понедельник, 22 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

ГБР вне закона: Как на Банковой и у Авакова ответят на демарш Трубы Под вопросом может оказаться легитимность всей дальнейшей деятельности ГБР, включая и все те уголовные производства, которые Роман Труба обещает начать открывать с октября

Государственное бюро расследований (ГБР), еще не успев приступить к работе, вошло в глубокий институциональный кризис. Это выяснилось вчера утром, когда директор ГБР Роман Труба провел свой первый брифинг в этой должности.

Труба напомнил, что 18 июля внешняя конкурсная комиссия определила победителей конкурса на 27 ключевых должностей в ГБР – это директоры всех семи территориальных управлений ГБР, руководители всех подразделений центрального аппарата ГБР, в т.ч. следственных и оперативных, а также работники управления внутреннего контроля ГБР. Однако Труба отказался назначать их на должности, о чем и объявил на брифинге.

Свою версию событий Труба изложил так: «Комиссия в пределах своей компетенции отбирает победителей конкурса и рекомендует их для назначения на должности. Решение о назначении принимает директор по согласованию с заместителями. Для этого комиссия должна передать все материалы кандидатов, включая результаты проведения полиграфа. По непонятным причинам 18 июля внешняя комиссия на том же заседании, где определила победителей конкурса, принимает странное, нелогичное и противоправное решение – уничтожить результаты полиграфа. Я трижды обращался к председателю комиссии предоставить ГБР или результаты полиграфа, или копию акта об уничтожении, но комиссия не предоставила ни одного документа».

К этому директор ГБР добавил, что у него есть сомнения насчет некоторых кандидатов, избранных комиссией. Далее он признал, что среди победителей конкурса есть порядочные и профессиональные люди, и поблагодарил всех 27 победителей конкурса, но заявил, что конкурсная комиссия лишила его возможности проверить их личные, моральные и деловые качества и принять решение о назначении.

Теперь приведем версию главы внешней конкурсной комиссии Романа Майданика. Он профессор Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, включен в комиссию по квоте президента. 19 и 20 июля Труба направил в комиссию письма с просьбами предоставить результаты психофизиологического исследования с применением полиграфа, а также все документы, материалы и прочую информацию, которые имеются в комиссии на 27 кандидатов, победивших в конкурсе. Еще 26 июля (более чем за месяц до брифинга Трубы 28 августа) Майданик отправил Трубе ответы, в которых комиссия отказала Трубе в его просьбах, поскольку эти просьбы противоречат закону о ГБР и Конституции. После чего Труба целый месяц думал и наконец решил выступить с обвинениями в адрес комиссии.

Сравнив эти две версии, можно прийти к некоторым выводам. Судя по всему, с юридической точки зрения правота на стороне профессора Майданика. А сила – на стороне Трубы, в том смысле, что комиссия не может заставить директора ГБР подписать приказы о назначении на должности в ГБР тех лиц, которых она избрала. Такая ситуация законом о ГБР вообще не предусмотрена.

Конечно, Верховная Рада может изменить закон, дав право Трубе самому сформировать комиссию для отбора кандидатов на 27 руководящих должностей. Но вероятность этого не очень высока. Сам Труба не слишком на это надеется и уже приступил к созданию структур ГБР в обход решения внешней комиссии. Две внутренних конкурсных комиссии, сформированных Трубой, уже определили 180 победителей конкурса на должности в центральном аппарате ГБР (126 следователей и 54 госслужащих – главных и ведущих специалистов), 14 победителей – на должности заместителей директоров семи территориальных управлений ГБР и 53 победителей – на должности начальников и замначальников отделов теруправлений ГБР. На брифинге Труба объявил, что вскоре из числа этих лиц будут назначены и.о. директоров теруправлений и и.о. руководителей подразделений центрального аппарата ГБР. Они, по словам Трубы, «запустят направления работы бюро».

Параллельно в течение месяца будут завершены конкурсы на должности следователей в семи теруправлениях. После проведения спецпроверок и назначения следователей на должности, пообещал Труба, ГБР откроет первые уголовные производства. Таким образом, уже в октябре ГБР может полноценно заработать, причем под полным контролем Трубы.

Тут возникает вопрос, почему Труба решился на этот демарш. Один из возможных ответов заключается в том, что он был санкционирован Банковой. По предварительным прикидкам, среди 27 победителей конкурса на руководящие должности в ГБР больше всего тех, кто, скорее всего, будет ориентироваться на руководство МВД и Нацполиции. Банковая могла счесть свои интересы ущемленными.

Второй возможный ответ предполагает, что Труба захотел таким образом увеличить свой политический вес и стать самостоятельным центром влияния. Кстати, в пользу этого уже говорят записные антикоррупционеры. Например, ЦПК Виталия Шабунина заявил, что «это сильное решение», а руководитель Transparensy International в Украине Ярослав Юрчишин – что это «сильный ход», и посоветовал Трубе «искать коалиций». Похоже, сейчас найдется немало политиков, желающих записать директора ГБР в свою команду.

Однако в любом случае ГБР сейчас оказалось в глубоком институциональном кризисе. Прежде всего, можно ожидать, что некоторые из 27 кандидатов, которых Труба отказался назначить, обжалуют это решение (точнее, бездействие) директора ГБР в суде, тем более что юридических оснований игнорировать представление комиссии Майданика у Трубы нет. Более того, под вопросом может оказаться легитимность всей дальнейшей деятельности ГБР, включая и все те уголовные производства, которые Труба обещает начать открывать с октября.

Похоже, здесь не обойтись без «верховного арбитра», который разрешил бы спор между Майдаником и Трубой или нашел какой-то компромисс. Вряд ли в роли такого арбитра способна выступить Верховная Рада, скорее это может быть президент, которому к тому же важно показать, что он не утратил контроля над политической ситуацией. Также не исключено, что деятельность бюро заморозится до самых президентских выборов (то есть в неприкосновенности останутся представители силовых органов, включая НАБУ). Для этого могут быть использованы и юридические рычаги (решения судов), и финансовые: если на счета ГБР не будут поступать деньги, то обещания быстро запустить работу ГБР окажутся несбыточными. Многое прояснит публичная реакция на происходящее – или отсутствие таковой – со стороны Петра Порошенко. Также в контексте непростых отношений БПП с «Народным фронтом» по целому ряду кадровых вопросов небезынтересной представляется позиция, которую в сложившихся обстоятельствах займет министр внутренних дел Арсен Аваков.

Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

пять × 1 =