вторник, 18 января 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Как Зеленский дождался звонка от Байдена Коротая время до телефонного звонка президента США Байдена, руководство государства перебралось в ведомственный спортзал, чтобы полюбоваться там выдающейся физической формой самого влиятельного мирового лидера современности. Делать все равно было больше нечего, потому что все уже было сделано. Впервые за 30 лет субъектность Украины достигла высшей точки за всю историю страны

— Знаете, господа, перед встречей Байдена и Путина многие, очень многие спрашивали у меня, чего именно я ожидаю от этой встречи, — солидно пробасил спикер Рады Стефанчук, — так я им сразу объяснил, что ничего говорить не буду: не хотел бы, чтобы какие-то мои комментарии повлияли на эти переговоры. Вдруг бы Байден начал ориентироваться в своей политике исключительно на меня, а я к такой ответственности пока не готов.

— А он на тебя разве не ориентируется? — удивился Юзик. — Мне иногда кажется, что американцы даже на меня ориентируются, при том что мне на них, честно говоря, как-то даже и все равно.

Стефанчук и Юзик тонко улыбнулись друг другу через гимнастического козла, за которым они неспешно угощались блинами с вермишелью и чаем для утолщения. Сбоку раздался нарастающий мелкий топот, и в следующий момент президент Зеленский мускулистым вихрем прыгнул через козла, не сбив с него ни одного блина, приземлился на мат, взлетел на кольца и стал выделывать на них всевозможные трюки.

— Браво! — крикнул ему министр иностранных дел Кулеба. — Какая сила! Какая мощь!

Зеленский спрыгнул с колец, показал ласточку и азартно полез по канату.

— Так умахался с этими европейскими бюрократами, вы себе не представляете, — признался Кулеба. — Буквально пару недель назад в Брюсселе я вот этими самыми руками реально хватал всех за грудки и говорил: «Садитесь, говорите про санкции, что именно, когда. Это же серьезные вещи!» Пока поджопников не раздал, никто ничего делать не хотел, представляете?

— Никто за Украину воевать не будет, бе-бе-бе! — передразнил непонятно кого Давид Арахамия, рассеянно раскуривая свисток. — А кто будет? Мы, что ли? Или Александр Сергеевич Корниенко?

Все засмеялись: про Корниенко вышло тонко, даже, можно сказать, чересчур. Тищенко надул баскетбольный мяч и в растерянности уставился на него, пытаясь понять, как и, главное, куда. Рядом с ним на куче матов сидел раскрасневшийся депутат Яременко и, тяжело дыша, смотрел на смартфоне какое-то важное дипломатическое видео в беззвучном режиме.

— Ты шо, туда нельзя! — внезапно крикнул Яременко кому-то в телефоне. — С ума сошел?! Табу!

Зеленский добрался на канате до потолка, съехал вниз, снова пронесся над козлом, допрыгнул до баскетбольного кольца, зацепился, заглянул оттуда в смартфон Яременко и упал.

— Доброе утро всем!!! Друзьям и тем, кто завидует! — воскликнул президент. — Что там, Байден не звонил?

— Нет, — ухмыльнулся Ермак. — Видно, от зависти рот перекосило.

— Скорее, не может слов подобрать, — проницательно сказал Зеленский. — Ведь ни о чем же толком не договорился, старый пень, и теперь не знает, как мне об этом сказать… Ну вот за что нам такая рохля в Вашингтоне?

— Не, ну оно ж как бы полработы не показывают, — дипломатично сказал Яременко. — Байдену еще с европейскими партнерами надо обо всем договориться, и только потом уже на доклад к вам выходить.

— Ну, вообще-то да, — сказал Зеленский, рассеянно потянул пружинный эспандер и разорвал его своей могучей силой. — Но мог бы хотя бы время сказать, не могу же я постоянно оглядываться на телефон, у меня и так работы двадцать четыре на семь.

Арахамия докурил свисток, и его повело.

— Кстати, смотрел новое расследование вчера, говорят, какой-то бизнесмен Коитус к вам на день рожденья приезжал, — доверительно сказал он президенту.

— Контрус, — поправил его Ермак с легким раздражением. — Не знаем такого.

— Так шо, цыгане с медведями тоже были, да? — не унимался Арахамия.

Зеленский вскипел, хотел ответить что-то резкое, но передумал, отвернулся и увидел, как какой-то цыган пытается украдкой увести из спортзала гимнастического коня.

— Это не тот конь, чертов ты балбес! — заорал Зеленский. — И вообще, чего ты за мной везде ходишь? Где твой медведь?!

— Я так и знал, — обиженно сказал Арахамия. — Меня, значит, не пригласили, а цыган, значит, пригласили.

— И черт с ним, с тем Байденом, не звонит, и не надо, — неожиданно сказал Зеленский. — Хватит уже того, что я позитивно оценил сам факт его переговоров с Путиным. Надеюсь, после этого он ответит мне, хули мы до сих пор не в НАТО.

— Байден пляшет под дудку Путина, — махнула рукой депутат Богуцкая. — Бац — и нету санкций против «Северного потока», а Билл Гейтс, значит, при этом филантроп? Ну извините! Вы знаете, что он вакцинирует сперматозоиды?

— Кто? — растерянно спросил Зеленский. — Что?

— Билл Гейтс вакцинирует человеческие сперматозоиды, — терпеливо повторила Богуцкая. — Гейценята правят миром. А я вам сразу говорю, что вакцинированный сперматозоид я в себя не впущу ни за какие коврижки! Не хватало еще уродов рожать.

— Сударыня, я, конечно, вакцинирован, — прокашлявшись, начал Яременко. — Но мне известен один тайный способ, при котором…

— Не связывайся с ней, Бодя, — предупредил Арахамия, — у нее бывший в тюрьме сидит, фармакологическим пыткам подвергается.

— Михаила Саакашвили фармакологией не удивить, — гордо сказала Богуцкая. — А то, что его недавно ремнем отшлепали за то, что он в знак протеста кашу по стене размазал, так это враки.

— А то, что он свою жену потребовал судить за растрату, потому что это она все украла, а не он, — тоже враки? — настаивал Арахамия, закуривая скакалку. — Хорошенькое же дело все на жену потом свалить.

— Да, неплохое, — задумчиво сказал Зеленский, но потом спохватился и быстро перевел тему: — Что там, Байден не звонит?

— Не, — сказал Ермак.

— Хорошо, — сказал Зеленский. — Видно, что боится, потому что я ведь сразу начну задавать неудобные вопросы. В этой непростой ситуации Украине жизненно необходимы новые асфальтоукладчики и…

— И когда русские увидят, какие у нас дороги, они нам сами цветы с гусениц кидать начнут, — закончил за него Стефанчук.

Зазвонил телефон. Все вздрогнули, но это был не Байден и не Зеленскому. Многостаночник широкого профиля Сергей Лещенко успокаивающе помахал всем рукой, залез в штаны и, достав айфон, сказал в него:

— Привет, дорогая, хорошо добралась? Как погодка в Москве?

— Это телка евойная, диджейка, — сказал Арахамия, и в его голосе прорезались обиженные нотки. — Опять в русский гей-клуб бабло косить поехала. Ее, значит, пригласили, а меня, значит, не пригласили, и это при том, что я со своими сетами перед такими людьми в Трускавце выступал, что этой козе и не снилось!

Заскучавший Яременко достал радиоприемник, настроенный на эротическую волну, и со странным удовольствием вытащил антенну.

— Мужчине, который выдавал себя за сотрудника спецслужбы, предъявили подозрение, — сказало радио. — Как сообщает пресс-служба СБУ…

— Мужики, кажется, Баканов Арестовича повязал! — встревоженно воскликнул Яременко.

— Нет, — коротко успокоил его Ермак.

— Как можно сильнее продвигай в этой тоталитарной стране интересы ЛГБТ! — строго говорил Лещенко в телефон. — Передай, что если кого-то там надо научить искусству лизинга, я научу. Так, как я, там точно никто не умеет.

— Байден доиграется, что я в итоге просто трубку не возьму, — невпопад рявкнул Зеленский. Губы его задрожали от злой обиды.

Внезапно в его голову пришла неожиданная мысль.

— Слышите, пацаны, а президентский спецтелефон вообще кто-то сюда взял? — спросил он с обеспокоенной улыбкой.

— Я думал, ты взял, — пожал плечами Ермак.

— А я думал, ты, — сказал Зеленский.

Оба засмеялись. Ермак оглянулся к двери, в которую цыган постепенно пропихивал коня.

— Эй, человек! — повелительно сказал Ермак. — Принеси из моего кабинета президентский спецтелефон, он где-то там на диване валяется.

Цыган кивнул, вытолкнул-таки коня и ускакал за телефоном.

— Там, наверно, уже штук двадцать пропущенных, — захихикал Зеленский. — Ничего, скажу, что был занят, укреплял силы. Я же 80 кило от груди жму, ты в курсе?

— Да ты что! — уважительно сказал Ермак.

Цыган принес телефон, Зеленский взял его в руки и увидел, что ни одного пропущенного на нем нет.

— Ах ты старый козел! — возмутился было глава государства, но тут трубка, наконец-то, завибрировала. На экране высветился секретный номер Байдена.

Зеленский удовлетворенно улыбнулся, выждал с полминуты, чтобы заранее поставить собеседника на место, нажал кнопку ответа и солидно сказал:

— Алло. Президент Владимир Зеленский слушает.

— Слышь, президент, — сказал в трубке Байден. — Ермака позови.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров