четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Амманский саммит»: Как провалилась кремлевская атака на ПЦУ Подарок Московскому патриарху оказался дороже, чем думали в Иерусалимском патриархате, созывая «саммит» в Аммане

За год, минувший после «развода» со Вселенским патриархом, в Москве могли убедиться, что изоляция – не самая удобная позиция, чтобы вершить политику. Московскому патриархату приходится искать выход из ситуации, в которую он загнал сам себя. По всей видимости, там решили дать сигнал Вселенскому патриарху, что согласны поговорить об «украинском кризисе», но на определенных условиях. И способ донести эту информацию до Вселенского патриарха был выбран такой, чтобы телезритель воспринял его как вызов, брошенный к тому же в оскорбительной форме.

На роль голубя мира был избран патриарх Иерусалимский Феофил III. В конце прошлого года, будучи в Москве на торжествах, посвященных юбилею монашеского пострига патриарха Кирилла, патриарх Феофил неожиданно пригласил всех к себе – встретиться всем предстоятелям поместных церквей в Аммане, столице Иордании, под личным покровительством короля Абдаллы II и поговорить об «украинском кризисе».

Это неординарное предложение с оглядкой на место и время, на первый взгляд, показалось чем-то вроде деньрожденческого тоста – «жить долго и счастливо и не умирать до самой смерти». Однако источники утверждают, что накануне патриарх Иерусалимский имел встречу с Владимиром Путиным. Участие этого персонажа вносит пряную нотку в любые церковные события. А темпы и напор, с которыми Москва начала готовиться сама и готовить своих сателлитов к «амманскому саммиту», заставляет задуматься, что для чего было на самом деле – подарок для юбилея или юбилей был выдуман ради этого подарка.

Предложение Иерусалимского патриарха выглядело одновременно экзотично и утопично по нескольким причинам. Во-первых, при чем тут Его Величество, исповедующий совсем иную религию? Во-вторых, с каких пор всеправославные саммиты инициирует кто-либо, кроме Вселенского патриарха? Наконец, в-третьих, но не в-последних, почему «украинский кризис»?

На второй и третий вопросы ответы лежат почти на поверхности. Приглашение не может исходить от Вселенского патриарха, потому что в Москве его не примут, ведь там обиделись раз и навсегда. Иерусалимский патриарх как бы посредник между двумя «сторонами конфликта». Но при этом он слишком очевидно выступает адвокатом московской стороны. Настолько очевидно, что от идеи встретиться начали один за другим отказываться даже те, кто еще вчера сам настаивал на необходимости подобной встречи.

Но подарок Иерусалимского патриарха Московскому этим не исчерпывается. Особая его прелесть в том, что Феофил III превышает свои полномочия и залазит на территорию Вселенского патриарха – только он может созвать всеправославный саммит. Москва, посылая Фанару сигнал о готовности поговорить, сопровождает его оплеухой.

Что же до «украинского кризиса», то, определив проблему таким образом, патриарх Феофил просто озвучил московский темник. Церковный конфликт в Украине, конечно, есть – это трудно отрицать. Но это конфликт между двумя украинскими церквями или между украинской и московской церковью – как вам угодно. И решаться этот вопрос должен именно в украинском контексте. Но в московской интерпретации никакой Украины в церковном уравнении нет и быть не может. Здесь «украинский кризис» что-то вроде «карибского»: конфликт между двумя супердержавами за спорные территории, за то, кто может и кто не может если не ставить тут ракеты, то хотя бы назначать митрополитов и выдавать томосы. Никакой субъектности ни у Украины, ни тем более у ее церкви здесь быть не может. Это принципиальная позиция Москвы.

То, что в момент провозглашения казалось курьезным, оказалось серьезным: дипломатия и медиа заработали на полную катушку, и вскоре вопрос о правомерности такого приглашения уступил напору другого вопроса – кто поедет в Амман? (По словам секретаря Отдела внешних церковных связей Московского патриархата по межправославным отношениям протоиерея Игоря Якимчука, мероприятие может состояться 26 февраля.)

То есть фактически это вопрос не о судьбах православия и не о нас с вами, это вопрос о лояльности. Москва проводит рекогносцировку, проверяет, на кого она может рассчитывать, а кто может оказаться слабым звеном – непраздный вопрос, если там действительно задумались о возможности дворцового переворота в православном мире.

Судя по всему, именно так – как вопрос лояльности – восприняли «амманский призыв» в поместных церквях. Те, кто еще вчера говорил о возможности и даже необходимости собраться в контексте украинской автокефалии, сегодня один за другим отказываются ехать в Амман. Созыв синаксиса не Вселенским патриархом, а каким-либо другим, даже в ситуации конфликта, в который вовлечен сам Вселенский патриарх, – опасный прецедент. Потому что завтра может оказаться, что Москве уже не нужны марионетки, чтобы диктовать свои условия мировому православию.

Именно это, по всей видимости, стало причиной отказа от приглашения со стороны предстоятеля Албанской церкви архиепископа Анастасия. Он был первым, кто высказал сомнения в ответ на намерения Вселенского патриарха даровать автокефалию украинской церкви и настаивал как раз на общих консультациях. Теперь же он в числе первых наотрез отказывается ехать на «амманские консультации».

Прогнозируемо отказались ехать предстоятели Александрийской и Элладской церквей. Не поедет, судя по всему, предстоятель Кипрской церкви. Отказался от приглашения и католикос-патриарх Грузии Илия II. Его ответ несколько уклончив – раз, мол, все не едут, то и нам смысла нет, но вообще, если все согласятся, тогда и мы «за».

Половинчатый ответ дала Польская ПЦ. Нет, предстоятель не поедет – о «саммите» не может быть и речи. Но если все соберутся, он пошлет своего представителя.

Интересное решение приняла Румынская церковь: Священный синод признал правомерность автокефалии Православной церкви в Украине. Правда, с оговоркой – всей Украинской православной церкви, которая, как известно, в данный момент разделена, и только одна ее часть является автокефальной. То есть предметом переговоров румынские епископы видят не вопрос о том, можно ли было предоставлять автокефалию, а как сделать так, чтобы Украинская православная церковь обрела одновременно и целостность, и автокефалию.

Однако Синод решил патриарха в Амман не отправлять – поедет делегация.

Да и в самом Иерусалимском патриархате, судя по всему, уже не рады, что ввязались. Подарок Московскому патриарху оказался дороже, чем они думали. Мало того, что Вселенский патриарх отказался ехать на «саммит» в Амман, он еще и внушение делегатам патриарха Иерусалимского сделал. Посоветовал внимательнее выбирать союзников, ведь не все умеют быть просто союзниками, некоторые сразу становятся манипуляторами, а вскоре и хозяевами.

Впрочем, патриарх Варфоломей сделал патриарху Иерусалимскому встречное предложение: почему бы не послать приглашение также митрополиту Киевскому Епифанию? Как предстоятелю поместной церкви. Не говоря уже о том, что именно из-за его церкви весь сыр-бор. Саммит – не саммит, но встреча по поводу Украины возможна. С участием Украины.

Если в интриге Москвы с «амманским саммитом» не было ничего по-настоящему интригующего, то в интриге Фанара с «нет, но при участии ПЦУ – можно подумать» оно есть. Приглашение митрополиту Киевскому на встречу в Амман будет формальным официальным признанием ПЦУ со стороны патриарха Иерусалимского. Готов ли он к такому повороту сюжета? Сейчас ему, возможно, очень хочется сохранить лицо – не в последнюю очередь перед своим королем. Он может пойти на кое-какие жертвы, чтобы всеправославная встреча (пускай и не саммит) все же состоялась в Аммане под покровительством Его Величества.

Но нужна ли амманская встреча Москве на таких условиях? Приедет ли Московский патриарх или хотя бы московская делегация на встречу, где на полных правах, как равная среди равных будет присутствовать украинская церковь?

Если вопрос в конечном итоге будет поставлен именно так, окажется, что Москва в очередной раз ударила себя молотком по пальцам.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров