суббота, 19 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Во сколько Трампу обойдется покупка Ким Чен Ына Все требования Ким Чен Ына к США и миру можно кратко изложить призывом, с которым пан-атаман Грициан Таврический обращался к своему папе-кулаку: «Батя! Деньги!»

Встреча между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом, похоже, приближается. The Washington Post сообщает, что в Северную Корею совершил сверхсекретный визит и виделся там с Ким Чен Ыном директор ЦРУ Майк Помпео (как раз сейчас он проходит утверждение в Сенате на пост госсекретаря США). Позже и сам президент США на совместной пресс-конференции с премьер-министром Японии Синдзо Абэ сообщил, что США и Северная Корея ведут прямые переговоры на «очень высоком уровне» об организации встречи президента США и лидера КНДР, пишет Юрий Сандул для Укринформа.

Впрочем, еще ничего окончательно не решено. Сам Трамп сказал и такое: «Возможно, все будет не так хорошо, и у нас не будет встреч, и мы просто продолжим идти по очень жесткому пути, который мы выбрали».

Не будем взвешивать варианты «будет встреча – не будет встречи». Представим лучше, что будет, если встреча состоится. Иначе говоря, попробуем в общих чертах сформулировать, о чем в принципе могут договориться США и КНДР (если встреча будет – значит договорились).

Очевидно, от КНДР потребуют уничтожения ядерных зарядов и межконтинентальных ракет и гарантий их невосстановления. Очень вероятно, почти наверняка, что Ким Чен Ын на это пойдет, иначе считайте, что переговоров и не было: США на меньшее не согласятся. Но вопрос в цене. Что захочет за свое согласие на уничтожение ракет и ядерных зарядов Ким Чен Ын от США и, шире, от всего мира? И готовы ли США и мир эту цену заплатить?

Опять же, не будем останавливаться на публичных предложениях Ким Чен Ына вроде установления США дипломатических отношений и открытия американского посольства в Пхеньяне или заключения мирного договора между КНДР и Республикой Корея. Для северокорейского режима есть вещи поважнее, вслух о них они никогда не скажут, а именно: гарантии существования действующего политического режима КНДР. Это то, ради чего, не в последнюю очередь, Пхеньян и затеял всю эту ядерную и ракетную игру с США и миром.

Что этому режиму грозит сейчас? Отнюдь не военное наступление США или Южной Кореи, никто силой забирать власть у корейских коммунистов не собирается. Основная и единственная угроза – экономическая несостоятельность северокорейского режима, его неспособность обеспечить народ жизненно необходимым минимумом материальных благ. Образно говоря, режим в КНДР оказался хронически и безнадежно нерентабельным, что, безусловно, раньше или позже должно закончиться грандиозной корейской «пугачевщиной». Существовать без внешней спонсорской помощи режим просто не может.

Долгое время такими спонсорами были (да и сейчас есть) Китай и Россия (они главные и постоянные спонсоры со времен возникновения КНДР; «гуманитарку», которую иногда удавалось «выжать» из ООН или Южной Кореи, нечего и сравнивать). Но эти спонсоры – не благотворители, даром помощь не выдают. За нее КНДР отрабатывает, создавая постоянную военную угрозу, в первую очередь Южной Корее и Японии, военным союзником которых является США. То есть, это постоянные проблемы и для США. Апофеозом такой «отработки» спонсорской помощи и стало для КНДР создание ядерного и ракетного оружия, угрожающего уже не только союзникам США, но и самим США. Теперь настало время «капитализировать» эти достижения – «продать» их США за гарантии существования режима, то есть, по сути, за спонсорскую помощь США. Согласитесь, хитро задумано: пусть американцы за собственную безопасность компенсируют нам нашу нерентабельность!

Поэтому за безусловный отказ от ракет и ядерного оружия Ким Чен Ын потребует от Трампа:

1) денежную компенсацию расходов на ядерную и ракетную программы, причем очень больших денег; можно не все сразу, а частями, или натурой – нефтью, к примеру;

2) отмену всех экономических санкций, чтобы Пхеньян мог свободно продавать свой уголь и свою рабочую силу и покупать, что захочет;

3) наконец, самое главное – как можно больше самых разных (политических и экономических) гарантий, что против политического режима в КНДР не будет предприниматься ничего, что можно было бы трактовать как угрозу режиму; на практике это, вероятно, сведется к гарантированной регулярной материальной (гуманитарной) помощи КНДР.

То есть, все требования Ким Чен Ына к США и миру можно кратко изложить призывом, с которым пан-атаман Грициан Таврический обращался к своему папе-кулаку: «Батя! Деньги!».

Если эти требования будут удовлетворены, если все так и завершится, тогда что? Будем констатировать, что содержание компании северокорейских коммунистов перешло от Китая и России к США и остальному демократическому международному сообществу? Вот такой будет итог истории с ядерной угрозой от КНДР, которую успешно преодолели США во главе с президентом Трампом? Или, спросим жестче: ядерный шантаж КНДР сработал?

Конечно, спешить с утвердительным ответом не стоит. О чем договорятся США и КНДР, и договорятся ли вообще, и какие гарантии потребует Ким Чен Ын, а особенно – какими будут гарантии американских гарантий, и возможны ли в принципе договоренности между Вашингтоном и Пхеньяном, которые бы точно не могли быть нарушены в будущем – все эти вопросы пока в сплошном тумане. Между тем, имеем право предположить, что чем больше американцы втягиваются в прямые разговоры с северными корейцами, тем больше они будут узнавать о конкретной цене, которую с них потребуют. И тем больше Трамп, Помпео и прочие будут терять оптимизм насчет «выгодного для всего мира» (Трамп) решения так называемого корейского кризиса.



Поделитесь.





Новости партнеров