вторник, 18 января 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Как Зеленский сделал то, чего еще никто до него не делал Впервые за 30 лет, наконец, научив послов, как правильно работать, президент Владимир Зеленский и его молодая команда тайно перебрались в специально оборудованный павильон резиденции «Синегора». Там в обстановке глубокой секретности проводились съемки восьмого сезона сериала «Сваты» для телеканала «Россия-1». Продолжение любимого народного шоу обещало быть многообещающим

— Крым нах#й, Донбасс нах#й, энергетику нах#й! — весело кричал Зеленский в камеру. По роли он был одет в расстегнутый тулуп, вышиванку, брыль и вислые усы. — Нах#й экономику, нах#й МВФ, нах#й западных союзников и САП их тоже нах#й, эхма-кутерьма, один раз живем, гуляй, пока молодой!

— Чавой-та ты, хахлатка, с утра токуешь, как глухарь, — пробасил Юзик, игравший роль русского свата. На плече у него лежала деревянная колода. — Гляди, чаво принес тебе — колоду бярезову, давай продадим ее да деньги-то и пропьем!

Члены съемочной группы рассмеялись. Русский сват здесь был любимым персонажем многих.

— Будьте добры, помедленнее, я записываю, — пролепетал Кулеба из-за спины оператора. — Как Крым нах#й? А как же Крымская платформа?

Кулеба еще не отошел от конференции «Дипломатия 30. Стратегия сильного государства» и тайком поправлялся пивом.

— Стоп, снято! — раздраженно сказал Зеленский и посмотрел на Кулебу в упор. — Кулеба, ну где вас таких в министры набирают? Ты что, не понимаешь, что сериал — это одно, а реальная жизнь — это совсем другое? Я к этим «Сватам» вообще никакого уже отношения не имею, мне это неинтересно, а вот ты чего здесь ходишь вынюхиваешь?

Кулеба растерянно покачнулся.

— Ты не ходи, Кулеба, ты бегай, — устало объяснил президент. — Главное — это скорость, наша дипломатия сейчас должна стать резвой и очень быстрой. Кроме того, для вступления в НАТО нам нужна креативность. Вот ты, Кулеба, чем глобус крутишь или там, допустим, в карту тычешь?

— Ну, пальцем, — признался Кулеба.

— Пальцем, — передразнил его Зеленский. — А надо — не пальцем! Ты никогда на рояле не играл?

— Мне вот Байден, например, сказал, — солидно вставил Ермак, — что уверен в том, что Владимир Александрович сделает то, чего еще никто до него не делал.

— Сбежит в Киргизию? — предположил Кулеба. Его развезло.

Ермак посмотрел на министра с сожалением, вздохнул, достал из кармана пачку распечаток и громко провозгласил:

— Пидозра!

— О! — просиял Зеленский. — Давай, два часа уже не читали.

— «При неустановленных обстоятельствах преступный Порошенко вступил в преступный сговор с Медведчуком для преступной реализации преступного плана неизвестного содержания в условиях конспирации, — с удовольствием прочитал Ермак. — Действуя неустановленным способом, Порошенко умышленно, по предварительному сговору, в особо тяжкой форме неизвестным образом претворил в жизнь неустановленный план, в результате которого наступило кое-что».

— Класс! — воскликнул Зеленский. — Давай еще раз!

Ермак прочитал пидозру еще раз. Все слушали его, затаив дыхание.

— Вот ведь сволочь кучерявая, — не выдержал Арахамия. — Всех боевиков донецких к себе на шахты оформил и бабло выдавал по ведомости, танки им купил, оружие, обмундирование, волонтеров подогнал. Если бы Владимир Александрович нашу армию из руин не поднял, эти шоколадные подонки уже бы под стенами Киева стояли. Предлагаю в следующий раз Пороха в Раду не впускать. А вы что думаете, Владимир Александрович?

— А я ничего не думаю. Не хватало мне еще про этого Порошенко думать, кто он такой вообще? — ответил Зеленский. Глаза его вспучились, зубы заскрипели, лицо перекосилось от безразличия. — Я не думаю, что это будет влиять на ситуацию нашей внутри, а вы знаете, что это как — мы понимаем, что людям надо заработать хоть какую-то копейку, все это знают, а что еще, соответственно, почему, — если это те вопросы насчет того что, Медведчук или этот пан, про которого вы сейчас сказали, мне кажется, мы все это видим! Я не сказал бы, что зачем, повлечет ли сколько финансов они на это выделяют, — а альтруисты в то же время вот как, не думайте, что мы это не видим!

Зеленский вжал голову в плечи, зарычал и с ненавистью оглянулся. Юзик подошел к нему и протянул колоду. Глава государства подпрыгнул, вцепился в нее зубами и повис, как бультерьер.

— Что ж, — заметил Ермак, — безразличное отношение президента к этому чисто криминальному случаю лишний раз доказывает не только незначительность такой трагикомической фигуры, как Порошенко, но и тот факт, что точку в данном вопросе должны поставить исключительно правоохранительные органы.

Все согласно закивали. Кулеба сел в сугроб и задремал. Мимо пробежал молодой митболист Николай Тищенко, умело пиная ногами сделанный из фарша мяч. Митбол — это было то же самое, что футбол, только на воротах стояла резиновая баба. Арахамия включил телеканал «Рада».

— …а уже в Польше Порошенко изнасиловал матку боску, скурил курву и охмурил ксендза, — говорил белый политтехнолог Вова Петров в эфире у белого ведущего Сергея Иванова. — Что же касается инцидента с нападением патрульных на народного депутата от «Слуги народа» господина Галушко, то господин Галушко их давно простил.

На экране возник господин Галушко и закричал:

— П#дарасы! Дебилы! Выдернули у меня прямо из-за стола! В барсетку залезли, гондоны гвоздем прокололи, в кокс соды насыпали… То есть, я хотел сказать, в соду мне насыпали кокс! И как их после этого…

— Удар по воротам, гол! — заорал Тищенко и случайно засадил одеревеневшим на морозе митболом прямо в центр экрана. Телевизор разлетелся.

— А между тем, там и вправду очень непростая ситуация, — заметил Арахамия, незаметно вытаскивая из кармана спящего Кулебы банку пива. — Этим видео тогдашний министр внутренних дел Аваков шантажировал господина Галушко, требуя поддерживать в парламенте всевозможные вредные инициативы. И господин Галушко был далеко не единственной жертвой компрометирующих видеозаписей презренного вымогателя.

— Неужели? — удивился Ермак.

— А то! — хмыкнул Арахамия. — Вот Яременко опять же. Как-то раз у Боди хрен застрял в колоде…

— Бля! — вскрикнул Юзик и брезгливо отбросил от себя колоду. Бревно упало в снег, висевший на нем Зеленский отпал и принялся плеваться березовой корой.

— Вот, нюхните, Владимир Александрович, — заботливо сказал Тищенко, подсовывая ему под нос кусок сала. — Это поможет.

Зеленский нюхнул сначала одной ноздрей, потом другой, и повеселел.

— Вот она, украинская генетика, — с умилением заметил Тищенко. — Вот какой у нас Вова украинец.

— А ну-ка дай мне это сало понюхать, — с подозрением сказал Ермак.

— Что его нюхать, сало как сало, — быстро сказал Тищенко.

— Пацаны, там же у Саакашвили день рожденья, надо поздравить, — вспомнил Зеленский. — Я его сейчас по скайпу наберу. Я постоянно говорю про него с руководством Грузии, так что они мне разрешают.

— Имейте в виду, Ясько говорит, что у Миши из-за пыток начались провалы в памяти, — предупредил Арахамия, незаметно избавляясь от пустой пивной банки. — Рассказывали, приходит он к ней как-то ночью и говорит: «Дорогая, я пришел исполнить свой супружеский рыформа!» А она ему: «Миша, ты же уже пять раз исполнял». А он ей: «Извини, дорогая, склэроз!». Гы-гы-гы…

Скайп соединился, и из телефона на главу государства уставилось дикое, но симпатичное лицо Великого Реформатора.

— Здравствуйте, Михаил Николозьевич — солидно сказал ему Зеленский. — От имени всего украинского народа хочу поздравить вас с…

— Ты кто такой? — подозрительно спросил Саакашвили. — Я тэбя не помню.

— Я — президент Украины! — важно представился Зеленский.

— Ха-ха-ха! — засмеялся Саакашвили. — Хорошая шутка, танцуй давай, малэнький клоун.

— Это не шутка! Я президент Украины! — обиделся Зеленский. — Я президент Украины, Миша!

— Что, правда?! — ужаснулся Миша. — Ты зачем туда полез, дурачок?! Что же ты надэлал, больной ублю…

Зеленский быстро отключил скайп.

— Что-то со связью, — нервно пояснил он.

Из-за угла сарая выглянула заместитель руководителя президентского кабинета Маша и, широко улыбнувшись, крикнула:

— Вова! Я нашла тебе честного судью для Порошенко!

С этими словами она подвела к съемочной группе затюканного сорокалетнего паренька в очках и судейской мантии. Это был знаменитый судья Родион Киреев. Говорили, что следы его затерялись на российских просторах в тот же день, как Тимошенко покинула Качановскую колонию, но Маша свое дело знала крепко.

— Підсудна, встаньте, — сказал Киреев заунывно. — Підсудна, сядьте.

— Неплохо, — оценил Зеленский. — Как погодка в Москве?

— Підсудна, сядьте, — сказал Киреев. — Підсудна, встаньте.

— Старая школа! — восхищенно сказал Зеленский. — Лучше старой школы ничего нет. Что ж, с завтрашнего дня приступайте.

Все зааплодировали. Новый сезон сериала студии «Квартал-95» действительно выглядел многообещающе, а главное, свежо, и финал был непредсказуемый.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров