п'ятниця, 12 серпня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Двое на вход: Не будут ли узкими двери ЕС для Украины Сегодня Европа – это Украина, а украинцы являются частью европейской семьи

Итак, свершилось. Украине и Молдове на саммите Европейского совета предоставлен статус кандидата на вступление в Евросоюз после выполнения ряда условий. Нельзя сказать, что это решение лидеров ЕС стало сюрпризом, учитывая, во-первых, ряд публикаций в авторитетных СМИ (вроде Bloomberg и EurActiv) о том, что все 27 стран-членов одобрят соответствующую рекомендацию Еврокомиссии; во-вторых, собственно, крайне позитивные оценки европейской устремленности украинцев со стороны руководства ЕС. Хотя тот факт, что дискуссия затянулась, по данным корреспондента «Радио Свобода» Рикарда Йозвяка, из-за желания той же Австрии добиться аналогичного статуса и для Боснии и Герцеговины, заставила украинцев немного напрячься.

Как бы то ни было, лидеры ЕС решение все же приняли. Как подчеркнули президент ЕК Урсула фон дер Ляйен и глава Евросовета Шарль Мишель в поздравительных сообщениях, Украина, Молдова, а также Грузия (глава ЕК ее не упомянула) – являются частью европейской семьи.

И поздравлять действительно есть с чем, ведь получение Киевом и Кишиневом статуса кандидата – это весьма мощный геополитический месседж поддержки со стороны ЕС. Месседж и для украинцев, и для европейцев, и для, естественно, Кремля, который не оставляет попыток захватить и уничтожить Украину.

Впрочем, расслабляться тоже рано. И не только потому, что война так же далека от завершения, как нынешняя Россия – от демократии. Но и по той простой причине, что решение сегодняшнего саммита является по своей сути в равной степени и признанием заслуг Украины в защите европейских ценностей (своего рода вознаграждение), и авансом, и своего рода черновиком плана восстановления после завершения войны уже в качестве члена Европейского Союза.

Авансом, следует заметить, является и заданный ведущими европейскими политиками тренд «Изменим ЕС ради новых кандидатов».

Речь идет о необходимости для Союза отойти от правила единогласного голосования всех 27 стран-членов во время рассмотрения заявок на вступление.

В частности, об этом уже не единожды и после визита в Киев говорил канцлер Германии Олаф Шольц. Сегодня аналогичные тезисы озвучил и премьер-министр Португалии Антониу Кошта.

Глава немецкого правительства настаивает на том, что готовиться к вступлению новых членов должен и сам Евросоюз – «модернизировать структуры и процессы принятия решений». Иными словами, Брюсселю пора в этой части прекратить походить на парализованный правом вето Совбез ООН – Шольц и другие лидеры ради будущего ЕС предлагают одобрять новых членов на основании большинства голосов, а не всех 27-ми.

Таким образом, стоит отметить, что революционная идея, высказанная в начале мая в Европарламенте итальянским премьером Марио Драги – отказаться от принципа консенсуса ради квалифицированного большинства – определенно набирает популярность. А он сам, опять-таки, первым решительно выступивший в поддержку Украины и заявивший о бесперспективности переговоров с Россией, – набирает авторитет.

В контексте беспрецедентного решения Евросовета (беспрецедентного, поскольку статус предоставили авансом) для Украины и Молдовы, на ум приходит та же Венгрия, а если точнее – премьер-министр Виктор Орбан, с которым у Киева давняя история политических «стычек». Однако Венгрия заранее заявила о своей поддержке. Это, в общем, не удивительно: Орбан всегда неплохо просчитывал выгодные варианты, и кандидатство Украины Венгрии куда выгоднее, чем отказ в нем.

На первый взгляд, инициатива изменить процедуру рассмотрения заявок кандидатов кажется еще одним подарком от Брюсселя и топ-лидеров ЕС. Отчасти, так оно и есть. Но важно и то, что сказать «да» масштабному изменению процедуры принятия новых членов должны сказать все 27 стран. А собрать консенсус по поводу отмены консенсуса будет непросто.

В общем, не все так однозначно. Как и собственно со статусом кандидата на вступление для Украины и Молдовы.

При том, что решение это – беспрецедентное, все же следует понимать, что, предоставленный «авансом», этот статус также является довольно мощным инструментом влияния на Киев и Кишинев со стороны Брюсселя. Это одновременно и хорошо, и плохо. В зависимости от конъюнктуры и геополитических раскладов.

Хорошо – поскольку ранее Киеву уже передали семь ключевых пунктов, обязательных к выполнению, а это: реформирование Конституционного суда, судебной системы в целом, реальные шаги в борьбе с коррупцией (назначение главой САП победителя конкурса, с чем Банковая медлит); реализация антиолигархического закона с учетом рекомендаций Венецианской комиссии (опять-таки, неудобно), борьба с отмыванием денег, изменение законодательства о нацменьшинствах (привет от Орбана), борьба с интеллектуальным пиратством (вероятно, уже привет от Парижа – бескомпромиссного защитника авторских прав).

Да, в Брюсселе отмечают, что Украина достигла немалого прогресса в антикоррупционных реформах, укреплении институтов власти (в особенности во время войны), в цифровизации и во многом другом. Но все же есть проблемы и судебной властью, и с прозрачностью и легкостью ведения бизнеса, и с коррупцией.

Так что есть к чему стремиться. И условия европейцев более чем справедливы. Тем более что Брюссель учел войну России против Украины и не устанавливал временные рамки для проверок выполнения условий.

И все же, согласно решению о предоставлении статуса кандидата, промедление, а тем более отказ их выполнять дают Брюсселю право отозвать статус кандидата на вступление в ЕС для Украины. Вот почему это рычаг давления. Как был в свое время безвизовый режим.

Кроме того, сохраняется вероятность, что заложенный механизм отзыва статуса может использоваться в качестве не только предохранителя на случай Киева или Кишинева выполнить озвученные условия. Это также и рычаг давления на случай изменения баланса сил в Европе вследствие геополитических трансформаций. То есть, например, если членство в ЕС может послужить призом за готовность пойти на некие уступки перед Россией. Впрочем, такой дрейф и изменения в настроениях политических элит Европы пока не выглядит неминуемым. Сегодня Европа – это Украина.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поділіться цим