понедельник, 21 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Зеленский и страсти Разумковы – Теряем время, – зловеще сказал Порошенко и, вытащив из-за стойки большой деревянный крест, принялся деловито вбивать его в землю. – Добро пожаловать на Голгофу, пацанчик, ты сам хотел. Ляшко, раздень его до трусиков

В страстную пятницу ранним утром 26 числа весеннего месяца апреля в неприметной пивной палатке посреди Мариинского парка уходящий президент Порошенко коварно подстерегал приходящего Владимира Зеленского с целью получить от того внятные ответы на глобальные вызовы, стоящие перед страной.

Обслуживание в пивняке велось честно, но обидчиво: за стойкой трудился Анатолий Гриценко. Штатный бармен из переселенцев со вчера ушел на одиночный пикет против закона об украинском языке, но встретился с мовным патрулем, обрел Тараса и подался в какие-то нацжёны, а Гриценко все равно до парламентских выборов (и, скорее всего, после них тоже) был совершенно свободен.

В телевизоре над стойкой говорили ужасные вещи.

— Я просто, бл#ть, ох#еваю, надули, бл#ть, губы, бл#ть! — горячился на экране известный телевизионный журналист. — 25 процентов, бл#ть, элита, бл#ть, подростки со спермотоксикозом, бл#ть, будем смотреть, бл#ть, как вся страна будет всыраться, бл#ть!

— А как ты хотел, — хмыкнул Порошенко.

— Бл#ть, бл#ть! Разве это, бл#ть, державницкая позиция, бл#ть? — возмущался известный журналист. — Вы, бл#ть, там не #банулись, бл#ть?

— Не, — сказал Порошенко.

— Пересекаете, бл#ть, межу! — подытожил журналист. — Сепаратисты, бл#ть, говно, бл#ть, надо объединять, бл#ть, страну, бл#ть, думайте, бл#ть!

— А чо, нормально предложил, — заметил Ляшко. — Видели, как он себя по губам бил, когда сказал слово «порохоботы»?

— Ну так страстная пятница ж, — сказала Тимошенко.

Посетители пивняка картинно перекрестились. Тимошенко под столом налила себе в пластиковый стаканчик «Вдовы Клико» из спрятанной в сумке бутылки. Гриценко заметил это, обиделся и незаметно плюнул ей в орешки.

— В Интернете обнаружено новое заявление команды Владимира Зеленского, — сказали в новостях по телевизору. — Ребята требуют от властей безвиз с Европой с 1 мая и чтобы Турчинов, наконец, испытал какую-нибудь ракету. Великий реформатор Михаил Саакашвили заявил, что на самом деле его зовут Мишко Саакашко и купил пятый билет в Киев. Владимир Зеленский заявил, что ему пока трудно спрогнозировать, что из этого следует.

— Чего? — недоверчиво вскинулся Порошенко. — Зеленский? Заявил? Да ладно.

— Как только что стало известно, это заявил фейковый аккаунт Зеленского, — сказали в новостях. — Команда Зеленского не подтверждает ничего.

— А, тогда ладно, — сказала Тимошенко. — Я вот все думаю подставить пареньку плечо, но какой-то он совсем уж невысокий, что ли.

— А я слышал, что новый кабмин Зеленского всю неделю придумывает особо смешную шутку про рост Путина, — солидно сказал Гриценко, протирая пластиковый стаканчик грязным полотенцем, — она должна сильно сблизить наши народы.

— Людоед твой инфу слил небось? — понимающе подмигнул Ляшко. — Я его когда вижу, у меня мороз по коже. Кстати, это правда, что этот Апаршин, когда бухает, то не закусывает, чтобы по пьянке не сожрать собутыльника?

— Дурак ты, Олег, и шутки твои надоели уже, — раздраженно сказал Гриценко. — Мало ли кто на доктора Лектера похож, и вообще, «Молчание ягнят» — это просто кино.

— Ага, «Слуга народа» — тоже кино, — замогильным голосом возразил мистик Мосийчук. — Совпадение? Не думаю. Доводилось мне слышать еще в раньшие времена, как Апаршин твой вот так один раз продал излишки армейского имущества, сел за это в тюрьму, съел там вора в законе, натянул на себя его кожу и возглавил банду торговцев оружием.

— Скажи еще, что он и Зеленского сожрал, — попробовал отшутиться Гриценко.

— И скажу! — запальчиво воскликнул Мосийчук. — Почем ты знаешь, что это не людоед твой сейчас в шкуре Зеленского сидит? До выборов был веселый остроумный кандидат, а после выборов стал унылое говно. Совпадение? Не думаю!

— Апаршин — не говно! — решительно стукнул кулаком по столу Гриценко. — Я за него ручаюсь.

— Постой-ка, — пораженный страшной догадкой, пробормотал Мосийчук. — А может, ты и сам… Ну-ка быстро отвечай, как зовут твою жену?

— Так, завязывайте уже, — раздраженно сказала Тимошенко. — Развели тут черт знает что в страстную пятницу.

Собравшиеся в пивняке вновь картинно перекрестились, а Тимошенко налила себе шампанского под столом.

— В стране ширится пошесть и раскол нации! — зловеще закричал в телевизоре вечно юный политолог Олесь Доний. — 24 процента голосовали за Порошенко, смерть и воровство! Они ненавидят остальных украинских граждан! Они называют их дебилами и быдлом! Они вставляют палки в колеса реформ команды Зеленского. Посмотрите вокруг, они уже начинают есть ваших детей, это фашисты, такие, как они, распяли Христа! Все из-за них! Вышвырнуть их из страны, пусть обосрутся хуже Зеленского!

Порошенко перегнулся через стойку и грубо выдернул шнур телевизора из розетки.

— Тихо, — сказал он. — Кажись, бежит, бегун сраный.

По дорожке захлопали кеды Зеленского, устраивавшего очередную утреннюю пробежку в Мариинском парке. Добежав до самых больших кустов, любимец миллионов остановился отлить. Тяжело дыша, он раздвинул руками ветки, задрал футболку и принялся отправлять естественные надобности, но что-то в журчании его насторожило. Опустив глаза, он внезапно обнаружил, что справляет малую нужду в баночку, подставленную чьей-то подлой рукой.

— Ну вот ты и добегался, касатик, — проворковал Порошенко, ловко закручивая крышку и пряча баночку в карман. Чьи-то грубые руки схватили спортсмена подмышки и затащили в пивняк.

— Ну, — процедил Порошенко, сложив руки на груди, — что ты думаешь о новом указе Путина?

— Добрый человек! — пробормотал Зеленский. — Поверь мне…

— Это меня ты называешь добрым человеком? — ухмыльнулся Порошенко. — Ты ошибаешься. В Украине шепчут про меня, что я коррупционное чудовище. Так что ты думаешь о новом указе Путина?

— Путина? — переспросил Зеленский. — Указе, да?

— Да, да, указе, — теряя терпение, сказал Порошенко. — Новом. Про паспорта.

— Вот сам ему подсказываешь, а потом удивляешься, что дебаты продул, — буркнула Тимошенко вполголоса.

— Про паспорта? — тревожно переспросил новоизбранный президент. — Мне кажется, добрый человек, у тебя болит голова. Но мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет… Ну что, прошло?

— Да ни хрена не прошло! — рявкнул Порошенко.

За кустами захлопали кеды.

— Ага, это мой тренер! — радостно закричал Зеленский. — Разумков, Разумков, я здесь! Что у меня думают про паспорта?!

Но это был не Разумков. Мимо пивняка с лихим и придурковатым видом шагал депутат Егор Соболев. Он держал перед собой мобильный телефон и важно говорил в камеру:

— А почему мы не можем создать такую партию, чтобы и за Украину, и против коррупции? А давайте это сделаем!

— О, еще один с телефоном пошел, — желчно прокомментировала Тимошенко. — Ты забыл сказать «вместе», тормоз, «сделаем это вместе».

Соболев покраснел и спрятал телефон за спину.

— Здравствуйте, Владимир Александрович, — почтительно сказал он Зеленскому, не обращая внимания на остальных. — Я хочу быть как вы, откройте мне, пожалуйста, ваш секрет.

— Спокойно, Егор, — ответил Зеленский. — Никакого секрета здесь нет. Видишь, там под горой «1+1»? Повиси-ка на нем, а когда надоест…

— Та кому я там, кроме жены, нужен, — упавшим голосом сказал Соболев. — Может, есть другой секрет какой-то, за Украину там, против коррупции…

— Ты и верно дурак, — топнул ногой Зеленский, и Егор в слезах побрел с телефоном домой.

— Теряем время, — зловеще сказал Порошенко и, вытащив из-за стойки большой деревянный крест, принялся деловито вбивать его в землю. — Добро пожаловать на Голгофу, пацанчик, ты сам хотел. Ляшко, раздень его до трусиков.

— А чего сразу до трусиков? — тупо спросил Зеленский.

— Так положено, — туманно ответил Порошенко.

— Распни его, распни! — с дурацким смехом крикнул Мосийчук.

— Нет! — вдруг раздался сзади решительный голос, и на площадку перед пивняком шагнул советник лидера рейтингов Дмитрий Разумков. В руках он держал сияющую на солнце распечатку, при виде которой злоумышленники машинально попятились.

— «Позиция команды Владимира Зеленского в отношении выдачи российских паспортов гражданам Украины! — зачитал Разумков. — Указом о выдаче российских паспортов гражданам Украины, которые находятся на временно неподконтрольных нашей стране территориях, Российская Федерация признала свою ответственность в качестве государства-оккупанта. К сожалению, этот указ не приближает нас к решению основной задачи — прекращению огня».

— «К сожалению, не приближает», — кисло повторил Порошенко. — Долго сочиняли, х#еплеты?

— Не ваше дееело! — задиристо крикнул Зеленский, вырываясь из рук палачей. — Я не ваш оппонееент, я ваш приговоооор! Вы закончили 22-го, а я закончу через пять лееет! Я молодец, а вы огуреееец!

— Ну все, все, Вова, уймись, — мягко сказал Разумков, обнимая президента за плечи и уводя подальше от людей. — Все кончено, все обошлось, мы их сделали.

— Дааа! — сказал Вова. — Мы сдеелали это вмееесте.

…По другую сторону пивной палатки кто-то аккуратно потряс за плечо мирно спавшего в траве Романа Насирова.

— Чего надо? — сонным голосом спросил Роман, высовывая голову из-под одеяла.

Над ним с жуткой голодной улыбкой склонился военный советник Апаршин.

— Сделаем это быстро, — прошептал он, доставая скальпель.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров