воскресенье, 5 декабря 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Дружба народов России окрепла настолько, что со дня на день Кадыров может убить Маргариту Симоньян В России возник вакуум этнической преступности – важнейшей скрепы, на которой зиждется дружба народов вяликой империи. К счастью, кремлевская природа не терпит пустоты, и на помощь законопослушному русскому народу снова пришли «все эти приезжие и лица кавказской национальности», понаехавшие в тучную Россию из своих аулов, чтобы бить, бухать и грабить

Скорее всего – размышляют православные граждане в социальных сетях – пристрелит, аки бешеную собаку, и с бобрами упокой, но для начала, конечно же, изнасилует, обхамит, ограбит, огреет лопатой по горбу и попутно надругается над Вечным Огнем, потому что как же иначе, нерусские люди по-другому же никак.

Долгие годы самым страшным головорезом в России был Злой Хахол. Не то чтобы он был злой по какой-то конкретной причине – да и с каких пор этой коварной нации нужна причина, чтобы вернуться к своим биндеровским корням? – просто по жизни, да и чувствовал, видно, что скоро Крым уйдет от него в родную гавань, вот и бесился, а потому до 2014 года львиную долю самых страшных преступлений на территории РФ совершали украинские заробитчане, которые, судя по заголовкам тогдашних российских новостей, редко могли пройти мимо какого-нибудь коренного москвича, чтобы не изнасиловать его или хотя бы не убить. За такое плохое поведение у злых хахлов на добровольной основе забрали Крым, они обиделись и уехали убивать русских людей у себя дома, ну и скатертью дорога, потому что для поддержания необходимого градуса украинофобии Кремлю они были уже не нужны.

Так в России возник вакуум этнической преступности – важнейшей скрепы, на которой зиждется дружба народов вяликой империи. К счастью, кремлевская природа не терпит пустоты, и на помощь законопослушному русскому народу снова пришли «все эти приезжие и лица кавказской национальности», понаехавшие в тучную Россию из своих аулов, чтобы бить, бухать и грабить, причем, если судить по заголовкам российской прессы, за очень короткий срок масштаб их деятельности приобрел характер национального достояния.

«Хамят, насилуют, грабят: тысячи человек в Новой Москве просят спасти от мигрантов», «Уроженец Таджикистана избил беременную жену в Подмосковье «из-за культурных особенностей», «Бабка, я тебя пощупаю»: житель Узбекистана избил и попытался изнасиловать русскую пенсионерку», «Мигрант-нелегал очень не хотел на родину. Пришлось отбиваться от полиции лопатой», «В Петербурге поймали мигранта-рецидивиста, изнасиловавшего ребенка около кафе», «Казахский бандит после попытки прорвать полицейский кордон в Саратовской области призвал к миру», «Мне страшно»: кавказцы едва не забили мужчину в Подмосковье. Жена жертвы просит о помощи», «Отравившихся в армянских столичных пиццериях стало почти две сотни человек», «Школьницы не побоялись прогнать мигрантов, устроивших привал у Вечного Огня», «В Одинцове три жителя Узбекистана избили русского правозащитника», «Банда «гостей» избила защитников чуть не сбитой ими девушки в Саратове», – это далеко не все заголовки криминальной хроники одного только православного сайта «Царьград» за одну только неделю.

Дружба народов в России стала крепнуть невиданными темпами. Венцом братской любви стал свежий случай в Новой Москве, когда Эльджан, Эльхан, Фарамаз и Араз после того, как кто-то кого-то задел плечом в магазине алкогольных товаров первой необходимости, отмудохали какого-то русского витязя с ребенком. И тогда к волне всенародного интернационализма подключилась редактор «Russia Today» Маргарита Симоньян, известная в кругах национал-предателей под прозвищем «Боброедка», полученным за то, что однажды сожрала бобра, сварив его голову «с луком, морковью и лаврушкой», и неосторожно похвалилась этим в твиттере.

«Все эти «приезжие» и «лица кавказской национальности» допрыгаются, что в стране опять введут строгач с пропиской, с регистрацией, с проверками этой регистрации на каждой станции метро, – заявила Маргарита. – И правильно сделают. Ибо неча. Позорище какое. На Кавказе молодые мужчины в гостях даже в туалет, извините, стесняются зайти. Терпят. Потому что неудобно. Потому что в гостях. А в Москве, значит, не в гостях? Ну, так вам покажут, кто в этом доме хозяин».

А в доме-то хозяин Кадыров. Ознакомился Рамзан с речами Симоньян и очень удивился. «Мне, как и любому кавказцу, уже надоело это вечное обвинение. Осточертели подобные средства массовой информации и их забугорные хозяева. Живём у себя дома, хотите вы этого или нет, но так будет всегда! – написал Кадыров и добавил зловеще: — Вы и без меня знаете, какие дальше будут трагические последствия».

Симоньян быстро поняла, что, кажется, сейчас ее голову начнут варить с луком, морковью и лаврушкой. Она действительно знала, какие дальше будут трагические последствия, что ж тут не знать-то. Из Маргариты тут же посыпались панические сообщения в твиттер о том, что она же не то совсем имела в виду, что она и сама вообще-то горэц, вскормленный Кавказом бабёр маладой, и что она всегда была без ума от бородатых, гордых и благородных кавказских мужчин, которые ни за что не обидят бедную женщину из-за какого-то маленького недоразумения, правда же?.. Последовал некий условно примирительный созвон с Рамзаном, после которого Симоньян воспылала еще большей любовью к кавказцам и стала огромными кусками цитировать Великого Кадырова: «Кавказцы всегда славились гостеприимством, выдержкой, терпеливостью, широтой души, великодушием, удивительной скромностью, завидной гордостью и твердостью слова. Так давайте сохраним все те качества, которые передавались нашими предками из поколения в поколение. Подписываюсь».

Еще бы Маргарита не подписалась!

Кадыров, в свою очередь, зловеще молчал.

Тогда Маргарита написала: «Рамзану Кадырову спасибо за пост. «Помните, что настоящие мужчины на Кавказе всегда отличались высшей степенью благородства, великодушия, достоинства. Не позорьтесь и будьте благоразумны».

Кадыров продолжал молчать, рассеянно поглаживая кинжал.

Маргарита судорожно размышляла, как бы так встать перед Рамзаном на колени, чтобы никто, кроме него, не заметил, а сам он ей ничего при этом не отрезал, и не поздно ли уже.

Дружба народов продолжала крепнуть.

Вся Россия была как дружная семья.


Василий Рыбников / УНИАН
Поделитесь.





Новости партнеров