вторник, 17 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Кирилл Сазонов: Закон о Донбассе – почему у Порошенко включают заднюю В ситуации, когда слова расходятся с делами, верят именно делам. И в нашей стране, и на Западе

Вчерашние выступления политиков на «Свободе слова» обозначили одну большую проблему в отношениях двух крупнейших партий в Верховной Раде. Закон о реинтеграции Донбасса, который для простоты между собой политики называют законом об оккупированных территориях, не нравится. То есть на словах никто не спорит, кроме «Оппоблока», но у каждой фракции есть свое особое мнение. Итак, общая позиция споров не вызывает: закон правильный, нужный, Россия это агрессор, территории оккупированы – все правильно. Но выводы из этого все делают разные.

Лидер «Народного фронта» Арсений Яценюк настаивает на немедленном принятии. Если закон правильный и нужный – чего тянуть? В четверг проголосовали второе чтение и закрыли вопрос. Это позволит повесить ответственность за территории на оккупанта, даст нашим дипломатам дополнительные козыри на переговорах и позволит Западу использовать при введении санкций не эмоции, а документы. Для бюрократии очень важный момент. Так что голосовать не откладывая.

Заместитель главы фракции БПП Алексей Гончаренко согласен, что закон хороший, но спешить с ним не следует. Потому что… я дважды спрашивал его в прямом эфире, но так и не понял причину. Гончаренко объясняет их неспешность тем, что есть постанова ВР о признании России агрессором и всем понятно, что территории оккупированы, зачем эта спешка и примем позже. В общем, уходит от прямого ответа.

Юлия Владимировна на эту тему сказала, что закон нужно было принимать раньше, но будет ли «Батькивщина» голосовать сейчас не сказала. Но не важно – эта не та фракция, которую сейчас имеет смысл принимать в расчет. Гораздо важнее понять – чего вдруг БПП включает заднюю?

Тут можно вспомнить законопроект о визовом режиме, который внес в свое время «Народный фронт». БПП и тогда уперся, но нашли компромиссный выход – с нового года россиянам въезд в Украину по биометрическим паспортам, которые у них не в ходу. Плюс украинские пограничники могут завернуть гостя, который вызывает подозрения – достаточно указания (и оно есть). История повторяется. Теперь Порошенко не хочет принятия жесткого закона, согласно которого Россию мы называем агрессором, а территорию оккупированными. При этом риторика президента достаточно жесткая, но когда доходит до дела – пауза.

Таким образом, мнения о дальнейших отношениях с Россией в коалиции разделились. Яценюк настаивает на законодательном уровне рвать все отношения, называть агрессора прямо этим словом и не смягчать формулировки. Какая, к черту, мягкость, когда они из «Градов» кроют мирный поселок? Порошенко предпочитает говорить о российской агрессии, но ничего не делать. И это как раз тот случай, когда общественное давление было бы уместным. Потому что в ситуации, когда слова расходятся с делами, верят именно делам. И в нашей стране, и на Западе.

Кирилл Сазонов / site.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × четыре =