четверг, 26 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Живой щит: Зачем в Киев едут европейские «топы» То, что предполагалось как очередная гибридная авантюра Кремля против Украины, обернулось наступлением против него самого на всех медийных и политических фронтах

В Европе продолжает набирать обороты информационная кампания в связи с угрозой новой интервенции России в Украину. И ее авторами являются, как ни странно, не ольгинские конструкторы реальности. То, что предполагалось как очередная гибридная авантюра Кремля против Украины, обернулось для него наступлением на всех медийных и политических фронтах.

Заявления и отправка самолетов с оружием в Украину Британией и Соединенными Штатами – это уже не новость. Европа и трансатлантическое сообщество в целом на этой демонстрации поддержки не остановились.

Тень угрозы возможного нового вторжения россиян в Украину заставила очень многих в Европе или реагировать жестче, или вовсе кардинально пересмотреть собственную позицию.

Судите сами.

Удар справа

29 января в Мадриде состоялся весьма примечательный саммит европейских крайних правых. Примечателен он тем, что они подписали внезапно антироссийскую декларацию, в которой призывают «народы Европы» объединиться и критикуют Россию за то, что она своим экспансионизмом поставила Европу на «грань войны».

Среди подписантов – премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, лидер новой праворадикальной партии Vox Сантьяго Абаскаль (Испания), глава венгерского правительства Виктор Орбан и лидер французского «Национального объединения» Марин Ле Пен.

С Моравецким – все понятно. Он поляк и представитель партии «Право и Справедливость», а это почти гарантированное отсутствие теплых чувств по отношению к России.

Абаскаль? Ну, он не был замечен в подыгрыванию Кремлю. Да и в 2019 г., когда Москва проявляла к нему интерес и пыталась организовать встречу с ним для российского посла, по данным испанской прессы, Абаскаль «благоразумно» отказался.

А вот присутствие Орбана и Ле Пен в числе подписавших декларацию действительно удивляет, ведь оба политика известны своими совместными с Россией прожектами (политическими, экономическими, энергетическими) и считаются весьма лояльными по отношению к Путину европейскими политиками.

Хотя на этот счет есть несколько гипотез. Во-первых, Орбан – политик, хорошо чувствующий ситуацию, и его кульбит, неприятный для РФ, которая строит ему АЭС, поставляет газ и «Спутник V», вполне вероятно, обусловлен желанием подключиться к европейскому мейнстриму. Тем более что уже в апреле в Венгрии выборы, а Орбану нужно выжать максимум из любых перспективных направлений для завоевания симпатий избирателей.

Во-вторых, что касается Ле Пен, то ее можно охарактеризовать как «сбитую летчицу». В 2014 году она брала в аффилированном с РФ «Первом чешско-российском банке» 9 млн евро кредита на проведение избирательной кампании. После успешного провала россияне потребовали вернуть долг. Так что, как говорится, в данном случае пресловутая любовь могла пройти, а помидоры – завять. К тому же сейчас на ультраправом небосклоне Франция новая звезда – Эрик Земур, который может быть более интересен Москве, нежели вышедшая в тираж Марин Ле Пен.

Но какими бы мотивами она и Орбан ни руководствовались, факт есть факт – ультраправые в Мадриде сделали Москве подсечку.

Нафталиновые идеи

Геополитический мейнстрим вынудил адаптироваться даже немцев, которые с крайней неохотой, но все же вынуждены реагировать на российские угрозы и давление со стороны союзников по НАТО. И в той парадигме, которую избрали, основываясь на их модели взаимодействия с Россией. То есть авторитаризм – плохо, нарушение прав человека – плохо, война с Украиной – плохо; притом российский газ – тоже плохо, но нужен, а интеграция Украины в НАТО – плохо, потому что это триггер для Кремля.

Кстати, министр иностранных дел ФРГ Анналена Бербок, которая во время избирательной кампании, была едва ли не самым жестким критиком России и «Северного потока-2», подчинилась в итоге этому немецкому политическому тренду. После своей первой встречи в качестве главы МИДа с российским коллегой Сергеем Лавровым Бербок уже вторит как представителям бывшего правительства Меркель, так и российским говорящим головам: вступление Украины в Альянс сейчас не к месту и не ко времени.

Но растягиваясь все больше в геополитическом-цивилизационном шпагате, Берлин все-таки вынужден изобретать или, по крайней мере, предлагать уже готовые идеи в контексте сдерживания России.

Нет, решение о поставках оружия Украине новое федеральное правительство не приняло. «Откупилось» пятью тысячами касок (причем есть основания предполагать, что это те же шлемы, которые в начале прошлого года заказал, а впоследствии забраковал Бундесвер).

И нет, Берлин также не разблокировал передачу Эстонией украинской армии советских гаубиц Д-30, купленных когда-то у финнов, которые приобрели их в Германии. И даже полевой лазарет Украине передаст все та же Эстония, тогда как Германия возместит его стоимость.

Но при этом покуда канцлер Олаф Шольц (СДПГ) пытается выжать какую-никакую выгоду из сотрудничества с президентом Франции Эммануэлем Макроном в деле возвращения темы украинско-российского конфликта в европейское поле, его однопартийцы также пытаются предложить решение, которое могло бы выставить Берлин в лучшем свете в текущей непростой ситуации.

Дело в том, что очень своевременно, в условиях усиления давления на ФРГ в связи с ее «страусиной» позицией, вдруг подал голос авторитетный эсдек и некогда влиятельный чиновник – экс-вице-канцлер и бывший министр иностранных дел Зигмар Габриэль, выступавший (как и многие в СДПГ) за ослабление антироссийских санкций и против американского оборонного «зонтика».

В интервью Bild Габриэль реанимировал идею, которую активно продвигал пятый президент Украины Петр Порошенко – ввести миротворцев ООН на Донбасс.

Мало того, Габриэль подчеркнул, что Россия принимает участие в «военных конфликтах на востоке Украины», поэтому и нужны «голубые каски». Слышать такие заявления из уст германского эсдека – очень и очень необычно.

Неизвестно, ухватится ли СДПГ за эту идею с миротворцами, но такое вполне возможно. Если Берлин позаимствует ее у Порошенко и станет новым лоббистом «касок», то сможет засчитать себе несколько баллов как радетеля общеевропейской безопасности.

Тем более что инициатива куда безопаснее и менее затратная во всех смыслах, нежели военная помощь Киеву. Не говоря уже о том, что от мнения Германии совершенно не зависящая.

Их же методами

Очевидные переломы в мировоззрении, пусть, скорее всего, краткосрочные – это последствия в равной степени как угроз, ретранслируемых режимом Путина, который явно не ожидал такого единения европейцев; так и эффективной и масштабной информационной контратаки Запада, в первую очередь англоязычного мира: США, Великобритании, Канады.

Они смогли заставить Европу без умолку говорить о новой интервенции России, а значит и об интенсификации войны в Европе. Крупнейшей со времен Второй мировой.

Сделали Вашингтон, Лондон и Оттава это партиями противотанковых комплексов Javelin и NLAW, постоянными заявлениями и пессимистичными прогнозами. И, конечно же, дипломатическими маневрами вроде рекомендаций Госдепартамента США к работникам посольства в Киеве вывезти родных домой. Примеру американцев также последовали и в Канаде, МИД которой 30 января сообщил о временном отзыве младшего персонала из дипмиссии в украинской столице.

Добавим сюда также внеплановые визиты (как состоявшиеся, так и предстоящие): госсекретаря США Энтони Блинкена, премьера Британии Бориса Джонсона (он также отменил поездку в Токио из-за Украины), его польского коллеги Матеуша Моравецкого, а также нидерландского – Марка Рютте, который прибудет в компании министра иностранных дел королевства Вопке Гукстры. Наконец, в Киев прибудет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Все, кроме Блинкена, который уже был в Киеве, приедут в Украину на этой неделе и в ближайшее время.

Своим присутствием в Киеве они дополнительно актуализируют тему возможного вторжения России, подогреваемую подробными сообщениями о численности российской группировки на украинской границе и территории. И в некотором роде играют свои роли в рамках обеспечения политико-дипломатического «живого щита».

О чем это говорит? О том, что коллективный Запад бьет Кремль его же оружием – информационными кампаниями, благодаря которым максимально повысил ставки в нашем пасьянсе.

И, да, можно констатировать, что «Карибский кризис 2.0» все больше похож на объективную реальность, пусть и сугубо в медийном пространстве. Чего Москва определенно не хотела бы допустить.

Вопрос в том, какими будут мир и ситуация в нем после таких глобальных потрясений. Каково будет место Украины в этом мире – как элемента западной политической и безопасностной архитектуры или зыбучих песков для режима Путина?


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.