суббота, 17 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

План уничтожения: Кремль реализует стратегию раскола Украины Россия намерена задавить гражданское общество в Украине руками местных коррумпированных элит

В 2016 году я написал, что «После событий 2 мая 2014 года, в Одессе не было проведено настоящей антитеррористической операции. Региональные власти наивно, либо умышленно, проявили преступную бездеятельность, они понадеялись, что после нейтрализации части террористов, колорадский шабаш рассосется естественным путем. Нет, не рассосется, а будет лишь сначала периодически, а потом и постоянно рецидировать». Еще годом ранее мне (и не только мне) было вполне очевидно, что современная Россия стала для мира главным экспортером политической, управленческой и социальной коррупции, произвола, бандитизма, сепаратизма и терроризма – пишет Юрий Шулипа для ЛИГА.net. – Из сказанного впрямую следовало, что Россия будет прилагать максимум усилий для прямой и косвенной вербовки влиятельных агентов в Украине для постоянной дестабилизации социально-экономической и общественно-политической обстановки. Кремль выделяет миллиарды долларов на подкуп чиновников в Украине и в других странах, поднимая глобальную волну политической коррупции.

Направление удара

Предвыборный 2018 год уже отметился в Украине «гибридной» торговой блокадой российским флотом Азовского моря, военными учениями на севере оккупированного Крыма, раскрытием активизацией «пятой колонны», действующей на территории Украины в интересах врага, эскалацией внутри Украины пророссийской пропаганды. Кроме того, Кремль через своих явных и тайных агентов пытается разжечь внутренний гражданский конфликт на теме объединения православных церквей в единую украинскую поместную церковь.

Отдельного внимания заслуживают систематические нападения на активистов в регионах. Прокурор Одесской области Олег Жученко высказал, на мой взгляд, обоснованное заключение, что нападения на активистов в Одессе организованы с целью дестабилизации ситуации. Однако кто именно раскачивает город правоохранители сказать пока не могут, они также не находят достаточных оснований, чтобы объединить дела о нападениях на активистов в одно производство.

Действительно, в таких преступлениях обычно удается найти только непосредственных исполнителей и их сообщников. С заказчиками все гораздо сложнее. И одна из ключевых проблем заключается в том, что после событий 2 мая 2014 года в Одессе не была проведена эффективная люстрация. На некоторых должностях в системе правоохранительных органов продолжают «работать» чиновники, которые еще четыре года назад должны были быть уволены и привлечены к ответственности за государственную измену и пособничество врагу в дестабилизации общественно-политической обстановки в Одессе, повлекшую десятки жертв.

До победы Евромайдана Украина фактически оставалась политической и экономической колонией России. Годы реальной независимости Украины следовало бы отсчитывать с зимы 2014 года. Но с учетом неспешности и бессистемности внутриполитических процессов, 4 с половиной года – явно недостаточный срок для полного освобождения страны от российского негативного влияния на ситуацию в стране. У многих бывших и действующих коллаборантов сохранились связи с представителями вражеских спецслужб, и этим активно пользуется геополитический противник Украины.

Коррупция в Одессе была и остается. Однако если раньше за протесты против коррупции в Одессе протестующих избивали, то теперь их начали убивать. Кроме того, прежде не отмечалась такая частота нападений на активистов, как в 2018 году. Это говорит о том, что преступления против активистов совершаются не столько из-за их борьбы с коррупцией, сколько по иным скрытым мотивам – например, для их нейтрализации в угоду реваншистским и пророссийским силам.

Нельзя забывать, что коррупция – среда для сохранения и усиления в регионах вражеской российской агентуры и серьезнейший пробел в национальной безопасности Украины.

Заказчик: ГРУ

Практика раскрытия и расследования похищений и заказных убийств россиян и украинских граждан в Украине, выступающих против преступного путинского режима, показывает, что заказчики этих особо тяжких преступлений часто связаны с Главным управлением генерального штаба вооруженных сил РФ (ГУ ГШ ВС РФ, бывшее ГРУ). Нынешняя версия ГРУ имеет полномочия органа управления вооруженными силами и одновременно является военной разведкой. Его полномочия фактически распространяются не только на регулярные вооруженные силы РФ, а и на «гибридные» милитаризированные формирования, в том числе так называемые ЧВК и вооруженные террористические банды на территориях других государств.

Система ГУ ГШ ВС РФ является весьма закрытой, многогранной и разветвленной, она состоит из 13 основных управлений. В ней существуют управления оперативной разведки по добыванию и изучению сведений, в частности, о внутренних процессах, происходящих в Украине, о представителях украинского правительства и гражданских активистах (5-е управление); подрывной и диверсионно-террористической деятельности (8-е управление); по ведению информационной и кибервойны, осуществлению кибератак на сайты информационных агентств, правительств и даже на аккаунты отдельных блогеров (12-е управление) и прочие.

У меня достаточно оснований утверждать, что конечные заказчики убийств активистов и дестабилизации политической ситуации в Одессе, в Украине и в мире, находятся в московском Кремле. Соответствующие стратегии обсуждаются и формулируются на закрытых заседания Совета безопасности РФ с участием Путина, министра обороны (по сути, «министра нападения») РФ и других представителей путинской криминально-чекистской ОПГ. Затем по управленческой цепочке и под грифом «совершенно секретно» задание передается начальнику Генштаба минобороны РФ, после тот поручает начальнику соответствующего управления подготовку диверсионно-террористических мероприятий и подбор исполнителей.

В этом контексте особого внимания заслуживает расследование российского журналиста Аркадия Бабченко, которое демонстрирует, что в спецоперации против Бабченко были задействованы силы от рядового участкового, сотрудников ФСБ, военной разведки РФ, пропагандистов из российских медиа и до заброшенных из РФ диверсионных групп и местных украинских бандформирований. Бабченко приходит к убедительным выводам, что за планированием терактов и убийств на территории Украины стоит близкий знакомый Путина  Евгений Пригожин, являющийся одним из создателей ЧВК «Вагнер», частного фонда Путина и «ольгинской» ботофермы, разросшейся до пропагандистского холдинга. Борис Герман, подозреваемый в организации покушения на Бабченко, на заседании суда назвал имя Вячеслава Пивоварника, который в частном фонде Путина отвечает за Украину и теракты.

Добавим к этому, что в Великобритании в попытке убийства Скрипалей обвинены действующие сотрудники ГУ ГШ ВС РФ.

На территории Украины российские спецслужбы преимущественно работают через местных подручных. Например, в попытке похищения бывшего россиянина Ильи Богданова сотрудники ГУ ГШ ВС РФ действовали через одну из харьковских ОПГ. Кремль осуществляет негативное воздействие на внутренние процессы в Украине «гибридными» способами – через частные структуры Путина-Пригожина, путем формирования диверсионно-террористических банд из представителей местного населения под оперативным прикрытием со стороны российской агентуры и ФСБ.

Почему Одесса?

После оккупации Крыма и части Донбасса, на фоне провала сепаратизма в Днепропетровской, Харьковской, Херсонской, Запорожской и Николаевской областях, Одесса оказалась ключевым пунктом для реализации российской стратегии. Описанные в так называемой «доктрине Герасимова» (принятой РФ доктрине «гибридных войн») сценарии вполне сочетаются с логикой происходящих в городе нападений на активистов. Своим тайным и явным вмешательством в ситуацию Россия подготавливает почву для дестабилизации общественно-политической обстановки в Украине накануне президентских и парламентских выборов.

Очевидно, что у Путина практически нет шансов сделать президентом Украины своего «гауляйтера». Однако Путин и его ОПГ будут предпринимать все возможное для усиления контроля за структурами власти в Украине. Опираясь на местные маргинальные силы и коррумпированные элиты, Россия всячески способствует дестабилизации общественно-политической обстановки в Одессе, чтобы именно здесь совершить очередной акт «гибридной» агрессии. В этом контексте регулярные нападения на местных активистов и журналистов я склонен рассматривать рассматривать как попытки России зачистить Одессу от наиболее влиятельных гражданских активистов.

Кроме того, регулярные нападения на одесских активистов и журналистов нельзя рассматривать изолированно от покушений на их коллег в других регионах Украины, а также от планов покушений на десятки украинских и российских антипутинских журналистов, ставших известными благодаря проведенной СБУ «операции Бабченко». Активисты и журналисты часто говорят обществу правду о происходящих событиях, они способны мобилизовать общественность на сопротивление российской гибридной и даже военной агрессии и тем самым снижают российскую угрозу для Украины. Именно поэтому они становятся военными целями, которые враг пытается уничтожить.

Стратегия противодействия

Какие рекомендации можно дать в сложившейся ситуации — в первую очередь для таких проблемных регионов, как Одесская область?

  • Необходимо всеми силами нейтрализовать в украинских СМИ антиукраинскую и пророссийскую пропаганду.
  • Силами СБУ, полиции и остальных силовых структур (возможно, с привлечением иностранных спецслужб) необходимо провести ряд широкомасштабных оперативно-розыскных и разведывательных мероприятий направленных на выявление и нейтрализацию  российских сетей влияния на местах и агентуры в органах власти, в милитарных структурах, в политических, религиозных и общественных организациях.
  • Усилить территориальную оборону регионов переброской и развёртыванием отдельных соединений вооруженных сил.
  • На уровне СНБО обеспечить совместную координацию деятельности вооруженных сил, СБУ, нацгвардии, полиции, прокуратуры и прочих спецслужб для выполнения вышеуказанных задач.

Активистам и журналистам можно порекомендовать еще более усилить общественный контроль за судебными процессами по рассмотрению дел в отношении российских агентов и коллаборантов. Как показал опыт, судебная система слишком снисходительна к совершаемым ими преступлениям, и именно пристальное внимание гражданского общества может эту снисходительность поубавить.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

два − один =