вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Рейс МН17: Станет ли арестованный перевозчик «Бука» последним свидетелем И Владимир Цемах, и водитель трейлера являются безусловно ценными свидетелями. И потому первейшая задача СБУ – во что бы то ни стало обеспечить их выживание

СБУ отрапортовала об установлении личности и задержании водителя трейлера, перевозившего зенитно-ракетный комплекс «Бук», который сбил малайзийский «Боинг» рейса МН17. Неистребимая советская привычка «подарков под дату» – сегодня исполняется пять лет трагедии – в этот раз усугубляется и очевидными политическими соображениями: здесь достаточно сосчитать дни до парламентских выборов и вспомнить, кто и как оказался первым замглавы и де-факто руководителем Службы. Впрочем, можно добавить и тот факт, что арестован водитель был два года назад на одном из пропускных пунктов.

Но не суть.

Суть то, что благодаря показаниям означенного перевозчика, с большой долей вероятности, сотрудники СБУ вышли на экс-командира «ПВО Снежного» Владимира Цемаха. Его, напомню, изловили в оккупированном городе Снежное Донецкой области и вывезли на «большую землю» бойцы Сил специальных операций. Предположительно, это случилось в конце июня, поскольку российский журналист Роман Манекин, который тесно сотрудничает с сепаратистами из ОРДЛО, уже 1 июля забил тревогу из-за исчезновения Цемаха. Три дня спустя факт подтвердил киевский адвокат задержанного, Роман Гонтарев, начав активно и откровенно общаться со СМИ.

СБУ дело Цемаха засекретила, и, можно предположить, что Цемах пошел на некую сделку со следствием, согласившись давать показания, тем более что непосредственного участия в атаке на лайнер он, судя по всему, не принимал.

По свидетельствам как дочери Цемаха, так и многочисленных источников из среды сепаратистов, должность командующего ПВО Снежного Цемах занял только в октябре.

На момент запуска роковой ракеты, по данным Bellingcat и «Миротворца», которые совпадают с показаниями знакомых Цемаха из ОРДЛО, он руководил подразделением ЗУ-23. Которые, конечно, тоже являются зенитками – но с дальностью действия в 2,5 км, и к атаке на «Боинг» причастны быть не могут вообще. Поэтому, скорее всего, в деле о «Боинге» Цемах является именно свидетелем. Как, собственно, и водитель трейлера.

Показания обоих нужны для дальнейшего расследования. 19 июня (вовсе не целясь на дату, заметим) прокуратура Нидерландов выдвинула первые официальные обвинения в причастности к совершению этого теракта группе российских наемников, включая Игоря Гиркина (Стрелкова) и Сергея Дубинского (Петровского). Очевидно, что обвинение будет разрастаться, постепенно вовлекая всю цепочку принятия решений. Но для этого предстоит еще установить личности членов экипажа «Бука» и получить ответы на несколько ключевых вопросов.

Первый, который с известной долей условности можно назвать техническим, – какую цель планировалось атаковать, намеренно сбили «Боинг» или случайно. Иными словами, был ли умысел подставить Украину посредством теракта или же уничтожить украинский борт в рамках необъявленной локальной войны.

Второй вопрос – кто отдавал приказы и кто санкционировал операцию. Были ли к ней причастны лично президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу, или Владислав Сурков так и останется единственным задокументированным высокопоставленным чиновником среди организаторов этого массового убийства?

Учитывая, что в последнее время российская пропагандистская машина вновь раскручивает технологию «где ваши доказательства?», а Москва не без успеха меняет оружейные контракты на жизни граждан Малайзии и соблазняет гешефтами подданных нидерландской короны в ПАСЕ, новая порция улик будет как нельзя кстати. Безусловно, такого рода кулуарные переговоры уже сами по себе изобличают российское руководство – но это «признание» юридической силы не имеет.

Так что и Цемах, и водитель трейлера являются безусловно ценными свидетелями. И потому первейшая задача СБУ – во что бы то ни стало обеспечить их дальнейшее выживание. Тем более, что внезапная насильственная гибель любого из них в киевском СИЗО даст мощнейший козырь российской пропаганде. И если украинские спецслужбы сумели вытащить того же Цемаха из Снежного, то российские спецслужбы могут попытаться добраться до него в Киеве. Здесь вспоминаются не так покушения на Павла Шеремета, Амину Окуеву и Дениса Вороненкова даже, сколько убийство криминального авторитета Максима Курочкина  во внутреннем дворике Святошинского районного суда 12 лет назад.

Второй нюанс – это то, что шансы на выживание остающихся вне досягаемости украинского правосудия участников операции теперь стремительно тают. Причем речь не только о членах экипажа «Бука», которые, вероятно, уже давно мертвы, но и об остальных лицах, причастных к его перевозке, обслуживанию и коммуникациям.

С этим сопряжена еще одна опасность: показания Цемаха и водителя могут оказаться опровергнуты или не приняты во внимание ввиду «остаточной» недостаточности доказательств. Так что СБУ стоит учиться рапортовать об успехах, имея на руках все козыри – и невзирая ни на даты, ни на политически благоприятные моменты.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров