четверг, 12 декабря 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Отставка Саргсяна: Почему Кремль не уничтожил армянский Майдан У Москвы есть все шансы договориться с новыми армянскими лидерами. Основа та же – поддержка России в войне с Азербайджаном

Вчера, 23 апреля, премьер-министр Армении Серж Саргсян подал в отставку. Премьером он был шесть дней. Народ сказал ему «уходи!», а Саргсян, наконец, не решился послать народ с его желанием и требованием ко всем чертям. Поэтому вынужден был сам туда пойти. Итак, «бархатная» революция, о начале которой ее лидер Никол Пашинян заявил 17 апреля, в день назначения Саргсяна премьером, победила.

Армения празднует.

Что произошло?

Прежде всего, произошло действительно качественно новое событие в истории постсоветской Армении. Массовые протесты с намерением отстранить действующую власть возникали в стране не раз и не два. Но всегда заканчивались поражением оппозиции. Главная или одна из главных причин – неучастие большинства армян в этих протестах, неучастие не из-за симпатии к власти, а из-за опасения, что внутренний политический конфликт будет использован внешним врагом – Азербайджаном, чтобы отвоевать Нагорный Карабах (Арцах). Кроме того, действующая власть всегда имела поддержку Кремля, а для армян помощь России в противостоянии с Азербайджаном имеет жизненное значение. Отсюда и было наше предположение в начале событий, что и нынешняя «бархатная» революция обречена на неуспех. Однако на этот раз протест стал действительно массовым, на улицы вышли сотни тысяч людей (для маленькой Армении это все равно, что для нас миллионы). Это и есть новое качество, которого мало кто ждал. И плохо скрытый шантаж Саргсяна (речь идет о его заявлении, что он уйдет из власти, когда решится проблема Арцаха) не сработал! Что ж, это тот редкий случай, когда можно быть довольным от того, что ошибался. Армяне – молодцы!

Конечно, еще рано подводить итоги армянского «майдана». Вряд ли отставка одного человека – это все, ради чего тысячи людей вышли на улицы и противостояли силовым действиям полиции. Армяне, конечно же, хотят масштабных положительных изменений в стране, прежде всего – преодоления коррупции. А будет ли и как скоро, если будет реализована эта их мечта – это еще вопрос.

Что можно отметить уже сейчас, в первый день победы «бархатной» революции, как назвал ее Никол Пашинян?

Как минимум в Армении произошло то, что в Украине в декабре 2004 года. Тогда у нас Леонид Кучма закончил второй срок своего президентства, и кто будет ему преемником решили в «узком кругу» – будет Янукович. Народ хотел Ющенко, проголосовал за него на выборах, но «узкий круг» сказал народу: нам наплевать на ваш выбор, у нас есть свой, а цифры на голосовании нарисуем, какие нам надо. Народ не стерпел, вышел на улицу («оранжевый майдан») и в итоге «узкому кругу» пришлось отступить. Другими словами, впервые за новейшую историю Украины при выборе лидера государства народ привел к власти своего кандидата вопреки желанию элиты. Теперь то же самое впервые произошло в Армении: элита решила, что Саргсян остается, а народ сказал: нет, не остается! – и настоял на своем.

Этот факт имеет колоссальное значение. Настолько, что не так важно, что «оранжевая» революция (и Ющенко) не оправдала надежд украинцев, и армянская «бархатная» тоже имеет свой шанс стать разочарованием. Важен, так сказать, прецедент, что народ может перевесить элиту в принципиальных политических вопросах. Кому быть главой государства, его реальным лидером, в общем – кому быть властью, можно решать на общих и свободных выборах, как это происходит в демократических странах Запада. А можно так, как решают, например, в России, а именно: формально демократические процедуры происходят, но только формально, потому что на деле демократии, то есть свободных выборов, нет. Если армяне будут делать по первому варианту, а россияне – по второму, то политическая зависимость Армении от России закончится очень быстро ввиду несовместимости политических систем двух стран и политической ментальности двух народов.

Стоит также отметить практически идеальную (конечно, если оценивать со стороны) организацию армянской «бархатной».

Протесты были мирными в том смысле, что не предполагали насилия против правоохранителей, захвата административных зданий, возведения баррикад или палаточных городков и тому подобного, зато они были предельно активными, наступательными, без бесконечных речей со сцены и песен-концертов. Люди имели конкретную цель – парализовать работу государственных органов самим фактом пребывания на улицах тысяч и тысяч людей. Не было ситуации, когда люди вышли на улицу… и не знают, что дальше делает. В этом смысле армянский Майдан оказался гораздо масштабнее, динамичнее и организованней, и поэтому добился победы значительно быстрее и без человеческих жертв по сравнению с украинским. Еще вчера в нашем Твиттере можно было встретить пессимистичные реплики вроде: никакого насилия, ночью по домам? – значит, толку не выйдет! Как оказалось, толк вышел, потому что была массовость и было эффективное лидерство (организация протеста).

Возможно, решающим для успеха стал тот факт, что в понедельник к протесту присоединились несколько сотен военнослужащих. Вроде и незначительное количество, но и тут дело в «качестве»: присутствие среди демонстрантов военных сразу исключило возможность применения грубой силы против демонстрантов. Полиция, армянские аналоги ОМОНа и «Беркута» моментально стали бессильными, потому что силу они могут эффективно применять исключительно против стихийного толпы гражданских. Кроме того, первое же насилие против военных (а они вышли на демонстрацию без оружия), почти наверняка вызвало бы открытый бунт в армии, которая тогда вышла бы на улицы уже с оружием, и никакие генералы ее не остановили бы.

Существенный момент: ни Саргсян, ни Россия, имеющая в Армении военную базу на 5 тысяч военных, не решились на широкое применение силы. Казалось бы, Кремль, наученный печальным опытом украинского Майдана, должен был сделать все возможное и невозможное, но не допустить победы мятежников (для России все революционеры – опасные мятежники, с которыми разговор один, в стиле российского ОМОНа). Однако Кремль еще не совсем потерял здравый смысл и прагматизм. Пока, то, что случилось, всего лишь личное поражение Саргсяна – о намерении разорвать политический союз с Россией оппозиция не заявляла. Если бы Россия прибегла к прямой, то есть – к силовой, поддержке Саргсяна, вот тогда последствия для России были бы поистине катастрофическими. Саргсян все равно долго не усидел бы, даже если бы ему сегодня удалось на какое-то время террором удержаться у власти, а Россия получила бы общую и гарантированную на долгие десятилетия ненависть армян. В таком случае Кремль потерял бы не только преданного ей политика на главе Армении, но и политический контроль над этой страной.

А так у Москвы есть все шансы договориться с новыми армянскими лидерами. Основа та же – поддержка России в войне (на данный момент – «замороженной») с Азербайджаном. Армянская «бархатная» не выдвигала антироссийских лозунгов, хотя, повторим, сам факт вмешательства армянского общества в избрание лидера страны системно «антироссийский». Но практических последствий этой «антироссийскости» ждать еще очень долго.


Юрий Сандул / Укринформ
Поделитесь.





Новости партнеров