понедельник, 14 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Жирно будет: Когда найдут замену Коболеву Видимо, в правительстве вспомнили старую шутку насчет «проще убить, чем прокормить» и решили поискать на должность главы «Нафтогаза» человека с зарплатными требованиями поскромнее

Премьер-министр Владимир Гройсман назвал доходы топ-менеджеров НАК «Нафтогаз України» «неприемлемыми» и потребовал перезаключения контрактов с ними на новых условиях

Слишком много, слишком демонстративно

Над главой правления НАК «Нафтогаз України» сгустились тучи. 16 января стало известно, что Андрей Коболев заработал в прошлом году $1,8 млн. По этим данным, зарплата Коболева в месяц составляет 1 млн 40 тыс. грн плюс квартальные и годовой бонусы. Размер годового бонуса равен двум месячным зарплатам.

По информации разных СМИ, общая компенсация управленцам НАК — это шесть членов правления и девять директоров — в 2017 г. составила 214 млн грн (зарплаты плюс дополнительные премии) — это в 2,46 раза больше, чем в 2016-м. А уже в 2018 г. Андрей Коболев получил $7,9 млн (которые перечислил в Америку матери), а коммерческий директор компании Юрий Витренко — $6 млн премии за победу в Стокгольмском арбитражном суде в споре с «Газпромом».

В тот же день — 16 января — на заседании Кабмина премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что правительство пересмотрит условия контракта с менеджментом НАК «Нафтогаз України». «Я считаю, что контракт, который действует пять лет, имеет условия, которые сейчас являются неприемлемыми. Речь идет об оплате труда и разных вознаграждениях. Я за то, чтобы зарплаты и вознаграждения для госкомпаний и их менеджмента были рыночными, но я против того, чтобы в такое трудное время зарплаты были заоблачно большими», — заявил Гройсман.

Также премьер конкретизировал, что условия контракта с менеджментом НАК «Нафтогаз України» будут пересмотрены. «У нас возникает юридическая возможность пересмотреть условия контракта с правлением НАК, в котором будут пересмотрены конкретные вещи. Должна быть установлена рыночная зарплата, но не заоблачная, а вознаграждения полностью зависимы от успехов работы компании. Мы обратимся сегодня в наблюдательный совет независимый, чтобы они предложили правительству новый контракт с менеджментом, который будет предусматривать нормальную рыночную оплату труда», — сказал глава Кабмина.

В коротком, но эмоциональном выступлении на открытии заседания Гройсман применительно к НАК упомянул «высокие стандарты корпоративного управления» (в том смысле, что сейчас их там нет), а также дважды упомянул «четкие ключевые показатели», от которых в будущем будут зависеть оплата труда и разные вознаграждения топ-менеджеров «Нафтогаза». Их два: рост добычи собственного украинского газа и успешность интеграции ГТС Украины с 1 января 2020-го в европейскую газовую систему.

Напомним, что контракт Андрея Коболева с НАК «Нафтогаз України» истекает 22 марта, и теперь в Кабмине не хотят продлевать его на старых условиях, требуя от Коболева согласиться на существенное снижение зарплаты.

Если посмотреть в ретроспективе, то к Коболеву за последние года полтора накопилась масса вопросов, связанных с доходами его самого и его соратников. В основном после февраля 2018-го, когда руководство «Нафтогаза» получило премии в размере около $46 млн за выигранный суд по второй тяжбе с «Газпромом», которая касалась транзитного контракта. После этого периодически, в том числе и в Раде, поднимался вопрос о том, что такое недопустимо.

Видимо, в правительстве вспомнили старую шутку насчет «проще убить, чем прокормить» и решили поискать на должность главы «Нафтогаза» человека с зарплатными требованиями поскромнее. Впрочем, это только один из аспектов проблемы.

Неподконтрольный «Нафтогаз»

Непонимание в обществе и плохо скрываемое раздражение в правительстве вызывает также то, что НАК «Нафтогаз України», будучи на 100% государственной компанией, управляется Коболевым, по сути, как частная фирма.

Хотя формально «Нафтогазом» руководит Кабинет Министров Украины, правительство отошло от управления компанией, передав его наблюдательному совету, большая часть которого состоит из иностранных граждан. Заседания этого набсовета проходят в Лондоне, и именно решением этого органа и были выписаны чудесные премии Коболеву и его окружению.

Примечательный в этом плане инцидент произошел 28 ноября 2018-го. Тогда на заседании Кабмина глава Счетной палаты Украины Валерий Пацкан заявил, что «Нафтогаз» не дал разрешения на проведение госаудита компании. «Счетной палатой был начат аудит компании »Нафтогаз», однако нас не допустили к проверке», — заявил Пацкан. В ответ Владимир Гройсман сказал, что любая госкомпания должна быть открытой и публичной.

Между тем «Нафтогаз» едва не провалил начало отопительного сезона и начал откровенно банкротить свои дочерние общества, например «Укргаздобычу», перекладывая на них убытки, чтобы самому продемонстрировать прибыль. Сторонние наблюдатели увидели тут простой корыстный мотив: премии руководства материнской компании зависят от размера ее чистой прибыли, но не от результатов работы «дочек».

Сейчас «Нафтогаз» создает различные структуры-«прокладки», которые в случае реформирования компании позволят ее руководству сохранять теплые места и доходы. Также, кроме перекладывания убытков на дочерние структуры, руководство НАК обвиняют в попытках монополизировать рынок газа, хотя украинское руководство много раз обещало международным организациям обеспечить демонополизацию рынка газа.

В СМИ уже не раз поднимался вопрос о том, что НАК ведет себя явно не как госкомпания, хотя по-хорошему должен был бы делиться сверхприбылями не со своими топ-менеджерами, а с госбюджетом, как это принято во многих странах.

Неподконтрольность «Нафтогаза» выражается также и в том, что Кабмин не может напрямую перезаключить трудовые договоры с топ-менеджерами, а вынужден обращаться за этим к наблюдательному совету НАК.

«В компетенцию наблюдательного совета НАК «Нафтогаз України» входит утверждение условий контрактов, заключение их с председателем и членами правления, установление размера их вознаграждения, избрание и прекращение полномочий руководителя исполнительного органа и утверждение условий контрактов, заключаемых с ним, и установление размера его вознаграждения, — пояснил в комментарии для «ДС» управляющий партнер АО «Чудовский и Партнеры» Игорь Чудовский. — Таким образом, Гройсман теоретически может инициировать внеочередное заседание наблюдательного совета, но вот возможность изменить условия контракта и размер вознаграждения остается вне правовой плоскости, так как этой прямой нормы в уставе не содержится».

«Есть такая вещь, как устав «Нафтогаза». Там есть интересный пункт №69, в котором сказано, что к исключительной компетенции наблюдательного совета относится в том числе утверждение условий контрактов с руководством, — сказал «ДС» адвокат адвокатского объединения «Богомазов и Партнеры» Павел Богомазов. — И этот устав утвердил Кабмин в 2016-м, уже при Гройсмане. Так что, может, сейчас в правительстве и недовольны происходящим, но, чтобы поменять ситуацию, нужно поменять устав, для чего собрать общее собрание акционеров НАК».

Политический момент

Андрей Коболев считается «прогрессивным реформатором» и «любимчиком» американцев, которые имеют свои виды на ГТС Украины в свете предстоящего анбандлинга и разделения «Нафтогаза» на транспортную и торговую компании. Благодаря этому у Коболева есть свои рычаги влияния на политику украинского руководства. К тому же у него есть имидж «победителя «Газпрома», что в украинских условиях дорогого стоит.

Однако скандально высокие премии топ-менеджеров НАК вкупе с повышением цены на газ для населения стали в год двух избирательных кампаний настоящим подарком для политических противников действующей власти. В результате «миллионы Коболева» с равным удовольствием используют в своей пропаганде и креатуры Медведчука, и Юлия Тимошенко.

Лидер партии «Батьківщина» вообще положила высокие цены на газ для населения в основу своей избирательной кампании. По мнению Тимошенко, газ собственной добычи нужно продавать населению по себестоимости и отечественного газа хватит, чтобы покрыть нужды украинцев. «Реальная цена на газ, по бухгалтерии «‘Укргаздобычи», учитывая стоимость добычи газа, если взять все налоги, 30% рентабельности, транспортировки и 30% доходности для развития отрасли — 3,55 грн за кубометр, а нам продают сегодня по 8,55 грн», — говорит Тимошенко.

В этой ситуации руководству страны действительно самое время вспомнить, что в приличных странах главы госкомпаний столько не зарабатывают. И уж тем более не зарабатывают настолько больше, чем средняя зарплата в их странах. Например, во Франции правительство ограничивает максимальный размер выплат топ-менеджерам госкомпаний отметкой, превышающей минимальный официальный оклад в 20 раз. Минимальная зарплата во Франции сегодня составляет 17 тыс. евро в год, соответственно, высшее звено руководителей может получать не более 336 тыс. евро в год.

Похожие нормы действуют и в других странах: в Швеции и Норвегии, например, считают, что компенсация должна быть конкурентоспособной, но не должна лидировать на рынке. При этом полномочия устанавливать лимиты и принципы вознаграждения для ключевых руководителей лежат на владельце (то есть на государстве), а не на наблюдательном совете. Это обычная европейская практика.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров