понедельник, 26 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Российско-турецкий узел «дружбы» затягивается и может лопнуть Вскоре Москва начнет ныть о турецкой оккупации Ирака, – «дружба» крепнет и может лопнуть от напряжения

Ликвидация генерала Сулеймани изменила ситуацию не только для Ирана, но и для Ирака, парламент которого через два дня 5 января единодушно принял резолюцию с требованием к правительству добиться вывода всех иностранных войск из страны. Правительство к этому было готово и ещё перед голосованием премьер-министр Адель Абдул-Махди показывал график их вывода. Разумеется, это требование касалось главным образом контингента армии США, а не Латвии или Германии.

Парламент Ирака принял решение в состоянии крайнего эмоционального возбуждения, а не менее возбужденная администрация Трампа быстро и резко ответила: пожалуйста, хоть завтра. После такого выброса эмоций обе стороны, и не только они, погрузились в размышления, – и что дальше?

Взглянем на сам предмет, тем более, что московская пропаганда любит рассуждать об «оккупации Ирака войсками США». Вывод военнослужащих США из Ирака начался ещё в феврале 2018 г. по инициативе Трампа и сегодня их там около 5 тыс. В основном это тонкие специалисты, типа ракетчиков, или инструктора. Маловато для оккупации страны с населением в 38 млн. человек. Россия в 2013 г. держала в Крыму до 20 тыс. военных, но не считала это оккупацией.

Контингенты из стран Европы в Ираке почти символические – у Германии около 160 военнослужащих, из которых 60 – это инструктора, обучающие иракскую армию. Латвия уже 8 января вывела всех шесть своих солдат из Ирака в Кувейт. Когда они вернутся в Латвию, то у Раша-тудей будет повод опять поговорить об усилении НАТО на Балтике.

Полный уход американцев из Ирака создаст больше проблем самому Ираку, чем США. Причём, – разных. Это понимают и в Вашингтоне, и в Багдаде. Поэтому Трамп так легко сразу согласился на уход, и лишь попросил оплатить затраты США на обустройство базы Айн аль-Асад, по которой иранцы нанесли основной ракетный удар, мстя за Сулеймани. Это большая авиабаза площадью в 10 кв. км, построенная ещё в 1980-ые югославами для Хусейна. Она пострадала при обеих «Бурях в пустыне» и затем её отстраивали Пентагон и новая армия Ирака.

Трамп никак не угомонит в себе бизнесмена, привыкшего считать каждый доллар. На бюджет США он по привычке смотрит как на бюджет своей частной фирмы, что в целом совпадает и с общей установкой на экономию, возникшую в Белом доме ещё при Обаме. Госдолг всё-таки давит на мозги всем его обитателям.

Трамп мыслит как босс частной фирмы, за которым решающее слово, но государство США – это не фирма, а иная структура, и вдобавок демократичная. Генерал де Голль по поводу Франции тоже с ужасом говорил: «Как можно управлять страной, в которой 246 видов сыра?». В СССР сортов сыра было не больше десяти, поэтому управлять им из Кремля было удобно. Можно сказать, количество сортов сыра – это образный критерий отличия демократий и автократий. В демократиях его каждый делает по своему рецепту, в автократиях – по ГОСТу, и так во всём. Поэтому правоверные советские люди ожидали, что в этом хаосе сыры Запада покроются плесенью и всё сгниёт, а СССР придёт к одному универсальному и оптимальному сорту Сыра. Если партия одна и правильная, то и сорт сыра должен быть один и правильный.

Под углом личных качеств Трампа, особенностей демократии в США и того факта, что в Багдаде боятся ухода армии США, и следует рассматривать эту ситуацию. Войска США в Ираке уже стали политико-психологическим фактором и символом стабильности. После их ухода у Ирака возникнет две крупные проблемы: военно-техническая и политическая.

Военно-техническая возникает из-за того, что США вывезут своё ПВО и всё наиболее ценное военное оборудование, которое по разным причинам нельзя подарить или продать армии Ирака. Поэтому премьер-министр Абдул-Махди ещё в мае 2019 г. вёл переговоры с РФ о покупке зенитно-ракетных комплексов С-400. В Москве не хуже, чем в Багдаде и в Вашингтоне видели эту проблему и поспешили предложить свои услуги. Из-за высокой цены, политических условий Москвы, недовольства Вашингтона и других причин эти переговоры буксовали, но после решения парламента Ирака о выводе войск США активизировались. О том, что Ирак вновь начал переговоры о покупке двух полков С-400 с двойным боекомплектом сообщил «The Wall Street Journal», ссылаясь на депутатов иракского парламента.

У Ирака есть пример покупки Турцией С-400, но есть и пример Ирана, сбившего двумя российскими ракетами «Тор» украинский самолёт. Как объяснил Амир Али Хаджизаде, командующий аэрокосмическими силами КСИР, оператор почему-то увидел на экране вместо пассажирского «Боинга» модели 737-800 некую крылатую ракету. У него было 10 секунд для принятия решения, и он якобы решил её сбить. Притом, что самолёт летел не в направлении Тегерана, а от него и по обычному воздушному коридору, который должен был быть хорошо известен оператору.

Москва, после заявления президента Рухани о том, что самолёт был сбит ПВО Ирана, подозрительно быстро стала разгонять мнение об иранских военных как об «обезьянах с гранатой». Но не следует считать иранцев ещё более тупыми, чем американцы, в стиле Задорнова и российского менталитета.

У военных экспертов из Украины и других стран есть более рациональное объяснение этому. По их мнению, доступ к системе «Тор» мог иметь не только пользователь в Иране. Удалённый доступ к ней могли иметь и российские военные, посредством кода, вшитого в систему производителем, который они и активировали, чтобы сбить самолёт. Ирану этот инцидент совсем был не нужен, если исключить версию тайного сотрудничества каких-то офицеров КСИР со спецслужбами РФ. Версия сотрудничества на уровне правительств Ирана и РФ аннулирована признанием Рухани.

Командование КСИР признало свою ответственность за сбитый самолёт, оператор-исполнитель тоже известен, но в Тегеране не считают это дело закрытым и продолжают расследование. Очевидно, иранцев смущает странная картинка, которую видел оператор на экране, и они ищут этому объяснение. Интересно, а если эти «обезьяны с гранатой» докажут «умным людям» из Москвы, что команда «Пуск» поступила оттуда? Что тогда? Путин и Лавров официально назовут иранцев «обезьянами», чьё мнение нельзя принимать всерьёз?

Система С-400 более сложная, чем система «Тор», и Москва, продавая её Турции или Ираку, сохранит код доступа к ней у себя тоже. В апреле спецы из РФ должны провести в Турции стрельбы из неё, чтобы Эрдоган увидел, что купил не металлолом. Вероятно, всё пройдёт штатно, но куда в случае чего полетят эти ракеты, не знает даже Аллах.

Это один из серьёзных аспектов в военно-технической проблеме, которая возникнет у Ирака после ухода военных США. Другой её аспект – вслед за оружием из России в Ирак приедут её военные и спецслужбисты. Впрочем, эти Ирак и не покидали.

Но всё это покажется мелочью в сравнении с возникающей политической проблемой. Уход американцев ряд политических сил в Ираке воспримут как разрешение к силовому захвату власти и к сведению счётов. Инициаторами этого будут проиранские группы, они уже навязали парламенту решение о выводе всех войск Коалиции против ИГИЛ. Раскол пройдёт не только по линиям арабы – курды, суниты – шииты. Раскол произойдёт и среди самих шиитов, а идея воссоздания ИГИЛ, но не под чёрным, а под белым флагом звучала ещё в 2018 г. В армии пророка Мухаммеда в VII-VIII вв. использовали зелёный, чёрный, белый и красный флаги, так что, ещё не вся палитра исчерпана.

Поэтому уход войск США больше пугает и напрягает любое правительство в Багдаде, чем Вашингтон. После него распад Ирака если не навсегда, то на какое-то время выглядит как неизбежный, а у Вашингтона уменьшается желание его сдерживать. В США начинают расставаться с привычкой думать, что население почти любой большой территории можно пропустить через «плавильный котёл» и получить на выходе демократию и вторые США из большевистского СССР. В США долго и благожелательно наблюдали под таким углом зрения за СССР, но ближе к концу ХХ в. сильно в этой идее разочаровались. В XXI в. её добило поведение путинской России и процессы в ряде стран Азии и Африки. В итоге в США всё чаще возвращаются к идее Вудро Вильсона о праве наций на самоопределение и всему из неё производному.

Поэтому сильно стремиться остаться в Ираке не будут, разве что его парламент примет резолюцию, требующую этого. Но и совсем на произвол истории Ирак не бросают, а тем более дарить его Ирану не собираются.

В Багдад 9 января прилетел глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, который и провёл переговоры на эту тему с главой МИД Ирака. Войска Турции несколько раз в процессе сначала войны с ИГИЛ, а затем с Курдской рабочей партии входили и выходили из Ирака. В итоге у неё в Ираке 14 военных баз на севере в суннитских и курдских районах. На совместной пресс-конференции в Багдаде он сообщил: Турция не оставит Ирак наедине с проблемами и не допустит его превращения в зону противоборства внешних сил.

Армия Турции готова занять место США в качестве сдерживающего психологического фактора в Ираке. Парламент Ирака точно не примет столь единодушно резолюцию об её уходе, а шиитское правительство Абдула-Махди видит в ней противовес проиранским группировкам.

Смогут ли Турция и Эрдоган отменить или отсрочить распад Ирака, а также активность в нём Ирана, – пока не ясно. Слов Эрдогана и решения парламента 2 января об отправке турецкой армии в Ливию оказалось вполне достаточно, чтобы генерал Хафтар остановил наступление и сам предложил перемирие и переговоры. По согласию обеих сторон оно началось с 12 января, правда, пока договаривались Хафтар взял «сакральный» город Сирт – родину Каддафи, но все понимали почему, и эту слабость ему простили.

11 января в Москву прилетела Меркель, и Путин сразу согласился прибыть 19 января в Берлин на переговоры по Ливии с участием всех воюющих стран и сторон. Согласился, вопреки тому, что россиян там якобы нет, а есть только какие-то наёмники ЧВК «Вагнер», которые, как заверил Путин, российскую сторону не представляют. Видимо, их и будет представлять Путин в Берлине, поскольку армии РФ в Ливии нет.

Итак, вслед за Сирией российско-турецкий узел «дружбы» стал затягиваться в Ливии и в Ираке. Очень вероятно, что сначала Россию «выбросят» из Ливии в Берлине, а затем и из самой Ливии, тем более, что её там и так нет. Эрдоган недовольство «отсутствием» РФ в Ливии уже выразил напоминанием о 2 тыс. российских наёмников, воюющих у Хафтара. Вскоре Москва начнет ныть о турецкой оккупации Ирака, – «дружба» крепнет и может лопнуть от напряжения.


Сергей Климовский / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров