четверг, 19 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как у Freedom House раздвоилось сознание из-за Путина и Украины Все то, что делает Украина для сопротивления российской агрессии, не является с точки зрения Freedom House борьбой за свободу

«Кот Шредингера», как известно, одновременно и жив, и мертв. Организация, называющая себя Freedom House («Дом Свободы»), в своем свежем отчете придерживается одновременно двух точек зрения на Россию: она и вторглась, и не вторглась на украинский Донбасс. Такая себе «Россия Шредингера», пишет Юрий Вишневский для Деловой столицы.

Ежегодные отчеты Freedom House оценивают состояние демократии в 29 государствах на территории экс-СССР и бывших соцстран Восточной Европы. Оценка производится путем усреднения рейтингов по семи критериям. При этом применяется шкала от одного до семи, где один соответствует полной демократии, четыре — половинной, а семь — полному отсутствию демократии. В отчете есть обзорная часть и отдельные разделы, посвященные оцениваемым странам.

Оценка России ухудшилась с 6,11 в 2009 г. до 6,29 в 2014-м, а в следующие четыре года стала еще хуже: 6,46; 6,5; 6,57; 6,61. Заглянув в обзорную часть отчета за 2018 г., которую написал директор этого проекта Нейт Шенккан, можно ознакомиться с одной точкой зрения на Россию. В этой части упоминаются «международные санкции за вторжение в Украину», также говорится о «вторжении Путина в Украину».

Немногим ранее, 14 марта 2018 г., Шенккан написал статью «Сумерки путинизма», где подчеркивается, что «Путин оккупировал Крым и вторгся в Восточную Украину». Там же утверждается, что «восточное вторжение настроило целое поколение украинцев против России, создавая атмосферу националистического неповиновения, которая усиливается с каждой гибелью украинских солдат на линии фронта». Та же мысль вошла в посвященный России раздел отчета, подписанный россиянином Павлом Лузиным. В том же разделе есть слова о «войне против Украины» как факторе, который может подтолкнуть руководство России к «дальнейшему ужесточению политики» в 2018 г.

В разделе о России стоит отметить также слова о «правовых и нормативных ограничениях независимых СМИ», о «попытках властей усилить удушение независимых СМИ», о «наступлении правительства на независимость СМИ в интернете», о «репрессиях против граждан, которые публикуют политический контент в социальных сетях». По независимости СМИ Россия последние четыре года имеет рейтинг 6,5, то есть до полного удушения независимых СМИ остается лишь полбалла.

Чтобы ознакомиться с другой точкой зрения, резко противоречащей первой, необходимо заглянуть в раздел отчета, посвященный Украине. В этом разделе уже забыто вторжение России в Восточную Украину, вместо этого говорится о «военном конфликте с поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке страны» и отмечается, что «пророссийские сепаратистские группы продолжали занимать части Донецкой и Луганской областей». Это та терминология, которая устраивает Кремль, постоянно твердящий: «Нас там нет».

Но дело не только в терминах. В отчете Украина упрекается (и это сказывается на оценке, выставленной Украине) в том, что «новое законодательство о реинтеграции Донбасса может привести к эскалации конфликта с российскими ставленниками в регионе и к пересмотру соглашения о прекращении огня». При этом не приводится никаких ссылок на источники, также не упоминается, что законопроект о реинтеграции Донбасса был предметом многомесячных консультаций с западными партнерами Украины. На самом деле первоисточник пророчеств о том, что закон о реинтеграции Донбасса может привести к эскалации конфликта, — это Кремль.

По независимости СМИ рейтинг Украины ухудшился с четырех до 4,25, как отмечается в отчете, прежде всего «из-за блокировки основных сайтов социальных сетей». О том, что заблокированные российские соцсети контролируются ФСБ РФ, в отчете ни слова. Также в отчете говорится, что «обычной практикой стала депортация российских журналистов или запрещение их въезда в Украину», но не упоминается, что эти «журналисты» на самом деле дезинформаторы на службе у Кремля. Слова об удушении независимых СМИ в России тоже уже забыты.

Автор раздела об Украине – Юлия Есмуханова, работающая замдиректора программы DOBRE, финансируемой USAID. Почему ей нравится называть российскую оккупационную администрацию сепаратистами, а отражение российского вторжения – конфликтом с сепаратистами, не суть важно. Важнее то, что эту подмену понятий, угодную Кремлю, спокойно принял Нейт Шенккан. Разделяет он и мнение Есмухановой об ухудшении ситуации с независимостью СМИ в Украине – в обзорной части отчета он заявил о «серии атак на медиа» в Украине.

Такая позиция Шенккана имеет объяснение. Заключается оно в том, что свобода Украины не входит в систему ценностей Freedom House. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на оценки, которые выставлял Украине Freedom House с 2013-го по 2018 г.: 4,86; 4,93; 4,75; 4,68; 4,61; 4,64. То, что для нас стало Революцией достоинства, прорывом к свободе, возвращением к европейским ценностям, Freedom House оценил в пару десятых балла.

Потому все то, что делает Украина для сопротивления российской агрессии, не является с точки зрения Freedom House борьбой за свободу. И все то, что делает Украина для независимости своего информпространства от влияния кремлевской пропаганды, не является с точки зрения Freedom House борьбой за независимость СМИ. Но это характеризует не Украину, а Freedom House.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать − восемнадцать =