субота, 20 серпня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

В заложниках у Европы: Как Зеленского связали статусом кандидата для Украины Главным является не то, что нам дали статус кандидата в члены ЕС, а то, что теперь над нашей властью появились вышестоящие органы, которые будут оценивать ее деятельность

Обретение Украиной статуса кандидата в члены Евросоюза фактически создает новую повестку дня внутренней политики. Наша власть получила список из семи шагов, которые она должна сделать. Еврокомиссия будет следить за прогрессом Украины в выполнении семи шагов и доложит об этом вместе с подробной оценкой страны до конца 2022 г.

Это означает, что ничего откладывать на «после войны» нельзя. Уже через полгода, на саммите 15-16 декабря, или же через девять месяцев, на саммите 23-24 марта 2023 г., Европейский совет (высший орган Евросоюза) даст свою оценку нашей власти. В худшем варианте он может вообще отобрать у Украины статус кандидата.

Впрочем, прежде чем рассматривать перспективы разных вариантов, прокомментируем семь шагов. Каждый из них нуждается в политической воле Владимира Зеленского. Раньше такой воли не было, а была противоположная воля — сорвать эти шаги. Именно потому этот список, мягко говоря, непростой и неприятный для Банковой.

О Конституционном суде

Первый шаг сформулирован так: «Принять и внедрить законодательство о порядке отбора судей Конституционного суда Украины, включая процесс предварительного отбора на основе оценки их добросовестности и профессиональных качеств, в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии».

Согласно Конституции в составе КСУ должно быть 18 судей (по шесть от президента, парламента и съезда судей). Сейчас в нем есть три вакансии (две по квоте съезда судей и одна по квоте Верховной Рады), в марте следующего года появятся еще две (по квоте Верховной Рады). Понятно, что Зеленский хочет заполнить эти вакансии (по крайней мере те, которые по квоте парламента) своими людьми, а западные партнеры настаивают на конкурсном отборе согласно рекомендациям Венецианки. 17 июня прошлого года был подготовлен ко второму чтению законопроект №4533 «О конституционной процедуре» в редакции, которая учла пожелания Венецианки. Однако 2 сентября проект был подвергнут повторной «доработке», в результате которой из него вообще исчез конкурсный отбор конституционных судей. Это вызвало протест глав дипломатических миссий Евросоюза и стран G7. В совместном заявлении 23 сентября они сообщили, что «обеспокоены законопроектом №4533», и подчеркнули: «реформа Конституционного суда должна обеспечить прозрачный, конкурентный отбор новых судей КСУ… в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии».

20 октября на «Украинской правде» вышла большая статья «Пора трансформировать Украину», которую подписали временная поверенная в делах США в Украине Кристина Квин, глава представительства Евросоюза в Украине Матти Маасикас и посол Великобритании в Украине Мелинда Симмонс. Они заявили: «Введение прозрачной меритократической процедуры отбора судей в Конституционный суд является ключевой предпосылкой для обеспечения постепенного обновления этого противоречивого суда… К сожалению, мы не увидели никакого прогресса в реализации этой реформы с момента предоставления в декабре 2020 года Венецианской комиссией своего вывода по этому поводу».

С тех пор никакого прогресса так и не произошло. Как видим, полтора года наша власть всеми силами сопротивлялась выполнить рекомендации Венецианки. И Банковая честно призналась, почему: потому что Зеленский хочет вообще ликвидировать КСУ.

25 мая, на четвертом месяце большой войны, заместитель руководителя Офиса президента Андрей Смирнов в интервью «Радио свобода» сообщил, что Банковая планирует «переосмыслить необходимость существования такой институции, как Конституционный суд. Возможно, это будет конституционная палата в составе Верховного Суда. Возможно, что-либо другое. Но мы от конституционалистов, которые сейчас активно принимают участие в работе Нацсовета по восстановлению Украины от последствий войны, ждем ответа на вопрос, как делать, что делать дальше с КСУ». И далее он резюмировал: «Президент Украины достаточно четко своими твердыми действиями показал в прошлом году, что он не допустит существования» Конституционного суда.

Не удивительно, что в списке семи шагов требование о КСУ поставлено первым. Если в составе КСУ появятся новые судьи, не прошедшие конкурсного отбора согласно рекомендациям Венецианки, это автоматически поставит крест на перспективах членства Украины в Евросоюзе. По крайней мере, при президенте Зеленском.

О ВСП и ВККСУ

Второй шаг: «Завершить проверку добропорядочности кандидатов в члены Высшего совета правосудия Этическим советом и отбор кандидатов в состав Высшей квалификационной комиссии судей Украины».

Сейчас в составе Высшего совета правосудия из 21 члена, которые должны быть согласно закону, работают только четыре, в т.ч. три члена (Виталий Салихов, Оксана Блаживская, Инна Плахтий), которые по решению Этического совета признаны соответствующими критериям профессиональной этики и добропорядочности, а также председатель Верховного Суда Всеволод Князев (по должности). Без полномочного состава ВСП невозможно сформировать Высшую квалификационную комиссию судей Украины, от которой зависит наполнение судов кадрами.

Согласно закону ВСП полномочен при условии избрания (назначения) на должность не менее 15 членов. Поэтому второй шаг означает требование не блокировать и не тормозить этот процесс. Чем быстрее будут сформированы новые ВСП и ВККСУ, тем быстрее начнется пополнение и обновление судейского корпуса. В результате должна снизиться зависимость судебной системы от Банковой. Именно в этом интерес западных партнеров.

О борьбе с коррупцией

Третий шаг состоит из трех частей. Прежде всего должно быть продемонстрировано «дальнейшее усиление борьбы с коррупцией, в частности на высоком уровне, посредством упреждающих и эффективных расследований, а также заслуживающего доверия списка судебных преследований и обвинительных приговоров».

То есть должен быть предъявлен список обвинительных приговоров за коррупцию на высоком уровне. В том, что эта коррупция есть, западные партнеры не имеют никаких сомнений, и они требуют приговоров — словам о «нулевой толерантности к коррупции» уже никто не верит.

Кроме того, Евросоюз требует от нашей власти «завершить назначение нового руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры путем признания выявленного победителя конкурса».

Цена кресла руководителя САП очень высока. К примеру, Уголовный процессуальный кодекс гласит, что подписать подозрение народному депутату может или генпрокурор, или и.о. генпрокурора, или руководитель САП. Сейчас, когда САП не имеет полноценного руководителя, Ирина Венедиктова является «ангелом-хранителем» для всех нардепов, лояльных Банковой. И Банковая очень хотела бы сохранять такое положение вещей подольше.

Но западные партнеры настаивали на честном конкурсе. Зеленский на личной встрече с президентом США Джо Байденом в Вашингтоне 1 сентября был вынужден дать письменное обещание, которое зафиксировано в Совместном заявлении о стратегическом партнерстве Украины и США: «Немедленное избрание нового руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры в соответствии с лучшими международными практиками». 17 декабря послы стран G7 и глава представительства ЕС в Украине встретились с Зеленским и в очередной раз потребовали быстрого завершения процесса отбора руководителя САП. 21 декабря на финальном заседании конкурсной комиссии победителем конкурса стал кандидат, независимый от Банковой, — руководитель отдела детективов НАБУ Александр Клименко. Однако комиссия отказалась объявить его победителем — и за шесть месяцев так и не удосужилась сделать это. Из этого видно, насколько сильно Банковая боится независимости САП. Наверное, у нее есть серьезные причины для этого.

Наконец, последняя часть третьего шага — «запустить и завершить процедуру отбора и назначения нового директора Национального антикоррупционного бюро Украины». 16 апреля окончились полномочия Артема Сытника, и вот уже более двух месяцев НАБУ остается без директора. Закон, установивший новую процедуру отбора и назначения директора НАБУ, был принят еще 19 октября прошлого года, то есть восемь месяцев назад — времени хватало с большим запасом. Однако Кабмин утвердил состав комиссии по проведению конкурса на должность директора НАБУ лишь 15 февраля. И конкурс до сих пор не начат. Вряд ли нужно доказывать, что причина торможения — опять же, на Банковой.

О правоохранительных органах

Четвертый шаг: «Обеспечить соответствие законодательства о борьбе с отмыванием денег стандартам Группы противодействия отмыванию денег (FATF); принять всеобъемлющий стратегический план реформы всего правоохранительного сектора как части системы безопасности Украины».

Эта формулировка показывает озабоченность западных партнеров нем, чтобы Украина после принятия в ЕС не стала европейской прачечной для отмывания грязных денег. Поэтому ЕС хочет не только изменений в законодательстве, но и соответствующей реформы правоохранительных органов.

Об олигархах

Пятый шаг: «Внедрить антиолигархический закон, чтобы ограничить чрезмерное влияние олигархов на экономическую, политическую и общественную жизнь; это должно быть сделано юридически обоснованным образом с учетом предстоящего заключения Венецианской комиссии по соответствующему законодательству».

О том, что Банковая очень не хочет согласовывать закон об олигархах с Венецианкой, писалось много. О цене вопроса красноречиво говорит тот факт, что когда в сентябре прошлого года Дмитрий Разумков отправил законопроект на рассмотрение Венецианки, Банковая в отместку организовала смещение Разумкова с поста спикера парламента. По настоянию Зеленского парламент принял закон 23 сентября, не дожидаясь выводов Венецианки. На днях секретарь СНБО Алексей Данилов сообщил, что в мае СНБО провел заседание и проголосовал за положение о реестре олигархов. То есть выводов Венецианки еще нет, а закон уже работает, несмотря даже на полномасштабную войну.

По-видимому, выводы Венецианки вскоре появятся. И закон об олигархах придется переписывать.

О медиа

Шестой шаг: «Бороться с влиянием корыстных интересов путем принятия закона о СМИ, который приведет законодательство Украины в соответствие с директивой ЕС об аудиовизуальных медиа-услугах и наделит полномочиями независимого регулятора СМИ».

То есть Евросоюз четко продемонстрировал, что он считает наше медиапространство подверженным влиянию корыстных интересов. И что ему не нравится ни наше законодательство о СМИ, ни наш Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания. Евросоюз хочет видеть законодательство, обеспечивающее подлинную независимость медиа, и по-настоящему независимый регулятор.

Какого взгляда на независимость СМИ придерживается Зеленский, четко видно по «единому телемарафону», на котором есть и жесткая цензура (запрет на освещение некоторых тем, болезненных для Банковой, касающихся странных действий власти в последние месяцы перед 24 февраля), и темники (по которым с марта ведется, например, кампания огульной критики НАТО).

О нацменьшинствах

Последний, седьмой шаг специфический: «Завершить реформу правовой базы для национальных меньшинств, которая в настоящее время готовится в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, и принять незамедлительные и эффективные механизмы реализации».

Очевидно, это требование прежде всего Венгрии. И нам придется его учитывать, чтобы Будапешт не заблокировал наше вступление в ЕС. Но для Евросоюза в целом это требование является второстепенным (потому оно и поставлено последним в списке).

Четыре варианта

Самый оптимистичный вариант — наша власть за полгода сделает все эти шаги в полном объеме. Полученный Украиной статус кандидата в члены ЕС — это для Зеленского очень важный внутриполитический козырь. Зная его стиль, нельзя исключать, что он постарается быстро выполнить все требования, чтобы уже в декабре заявить: «Мы все сделали, поэтому незамедлительно давайте нам полноценное членство».

Противоположный вариант, самый пессимистичный, заключается в том, что многие ключевые требования (в частности, рекомендации Венецианки) будут проигнорированы. И Европейский совет решит отобрать у нас статус кандидата. Впрочем, тут нужно уточнить, что для столь сурового наказания наша власть должна не просто получить плохие оценки за семь шагов, но и допустить явное ухудшение ситуации по сравнению с нынешней.

Более вероятными выглядят промежуточные варианты. Их два. Условно можно назвать их вариантами морковки и банана.

Если Зеленский покажет слабый прогресс, его не будут наказывать отменой статуса кандидата. Однако перспектива получения полноценного членства превратится в морковку перед носом у ослика. Банковая будет делать вид, что она проводит реформы, а Евросоюз будет делать вид, что он по-прежнему ждет нас с распростертыми объятиями.

На самом деле это печальный вариант. Евросоюз дал нам перспективу членства авансом, в знак восхищения нашим сопротивлением российской агрессии. Но если мы этот аванс профукаем, то восхищение сменится недоумением и разочарованием.

Тогда как вариант морковки ассоциируется с осликом, вариант банана ассоциируется с обезьяной. В жарких странах известна ловушка для обезьян: охотник на виду у обезьяны кладет в узкое дупло дерева (или в кувшин с узким горлом) банан, обезьяна хватает его — но вытащить руку вместе с бананом не может, а отпустить банан ей не позволяет жадность.

Если западные партнеры устанут от Зеленского, они могут использовать перспективу членства в Евросоюзе как ловушку. Уже не будет важно добиваться какого-то прогресса в реализации семи шагов. Важно будет дождаться всеобщих выборов (президентских или парламентских). На них будет много наблюдателей и журналистов из стран ЕС, и власть будет вынуждена изображать приверженность европейским стандартам. Если Банковая будет играть нечестно, это может вызвать широкий резонанс в европейских медиа и привести к консолидации оппозиционных сил. И вот представим себе, какой эффект получится, если в разгар предвыборной кампании прозвучит решение Евросоюза отобрать у Украины статус кандидата из-за нарушения норм демократии.

Короче, главным пунктом в решении Европейского совета 23 июня является не то, что нам дали статус кандидата, а то, что теперь над Зеленским появились вышестоящие органы (Европейская комиссия и Европейский совет), которые будут оценивать его деятельность. И только от этих органов будет зависеть, когда, как и с какой целью они воспользуются этой возможностью.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поділіться цим