суббота, 8 мая 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Добро пожаловать вон: Почему Судан указал России на дверь В снижении влияния Москвы в Африке заинтересованы сразу три страны – США, Турция и Китай

Судан приостановил действие заключенного с Россией соглашения о строительстве базы военно-морского флота РФ в Порт-Судане, которая имеет стратегическое значение для Москвы ввиду своего расположения – в районе ключевой нефтетранспортного маршрута из Азии в Европу. Также Москва могла бы «присматривать» за транзитом нефти из Южного Судана, поступающей в нефтетерминал в Порт-Судане по единственному трубопроводу. Теперь эти рычаги давления становятся перспективой отдаленного будущего. Если Москва вовсе не будет их лишена.

Как сообщает телеканал Al Arabiya, в Хартуме заблокировали размещение в Порт-Судане, на базе «Фламинго», любых российских кораблей до тех пор, пока соглашение не будет ратифицировано суданским парламентом.

Предварительное утверждение его состоялось в ноябре 2020 г. Проект документа 11 ноября опубликовал официальный портал правовой информации. А уже пять дней спустя президент РФ Владимир Путин издал распоряжение о размещении в Судане «пункта материально-технического обеспечения Военно-морского флота». В декабре соглашение подписали обе стороны – и Москва, и Хартум.

Согласно документу, Судан позволял России разместить у себя до четырех кораблей, включая оснащенные «ядерной энергетической установкой» (в ВМФ РФ таковыми являются ракетные крейсеры и ударные субмарины; и те, и другие являются носителями ядерного оружия), а также развернуть на базе максимум 300 человек военного и гражданского персонала. И все это условно бесплатно, ведь рассчитываться Москва должна была укреплением обороноспособности Судана.

Дело оставалось за малым – парламент принимающей стороны должен был ратифицировать соглашение. И до сих пор считалось, что это чистая формальность и проблем никаких не возникнет.

Потому россияне начали еще до ратификации перегонять в Порт-Судан живую силу и военную технику.

По данным Al Jazeera, за последние несколько недель на базе «Фламинго» поселились около 70 российских военнослужащих, в том числе 10 офицеров. Были доставлены ракетные системы (очевидно, комплексы ПВО), установлена РЛС, а суданским солдатам запретили вообще приближаться к «Фламинго».

В России информацию о замораживании соглашения официально опровергают. В частности, посольство РФ заявило, что сообщения суданских СМИ не соответствуют действительности, и рекомендовали российским изданиям не перепечатывать материалы «со ссылками на некие однозначно непроверенные источники».

Между тем, по информации Al-Ain News, на протяжении последней недели в Судане наблюдалась острая дискуссия относительно прибытия российских военных в страну.

Вполне возможно, что недовольство Хартума обусловлено действиями самих россиян. Начиная от грубого отношения солдат к местным «коллегам» и заканчивая нарушением неких договоренностей по поставкам российского оружия.

Однако в любом случае столь резкий поворот в отношениях двух стран и намеренное «выпячивание» необходимости ратификации соглашения вполне ручным парламентом могут быть признаками того, что российскому ВМФ придется спаковать чемоданы и покинуть Судан, несолоно хлебавши.

Каковы же причины разногласий? Версий несколько.

Во-первых, Хартум, возможно, попросту решил поднять цену сделки. И может это себе позволить, поскольку международное положение России после стягивания войск к украинским границам, скандалов в Чехии и Болгарии весьма и весьма шаткое. К тому же Судан пользуется и повышенным к нему вниманием со стороны Соединенных Штатов и Китая.

Уже подписав соглашение, власти Судана могли осознать, что продешевили и можно выторговать больше – как за разрешение россиянам все же построить базу, так и наоборот. В общем, в этом случае речь идет о своего рода аукционе – или же классическом сценарии «золотая акция».

Китайская экспансия

Во-вторых, стоит принимать во внимание, что Судан, как и многие африканские страны, входят в орбиту влияния Китая. Поднебесная десятилетиями вливает в них колоссальные инвестиции, реализует инфраструктурные и промышленные проекты.

В Судане Пекин воспользовался тем, что в результате гражданской войны, разделившей Судан на два государства (Судан и Южный Судан) и массовых убийств в Дарфуре уже бывший (лишенный власти в 2019 г. после почти 30 лет у руля) Омар аль-Башир оказался нерукопожатным авторитарным лидером, за которым охотился Международный уголовный суд.

С 1996 г. Китай начал активную финансовую экспансию в Судан, причем чем тяжелее становилось бремя западных санкций – тем больше осваивался. Приоритет – добыча нефти, а также в другие секторы экономики, связанные с этой отраслью. К 2007 г. общий объем китайских инвестиций в Судан вырос до $9,7 млрд. В 2010 г. КНР превратился в крупнейшего торгового партнера этой страны.

Пекин помогал Судану едва ли не во всех сферах: и очередной дворец аль-Баширу строил, и железную дорогу от Хартума, кстати, до Порт-Судана; и угольные и газовые электростанции, и энерготранспортную инфраструктуру, и многое другое.

Параллельно с интервенцией России в Украину Москва взяла курс на возвращение на Африканский континент – в том числе, в Судан. Возвращение это было не прямым, а в рамках уже классической гибридной стратегии (наемники, инструкторы, политтехнологи), за реализацию которой отвечал куратор ЧВК «Вагнер» и «фабрики троллей» Евгений Пригожин. В обмен на такую гибридную помощь россияне получали выгодные контракты и доступ к ресурсам Судана.

Тягаться с Китаем РФ, конечно, не могла. Но деструктивное присутствие россиян мешало планам КНР. И, понятное дело, в Пекине весьма заинтересованы в выдавливании россиян из Судана, куда уже влиты огромные деньги.

К слову, Пекин не отказался от своей проекции мягкой силы, основанной на инвестициях. Так, 4 марта 2021 г. министр инвестиций Судана Аль Хади Мухаммед Ибрагим обсудил с бизнес-делегациями из Китая очередные вложения в суданскую экономику в размере $1 млрд.

Такая сумма для России неподъемная. Единственным игроком, кто способен конкурировать с Китаем в этом плане, являются Соединенные Штаты, которые с 2019 г. начали расширять свое влияние в Африке, вытесняя россиян.

Американская экспансия

За последние полгода присутствие Вашингтона в Судане выросло в разы. Началось все в конце октября прошлого года с подписания странами соглашения о восстановлении суверенного иммунитета Судана.

15 декабря Госдепартамент вычеркнул Судан из списка государств-спонсоров терроризма, куда тот угодил из-за поддержки аль-Баширом террористических группировок «Аль-Каида», «Хамас», «Хезболла». 6 января в Хартуме была подписана декларация о присоединении Судана к «Авраамовым соглашениям», направленным на нормализацию отношений с Израилем. Также Судан выплатил жертвам атак «Аль-Каиды» на дипмиссии США в Африке в 1998 г. $335 млн.

Штаты отплатили звонкой монетой: $111 млн – на погашение части двустороннего долга, $12 млн – на выплату долга МВФ. Кроме того, Вашингтон выразил намерение предоставить Хартуму $700 млн помощи и $1 млрд займа для погашения долга перед Всемирным банком.

Параллельно Вашингтон развернул бурную деятельность в самом Судане, не забывая освещать ее на сайте посольства и в Facebook.

Посольство США в Хартуме похвастало в марте тем, что Штаты выделили $2 млрд на закупку вакцин от Covid-19 для программы COVAX, благодаря которой правительство Судана получило 828 тыс. доз.

Тем временем американский дипкорпус в апреле, т.е. накануне приостановки соглашения с РФ, разъезжал по стране с различными миссиями, призванными продемонстрировать высокий уровень поддержки со стороны США: это и открытие клиники, отремонтированной на американские деньги, и раздача помощи местным жителям по случаю Рамадана, и запуск программы стипендий для граждан Судана.

Отдельно нужно обратить внимание и на интенсификацию военных контактов. В конце января страну посетили замкомандующего Африкома Эндрю Янг и директор разведки Африкома контр-адмирал Хайди Берг. 24 февраля впервые за несколько дестяков лет в Порт-Судан зашли американский военный транспортник Carson City и эсминец «Уинстон Черчилль».

Но спустя несколько дней туда же впервые после распада СССР зашел российский корабль – фрегат «Адмирал Григорович», а 11 апреля – разведывательный корабль «Иван Хурс». Оба, что характерно, – сравнительно новые. И оба приписаны к средиземноморской группировке ЧФ РФ.

Прочь из Судана

Теперь какое-то время в Порт-Судан смогут наведываться лишь российские корабли-разведчики. Это, в свою очередь, открывает перспективы для многостороннего давления на Хартум со стороны двух соперничающих сил – США и Китая. Ведь от этого порта до баз США и Китая в Джибути рукой подать – каких-то 650 миль.

Да, глобальное соперничество между Вашингтоном и Пекином нарастает. Но это не исключает если не сотрудничества, то, по крайней мере, нейтрального отношения к действиям друг друга в отношении россиян в Африке, которые расширяют свое влияние за счет гибридных механизмов, влекущих за собой хаос и проблемы для нормальных торговых отношений.

Нежелательно закрепление россиян в Судане и Турции, которая с 2017 г. работает над возвращением в Северную Африку, некогда пребывавшую под властью Османской империи.

Анкара уже доказала, что способна разрушить геополитические авантюры Кремля в Ливии, Сирии, на Кавказе. Вполне возможно, что и она снова даст о себе знать в Судане.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров