воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Гольц: Цена Путина. Что Россия делает в Африке? Расчеты Кремля строятся на фундаменте еще более зыбком, чем песок ливийской пустыни. Россия ввязывается в гражданскую войну, длящуюся семь лет

Британский таблоид The Sun, ссылаясь на правительственные источники, сообщил, что несколько десятков российских военнослужащих прибыли в Ливию. Их задача, по сведениям газеты, заключается в подготовке бойцов армии фельдмаршала Халифы Хафтара, который контролирует восток страны.

Официальные лица в МИД РФ, Совете Федерации и Госдуме заученно опровергли российское военное присутствие в африканской стране. Но мем «ихтамнет» давно стал визитной карточкой дипломатии РФ, которой теперь доверия, увы, меньше, чем английскому таблоиду. Между тем, источники газеты РБК, близкие к Минобороны, утверждают, что российские военные действительно были направлены в Ливию. При этом указывается, что это десантники из части, дислоцированной в Подмосковье. Если так, то речь скорее всего может идти о 45-й бригаде спецназа ВДВ. Следует также иметь в виду, что Хафтар, дважды обучавшийся в СССР, имеет доверительные связи с Москвой. Он неоднократно бывал в России, вел переговоры с главами МИД и Минобороны. О российском военном присутствии в Ливии как о факте в прошлом году заявляли высокопоставленные американские военные.

Возникает вопрос: а что, собственно, собирается делать Россия в очередной далекой стране? Британская пресса пишет о том, что целью является не больше не меньше как установление контроля над ключевыми маршрутами, по которым в ЕС незаконно въезжают мигранты из Африки. Это может спровоцировать новый миграционный кризис в Европе и таким образом дестабилизировать Старый свет. Утверждается, что представители британской разведки проинформировали премьер-министра Терезу Мэй, что Россия уже направила свои военные ресурсы в Ливию, чтобы превратить эту страну «в новую Сирию». Более реалистичные объяснения заключаются в том, что Москва хотела бы захватить стратегически важный район Северной Африки, позволяющий «проецировать силу» на Средиземноморье. Сообщают даже о намерении развернуть там две военные базы.

Кроме того, некоторые эксперты в Москве говорят и о серьезных экономических интересах России в Ливии. В частности, о надеждах на то, что после «стабилизации» пришедший к власти режим вернется к контрактам на закупку российского оружия (во времена Каддафи их объем достигал 10 миллиардов долларов). Утверждается, что Москва уже пообещала Хафтару оружия на два миллиарда. Свои интересы имеют и российские нефтегазовые компании. Россия намерена даже строить железную дорогу в этой стране.

Только ведь подобные расчеты строятся на фундаменте еще более зыбком, чем песок ливийской пустыни. Россия ввязывается в гражданскую войну, длящуюся семь лет. В Ливии двоевластье – в Тобруке находится Национальная ассамблея, избранная в 2014 году. В Триполи – поддерживаемое ООН и Западом правительство (Россия, кстати говоря, его признает). На территории страны действует добрый десяток племенных ополчений, которые вообще никому не подчиняются. Стабилизация в Ливии наступит очень нескоро. А вот право России влезать в эту кровавую кашу весьма сомнительно. В Сирии обоснованием российского военного присутствия является приглашение со стороны режима Асада, что не противоречит международному праву. Однако в отношении Ливии действует как эмбарго на поставки вооружения, так и запрет на размещение иностранных войск. То есть оказание военной помощи Хафтару является очередной секретной операцией, и неизбежное предание ее огласке обернется новым позором для РФ.

При этом именно сейчас в Москве озвучиваются поразительные инициативы некоторых экспертов. Сводятся эти инициативы к следующему. Американцы умеют изобретать, создавать новые технологии и их экспортируют. Китайцы могут производить все что угодно и продают это. Мы, русские, умеем воевать, так давайте же продавать на экспорт «безопасность». Сначала Асаду по демпинговым ценам, теперь вот Хафтару и президенту из Центральноафриканской республики. Эти нефтью и алмазами расплатятся. А дальше подтянутся диктаторы побогаче. То есть российские солдаты превращаются в этой ситуации в каких-то гессенских рекрутов, которых ушлый правитель продавал британской короне.

Когда-то очень много лет назад, убедившись, что обычные аргументы, оправдывавшие наше вторжение в Афганистан, не стоят и ломаного гроша, я спросил себя: ну так какого черта мы туда влезли? И самым правильным был ответ: чтобы один старик, с трудом ворочая языком, доложил другому старцу: «Товарищ генеральный секретарь, еще одна страна выбрала с нашей помощью путь социализма». Россия влезла в Сирию, потому что для Владимира Путина совершенно непереносима мысль, что народ может попытаться свергнуть авторитарного правителя. Ужасная смерть диктатора Каддафи была для российского президента серьезным шоком. Подозреваю, что вернуть Ливию под контроль следующего авторитарного вождя для него – дело принципа. Здесь он за ценой не постоит. В конце концов, репутацию России уже невозможно ухудшить…


Александр Гольц / ej.ru
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

3 × три =