четверг, 22 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Разговор двух Владимиров: Зачем Зеленский делает миротворца из Путина Понимает ли президент Украины, что он постепенно превращается в new-Медведчука? Но Путин, будучи опытным гебистом, не может не наслаждаться вербовкой неопытного коллеги

Российско-украинские отношения в последнее время все больше напоминают детский стишок времён развитого советизма. «Крошка сын к отцу пришёл и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?».

Похоже, лекции о дихотомии добра и зла в мироздании украинскому президенту читает российский лидер Владимир Путин. Вчера на брифинге в Офисе президента Владимир Зеленский сообщил, что провел телефонный разговор с президентом России. «Срочно ему позвонил, сказал, что это нас не приближает к миру. Я очень вас прошу повлиять на ту сторону, чтобы они прекратили убийство наших людей». Как мы видим, Зеленский говорит о некой «той» третей стороне, к которой российский лидер и его безумная страна не имеют никакого отношения. Путин в таком случае просто посредник. Именно так перепутанный малыш звонит авторитетному папе и просит его повлиять на дворовых хулиганов. Зачем делать из президента страны-агрессора миротворца? Для более зачетного «прогиба» остаётся только, чтобы Украина выдвинула «дорогого Владимира Владимировича» на международную премию мира.

А тем временем телефонные переговоры двух президентов подтвердили в Кремле. На сайте президента РФ говорится, что Путин и Зеленский договорились «активизировать работу по возвращению пленных». Кроме того, Кремль настаивает на прекращении обстрелов украинскими войсками населённых пунктов Донбасса. Но разве это не российские наёмники убили четверых украинских солдат? Зеленский заглянул в ухо Путину и не увидел там гебистскую душу?

Таким образом получается, что Путин обвинил в гибели украинских военных украинскую же армию, которая нарушает «хлебное перемирие». Президент Украины, и правда, согласился на российскую версию реальности? А потом вышел перед украинским народом и повторил весь этот треш? Сразу вспоминается обструкция, которой американские журналисты и политики подвергли Дональда Трампа, после того как он озвучил путинскую версию, что Россия не вмешивались в выборы, хотя американская разведка утверждает обратное. Помните, как президента США чморили за то, что он публично признался, что верит КГБ, а не собственным спецслужбам? Разве вчера произошло не тоже самое? Путин утверждает, что украинские военные обстреливают «мирные» оккупированные города, а президент Украины после этого договаривается, что это непорядок и что стрельбу нужно просто «исключить».

Но есть ещё кое-что. «Президент России подчеркнул, что для деэскалации конфликта необходимо прежде всего исключить дальнейшие обстрелы украинскими войсками населенных пунктов Донбасса, приводящие к жертвам среди мирного населения. Подтверждена также исключительная важность последовательной реализации Минских договоренностей, включая юридические аспекты предоставления «ДНР» и «ЛНР» особого статуса», – говорится в сообщении на сайте Кремля. В смысле?

Последовательное выполнение Минска – это как раз российское требование. Все пять лет Украина вела дипломатическую войну, чтобы не допустить ситуации, когда выборы в местные органы власти, амнистия для всех, возобновление выплат на оккупированные территории, возвращение туда банков, создание народной милиции произошли до выполнения пункта 11 – «выведение иностранных войск, вооружений и разоружение наемников». Именно в этом была загвоздка. Украинский план выполнения Минских соглашений предполагал первоочерёдное исполнение пунктов безопасности: прекращение огня, отвод вооружения, выведение российских войск, передача российско-украинской границы украинкой стороне, а уже потом имплементация политической части как-то: выборы, создание местной милиции и назначение судов, внесение изменений в Конституцию и т.д. Зеленский согласился на российский порядок выполнения Минских соглашений? Тогда почему мы узнаем об этом с сайта российского президента и только после гибели четырёх украинских солдат? Вспомним, что журналистика в качестве посредника этим «чувакам» тоже не нужна. Поэтому узнать подробности президентских договоренностей или хотя бы уточнить у Зеленского, кто же все-таки, на его взгляд, воюет на Донбассе и в каком качестве он воспринимает Путина, – не представляется никакой возможности.

Вербовка, как правило, происходит на минусе, а не на плюсе. Никто не предлагает объекту денег, не сулит всяческих благ. Человеку создают проблемы. Много проблем. Важно, чтобы неприятности валились на него отовсюду и одновременно. А потом появляется «добрый дядя» и просто проявляет к нему сочувствие. Ну и конечно-же поддерживают объект в его ненависти ко «всем тем козлам, которые мешают ему жить». Так достигается доверие. Ведь куратор оказывается единственным близким человеком. Вернее, не так. Единственный друг, который не предал в беде, внезапно оказывается куратором. Но для благодарного объекта это уже мелочи. Он сам готов служить. Тут главное, чтобы вербовщик не подталкивал, а вроде бы как соглашался на сотрудничество, которое инициирует его жертва.

После того как стало известно, что в результате обстрела погибли украинцы, Зеленский сразу же позвонил Путину. Сам. По своей инициативе. Хотя должен был выйти и послать его туда, куда он этапирует местных чиновников и прочих лиц, утративших его доверие. Взаимозависимость двух Владимиров чем дальше, тем больше становится очевидной. В пору говорить о новом кремлёвском спикере, единственная роль которого в украинской политике – это озвучивать украинцам российские тезисы и ставить написанные в Кремле условия капитуляции. Понимает ли президент Украины, что он постепенно превращается в new-Медведчука – неизвестно. Но Путин, будучи опытным гебистом, не может не наслаждаться вербовкой неопытного коллеги.

Лариса Волошина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров