понедельник, 26 июля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Личная армия Зеленского: Как у МВД будут забирать Нацгвардию Нельзя исключать страх Банковой, что Монастырский может не захотеть играть в игру Зеленского, если она станет слишком рискованной

Как только Верховная Рада назначила нового министра внутренних дел, Владимир Зеленский тут же стал строить планы по разделу системы МВД. Об этом чистосердечно признался глава парламентской фракции «слуг народа» Давид Арахамия в эфире телеканала «Украина 24».

Напомним, что на данный момент МВД подчинены Национальная гвардия, Национальная полиция, Государственная пограничная служба, Государственная миграционная служба и Государственная служба по чрезвычайным ситуациям. И вот сейчас, по словам Арахамии, одной из главных задач нового министра Дениса Монастырского будет разделение этой системы.

«У нас как у правящей коалиции есть план институциональный о том, что такие крупные министерства надо разбивать на несколько инстанций. Нацгвардия должна быть разобщена с полицией, и пограничная служба также», — подчеркнул Арахамия. Он добавил, что пограничную службу «точно» заберут у МВД, а по миграционной службе — «вопрос открытый».

Страх первый: Монастырский

На первый взгляд, тут все ясно. Пока министром был Арсен Аваков, он и подбирал людей на руководящие должности в системе МВД. А сейчас Зеленский получил возможность поставить во главе всех этих институций своих людей. И вся реформа затеяна именно для этого.

Однако при ближайшем рассмотрении эта версия оказывается неправдоподобной. В самом деле, чтобы поставить своих людей во главе Нацгвардии и Госпогранслужбы, вовсе не обязательно выводить эти органы из системы МВД. Нынешние руководители этих органов — командующий Нацгвардии генерал-полковник Николай Балан и глава Госпогранслужбы генерал-майор Сергей Дейнеко — назначены указами Зеленского. И если Зеленский захочет заменить их на каких-то других людей, он сейчас может сделать это, не спрашивая ничьего согласия. Достаточно просто поставить Монастырского перед фактом: хочу — и все, не согласен — пиши заявление об отставке, найдем вместо тебя другого министра.

Ну и вообще Монастырский должен быть достаточно послушен Зеленскому, чтобы согласиться на любые кадровые решения в системе МВД, которые предложит Банковая. Так что именно сейчас попытка развалить систему МВД выглядит нелогичной. Она была бы логичной раньше, как способ ослабить Авакова, который является самостоятельным игроком. Но зачем ослаблять Монастырского, который всего лишь солдат Зе-команды?

Первый вывод, который можно сделать, заключается в том, что Зеленский не доверяет Монастырскому. Тут могут быть разные мотивы. Например, на Банковой могут опасаться того, что Монастырский, имея в своем подчинении ряд крупных силовых ведомств, возомнит себя независимым политиком и захочет сыграть в какую-то свою игру. Нельзя исключать также страх Банковой, что Монастырский может не захотеть играть в игру Зеленского, если она станет слишком рискованной. А люди, подчиненные Монастырскому, даже если они ставленники Зеленского, могут ослушаться приказов с Банковой, если МВД займет иную позицию.

И вот тут самое время задуматься: какую рискованную игру планирует Зеленский, что даже лояльный к нему Монастырский может не захотеть в нее сыграть? К какому «часу Х» готовится Банковая?

Страх второй: Нацгвардия и улица

Посмотрим прежде всего на то, как Зеленский может использовать Нацгвардию. Еще 29 августа 2019 г. он подал в Верховную Раду законопроект №1007, который имел целью вывести Нацгвардию из структуры МВД и подчинить ее лично президенту. Зеленский определил этот проект как неотложный, однако против разделения МВД выступил Аваков, и проект №1007 так и остался непроголосованным. Впрочем, Зеленский его не отозвал. А 2 февраля 2021 г. он был включен в повестку дня пятой сессии. Теперь, по-видимому, перейдет «по наследству» в повестку дня шестой сессии. В этом можно будет убедиться 7 сентября, когда парламент возобновит работу после каникул.

Возможен и вариант расчленения Нацгвардии. В сентябре 2019-го Офис президента, видя сопротивление проекту №1007, предложил компромиссную идею — разделить Нацгвардию на три части: под руководством МВД, Минобороны и президента.

«Национальная гвардия — это совокупность различных подразделений. Мы считаем, что часть Национальной гвардии может и должна остаться в МВД. Часть боевых подразделений, участвующих в военном конфликте на востоке, должна быть переподчинена Министерству обороны или Генеральному штабу. А часть подразделений — напрямую президенту», — рассказывал тогдашний руководитель ОП Андрей Богдан.

С Богданом на Банковой давно распрощались, но планы его не забыли. Тем более что родились они не на пустом месте. Во времена Кучмы параллельно существовали Нацгвардия, подчиненная президенту, и внутренние войска МВД. Но сам Кучма счел это излишним, потребности в личной армии он не испытывал, и в январе 2000 г. Нацгвардия была расформирована. В марте 2014 г. она была создана вновь на базе внутренних войск МВД и подчинена МВД. То есть это совсем не та Нацгвардия, которая была у Кучмы. А Зеленскому, похоже, хочется иметь именно свою личную армию — так сказать, последнюю защиту на крайний случай.

Арахамия говорит, что вопрос о том, кому переподчинить Нацгвардию — «дискуссионный». В любом случае можно ожидать, что Зеленский потребует, чтобы вся Нацгвардия или какая-то часть ее подразделений, которая из нее будет выделена, подчинялась непосредственно ему.

Зеленский легко добьется принятия соответствующего законопроекта (№1007 или какого-то нового, который будет написан за время каникул). Голоса в парламенте у него есть.

Конечно, тут можно возразить — зачем, мол, Зеленскому личная армия, от кого ему защищаться? Ну, выйдут пару тысяч человек на пару часов под ОП или Верховную Раду — разве это может кого-то напугать? Но у Зеленского может быть другой расчет, например, выглядеть страшным — чтобы себя обезопасить. То есть наличие личной армии станет сдерживающим фактором для улицы. Но вот станет ли — большой вопрос…

Страх третий: пограничники и нарушители

Иную причину имеет интерес Зеленского к Госпогранслужбе. По словам Арахамии, уже есть законопроект о том, что Госпогранслужба должна быть подчинена Кабмину как отдельный центральный орган исполнительной власти.

Сразу подчеркнем, что это очень странное решение. В цивилизованных странах пограничники работают в тесной связке с полицией и подчиняются обычно именно МВД. Другая модель была в СССР — там пограничные войска подчинялись КГБ, и такая же модель сейчас в России, где погранслужба входит в состав ФСБ.

Зеленский постеснялся копировать советско-российскую модель и это, безусловно, хорошо. Также хорошо, что он постеснялся подчинить это ведомство непосредственно себе. Однако подчинение Госпогранслужбы непосредственно Кабмину может вызвать проблемы.

Нужно понимать реалии пограничников: когда они работают в обычном режиме, им не нужно ни с кем ничего согласовывать. Такая потребность возникает в исключительных случаях — когда нужно принимать политические решения. Например, через границу в Украину пытается пробраться какой-то шумный деятель: какой-нибудь российский или белорусский оппозиционер, или кто-то из беглых бывших украинских политиков, или кто-то, кто ранее был выдворен из Украины, или криминальный авторитет, вор в законе, или просто российский артист, которому запрещен въезд, но который уверяет, что он друг Зеленского или Баканова или кого-то еще из Зе-власти…

Похоже, Зеленский не хочет, чтобы такие вопросы решал Монастырский, и намерен сам, без лишних посредников, давать указания пограничникам, кого пускать, а кого спроваживать обратно. А в глазах общества вина за все спорные решения будет лежать не на президенте, а на Кабмине.

Но у этой модели, при всей ее привлекательности для Зеленского, есть один существенный изъян. В критической ситуации Госпогранслужба может забуксовать. Сейчас, если произойдет какой-то серьезный инцидент на границе, политическое решение полномочен принимать министр внутренних дел. Но если Госпогранслужба будет подчинена напрямую Кабмину, то Кабмин не сможет оперативно реагировать. Для принятия решения нужно будет созывать заседание, собирать всех членов правительства, и все это требует времени, тогда как реакция может требоваться мгновенно и каждая минута может быть на счету.

Наверное, можно предположить, что в случае чего оперативно отреагирует Зеленский, возьмет ответственность на себя и даст адекватные приказы. Но очень трудно представить, как все это будет выглядеть на практике — и в плане оперативности, и в плане ответственности, и в плане адекватности.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров