что «наше» ТВ еще и не началось вовсе, и в общем, это особенно не бросалось в глаза и не вызывало тревоги. Но так было у нас, а страны Балтии, например, очень быстро стали менять содержимое своих телеканалов, понимая важность этого момента. Между прочим, такие изменения происходили не только в трех странах Балтии, резко уходящих в сторону демократии, но и в некоторых бывших республиках, рванувших к светлому феодализму.

Впервые о том, что ТВ является важным инструментом воздействия на общественное сознание пришлось задуматься в Ашгабат в середине 90-х. Спустя всего несколько лет после развала совка, ТВ там уже имело существенную долю вещания на туркменском языке. Поскольку в эфир пускались еще совковые фильмы и мультики, то они были дублированы на туркменский язык и когда удалось впервые услышать, как разговаривают Гена крокодил и Чебурашка на туркменском, пришлось пережить нечто вроде психологического шока, а потом – задуматься над тем, зачем все это делается. С учетом того, что к тому времени уже были переименованы почти все улицы столицы, а все таблички там были переделаны с использованием латинского шрифта, то было понятно, что здесь проводится комплексная дерусификация.

Автору довелось пообщаться с некоторыми местными жителями, не туркменами, и те (в своем большинстве) заявили о том, что русских тут выживают намеренно и жестко. Когда немного копнул в тему о «выдавливании» выяснилось, что оно заключается в переводе буквально всего на туркменский язык и остро стал выбор: либо уезжать, либо учить туркменский. Наверное, нет нужды пояснять, какой именно выбор был сделан большинством русскоязычного населения. При этом, эта часть населения Туркмении формировалась, в основном, семьями военных, спецслужбистов, партийной номенклатуры и прочих ярких деятелей. Понятно, что учить местный язык для них было личным оскорблением, и они выехали из Туркмении почти подчистую.

Мы не располагаем конкретными цифрами этого явления, но к моменту посещения республики, их почти не осталось. То есть, за 4-5 лет они почти все уехали. Что характерно, Москва даже не пикнула по поводу русофобии и прочего, что стало основанием для агрессии против Молдовы, Грузии, а потом и Украины. В самом деле, Туркмения давала газ, который весь уходил в российскую трубу, а потому – выступать на эту тему никто не стал ни тогда, ни позже.

Не будь у автора опыта разборов этих языковых и национальных вопросов в Литве, возможно, все показалось бы однозначно отвратительным и симпатии склонились бы в сторону россиян. Но по мере знакомства с местной публикой, удалось выяснить два момента. Первый – несколько молодых специалистов легко освоили местный язык и не имели никаких проблем, по этому поводу. Когда выяснял вопрос о том, как им удалось выучить язык, то встретил непонимание в плане того, о каком языке идет речь, поскольку они свободно говорили еще на английском, каком-то варианте арабского и даже кто-то сказал, что освоил и хинди. Только тогда стало понятно, насколько не корректным был вопрос.

Заметим, там не было речи о политкорректности или чем-то подобном, только бизнес. И это в стране, где феодализм уже бил фонтаном, а Туркменбаши уже стал султаном или падишахом. Еще тогда, когда Кучма начал свой первый президентский срок, в Туркменистане уже были решены вопросы национальной идентификации, со всеми вытекающими последствиями и мероприятиями.

Этот пример мы привели специально потому, что недавно принятые законы, регулирующие укрепление украинского языка во всех сферах жизни, включая все делопроизводство, образование и СМИ, вызвали какую-то нездоровую и бурную реакцию. Оглядываясь на то, как и что делали в странах – бывших республиках совка, можно сделать вывод о том, что этот вопрос в Украине просто перезрел и начал гнить. Только за одно это первые президенты Украины должны отмаливать грехи и денно и нощно.

Поскольку не удалось правильно и своевременно решить эти вопросы, мы теперь не имеем собственного телевидения. То, что показывает наш телевизор – что угодно, но не наше ТВ. Прошло почти 30 лет с момента развала совка, а наше телевидение так и не началось, и из ящика льется умершее, разложившееся и токсичное ТВ – отрыжка совковой эпохи, упакованное в обертку от конфеты фабрики имени Бабаева.


Anti-colorados / Линия обороны
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

три + девятнадцать =