суббота, 6 марта 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Персидский вопрос: Готов ли мир к большой войне из-за Ирана Дальнейшее давление на Иран вполне способно спровоцировать военный конфликт, масштабы которого легко превзойдут все, что происходило в Афганистане, Ираке и Сирии

США и ряд арабских стран методично додавливают Иран, стараясь то ли спровоцировать смену власти в Исламской Республике, то ли просто разрушить его экономику. Но это путь к большой войне

Санкции действуют, но дальше – тупик

Американские санкции против Ирана, введенные в несколько этапов, дают свой результат: экспорт иранской нефти быстро падает, а вместе с ним – поступления валюты в страну. Уже не только Япония и Южная Корея, но и Китай, и Индия, пусть неохотно, но сворачивают закупки в Иране и переключаются на аравийскую нефть. То есть сила убеждения Соединенных Штатов оказалась достаточной, чтобы впечатлить даже эти страны, обычно проводящие достаточно независимую энергетическую политику.

Год с небольшим назад Иран экспортировал 2,7 млн барр. нефти в день и был по масштабу третьим после России и Саудовской Аравии поставщиком черного золота в мире. Но теперь его поставки упали до 0,5-0,7 млн барр. и продолжают сокращаться. Американские обещания свести иранские нефтедоходы до нуля сегодня если и кажутся преувеличением, то уже не таким большим. На своем пике в 2017-м общая экспортная выручка Ирана достигла $100 млрд, из них две трети – за продажу энергоносителей. В 2020-м ожидается всего $30-40 млрд – и по большей части это будут не нефтяные доходы.

При этом, вопреки ожиданиям даже, наверное, самих американцев, нефтяные цены не поднимаются, а падают. Причины этого – тема отдельного обсуждения, но Ирану приходится смириться с фактом: на Дональда Трампа никто сейчас не будет давить, требуя вновь выпустить иранскую нефть на рынок. Похоже, нынешний нефтяной рынок готов выдержать уход не только Ливии и Венесуэлы, но и такого экспортного гиганта, как Иран.

Тот факт, что к бойкоту иранской нефти, помимо Индии, Японии, Турции, Италии и ряда других стран, присоединился еще и Китай, стал сильнейшим ударом по иранской экономике. До недавнего времени Пекин не участвовал в бойкоте главного иранского экспортного товара. Больше того, он покупал нефть в Иране во время действия предыдущих, весьма жестких международных санкций в отношении Тегерана. Но теперь Китай все же решил поддержать санкционный режим – даже в ситуации его торговой войны с США, когда, казалось бы, Пекин как раз и должен действовать назло Вашингтону.

Однако, по мнению экспертов, дело в том, что Пекин не добился от Тегерана желаемого, а именно – преференциального вхождения КНР на иранский рынок в обмен на закупки больших объемов иранской нефти. Это подразумевало реконструкцию нефтяной инфраструктуры Ирана за китайские деньги, обнуление налогообложения китайских компаний на время строительства новых объектов и т. п. Но Иран не согласился, по сути, переподчинить Китаю часть своего нефтяного сектора.

Итак, Тегеран сейчас загоняют в угол. Вот только не совсем понятно, что от него все хотят – американцы, саудиты, Израиль… Прекращения ядерной программы? Но это очень расплывчатое требование, и не  случайно европейцы его не поддерживают.

Контрреволюции с возвращением норм светского государства? Но новейшая история убедительно показывает, что под жестким внешним давлением скорее родится диктатура, чем демократия. В общем, создается впечатление, что внешние игроки действуют по принципу «создадим Тегерану как можно больше проблем, а там видно будет».

С одной стороны, ресурсы Ирана вполне позволяют ему выдержать такое внешнее давление. С другой – долго это длиться не может. Тем более что автаркия – не вариант для Ирана, страны с 83-миллионным населением, три четверти которого живет в городах. Радикальное затягивание поясов, исчезновение привычных вещей и продуктов, падающая валюта, галопирующая инфляция, всплеск безработицы (и без того высокой) – это совсем не то, чего они ждут.

Добавим сюда то, что население Ирана достаточно молодо. Непреложный социально-исторический закон гласит: чем моложе население страны – тем более высоки шансы, что страна начнет войну. Вопрос только в том, будет ли эта война гражданской или против внешнего противника.

Ожидание большой войны

Все складывается так, что мир вполне может позволить себе забыть об Иране, а вот Иран об окружающем мире – нет. У Тегерана просто нет возможности сидеть, сложа руки. Разве что подождать до 2020-го, когда в США пройдут президентские выборы, на которых есть, пусть и небольшой, но шанс сменить Трампа на кого-то куда более умеренного, по типу Обамы.

Но до вступления в должность следующего американского президента больше полутора лет. Экономика Ирану столько ждать не позволит – там уже сегодня очень большие проблемы, например, в финансовой сфере.

Президент Ирана Хасан Рухани, видимо, согласился бы и подождать, и отказаться от ядерной программы, и даже лично встретиться с Дональдом Трампом (чем он хуже Ким Чен Ына, в конце концов). Но первое лицо Исламской Республики – рахбар и великий аятолла Али Хаменеи. За ним последнее слово во всех вопросах, а он придерживается радикальных взглядов и действует в связке с боевым и идеолого-полицейским крылом режима – Корпусом стражей исламской революции, с его суперполномочиями и деловыми интересами во всех сферах – от экономики и ракетно-ядерных разработок до заграничных спецопераций.

Отступление перед Америкой лишит смысла существования всей машины, обеспечивающей военную мощь Исламской Республики. Но отступления не будет: его не позволит Маджлис-е хебреган – «Совет экспертов», специальный государственный орган в Иране, состоящий из 86 муджтахидов (богословов высшего ранга) и избирающий Высшего руководителя страны (Али Хаменеи).

Проще говоря – исламская теократическая верхушка. Это она готова создавать атомную бомбу, натравливать Хамас и Хезболлу на израильтян и укреплять влияние Ирана в Сирии, Ливане и Ираке. Пока Иран свободно торговал нефтью, благосостояние страны росло, а у Хасана Рухани на руках было больше козырей, чем у Али Хаменеи.

Но сегодня мировое сообщество загоняет Иран в ту же ситуацию, в которой к концу 1930-х оказались Германия и Япония – они тоже были отрезаны от доступа к необходимому (Германии ограничили торговлю, Японии – поставки энергоносителей). Однако это были мощные, хорошо вооруженные государства с жесткими, далекими от гуманности идеологиями (точь-в-точь как сегодняшний Иран). Поэтому Германия и Япония на международное давление ответили как могли – войной.

Сценарий противостояния

Итак, давление на Иран вполне способно спровоцировать военный конфликт в регионе, масштабы которого легко превзойдут все, что за последние два десятка лет происходило в Афганистане, Ираке и Сирии. Ведь Иран больше их всех, вместе взятых, и при этом намного лучше вооружен.

Сценарий начала такой войны уже тоже хорошо просматривается. Сперва Исламская Республика атакует аравийских нефтеторговцев, их нефтепромыслы и судоходство в Персидском заливе и Красном море. Напомним, что иранцы регулярно угрожают заблокировать нефтяной экспорт Саудовской Аравии и ОАЭ, а прокси Тегерана – суданские хуситы – уже даже тренировались в подобных атаках.

Эти действия, в свою очередь, с высокой вероятностью повлекут удары США и Израиля. Исламский мир тут же расколется: шииты бросятся поддерживать Иран, сунниты – местных союзников американцев. И все: крупнейшая в XXI в. война к вашим услугам.

Пока эта война по большому счету не нужна никому – ни Европе, ни Китаю, ни Индии – они будут как минимум отрезаны от поставок топлива. Не ко времени она и Америке, которая ее не предвидела, собираясь решать трудности по мере их возникновения. Ирану тоже лучше бы обойтись без столкновения с теми, кто сильнее, ведь понятно, что война может отбросить его экономику куда-то поближе к каменному веку.

А вот кто победит в такой войне, предсказывать трудно. С одной стороны, огромная военная машина США и маленькая, но очень эффективная – Израиля. Плюс местные арабские помогающие. С другой стороны, Иран сам неплохо вооружен, имеет большую армию, а иранцы – это не арабы, про боевые качества которых еще советские военные советники анекдоты рассказывали. Это персы, которые давали прикурить еще Александру Македонскому, и с тех пор принципиально не поменялись.

В условиях международных санкций прыжок в войну для всего иранского общества может видеться выходом из тупика.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров