воскресенье, 5 декабря 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

К чему приведут метаморфозы Зеленского в интервью для НВО Ребята из Офиса президента, если разговор Зеленского с одним из лучших политических журналистов Америки состоялся по вашей инициативе, – то это не ваша заслуга, а ваша вина и ваша беда

Для начала небольшой экскурс в демонологию. Укушенный упырем становится упырем. Укушенный оборотнем становится оборотнем. Укушенный… Ну, в общем, вы поняли: если в силу тех или иных причин нечисть вас лишь отведала, но не стала трапезничать, вы пополните ее ряды. Это нечто вроде коронавируса, только без надежды на вакцинацию. Впрочем, антидот имеется: подобным опасностям подвержены только глубоко верующие в существование нечисти люди. И, как следует из интервью Владимира Зеленского Axios – документально-новостному подрядчику НВО – с ним произошло это несчастье.

Владимира Александровича укусил Петр Алексеевич, который Порошенко. Укусил сильно, безжалостно и злокозненно. Отчего Владимир Александрович в Петра Алексеевича стремительно превратился. Ну не то чтобы совсем – он оказался для напасти крепким орешком, и хворь сумела подчинить его примерно наполовину. Вторая половина по-прежнему остается Владимиром Александровичем, так что кто-то может усмотреть в этом парафраз сюжета о докторе Джекиле и мистере Хайде – примерно такой же, как и в случае с рояльным номером The Freaking Brothers. А кто предпочитает попсе классику (ведь найдутся же у нас и такие извращенцы), могут припомнить миф о двуликом Янусе.

Впрочем, неважно, какая метафора дихотомии или двуединства придет вам в голову. Важно то, что она будет описывать: когда Зеленский говорит с западными визитерами о положении Украины на внешнеполитической арене, о ее отношениях с НАТО, о евроатлантическом единстве, о европейском фронтире, об Украине-защитнице цивилизации, выстоявшей перед российской агрессией, несмотря на разоруженную и раздетую армию, – в эти моменты он перестает быть собой. Уж не знаю, как это получается технически, но, если закрыть глаза и игнорировать тембр голоса – можно почувствовать себя попаданцем в альтернативную реальность, будто пятого переизбрали на второй срок.

Тут, конечно, стоит поинтересоваться, как борется с когнитивным диссонансом безъядерный электорат шестого – надеяться, что подобные порошенковы происки Офис президента вычистит из транскрипта интервью при публикации, не приходится: подобного рода коррекция ему определенно не по силам. Чуток приукрасить, подрезать или переврать – это, конечно, бывает. Но, по крайней мере, в случае с Axios, если судить по немногочисленным тизерным фрагментам интервью, уже доступным в сети, речь идет скорее о трудностях перевода, чем о конструировании альтернативной реальности. Хотя, по совести, и это чересчур: сравнивая коммерческий оригинал с официозным пересказом, злые языки в эпоху наичестнейшего правления неизменно должны завязываться узлом от невозможности придраться. Даже к такой мелочи, как ответ, данный на отсутствующий вопрос в самом начале интервью.

Впрочем, не суть. Суть в том, что президент Байден теперь точно должен признать президента Зелешенко своим старым, пусть и новым приятелем. И согласиться «выйти на новый этап, начать новый путь». Каковой, в разумении президента Зелешенко, есть открытый разговор. Как же так, мол, Джо? Как так получилось, что Украина до сих пор не в НАТО? Ну, сделай же что-нибудь! Мы, дескать, и в Конституции евроатлантическую интеграцию прописали, а она все не наступает (на этих словах абстрактные медведчуки вожделенно почесывают конкретный свежепринятый закон о референдуме).

И вдруг из этих грез, разливающихся перед политическим обозревателем Джонатаном Своном, выныривает кристально чистый Зеленский: мол, хорошо бы, чтобы Байден ответил: «Господин Президент, мы ощущаем Украину как стратегического партнера». Уж не знаю, как можно отождествлять стратегического партнера с половым, но ощущения, надо полагать, в этом дуэте будут еще те. Особенно для принимающей стороны.

И еще одна милая деталь, указывающая на поразительные метаморфозы Владимира Александровича. С одной стороны, он, как типичный смертный, признается в неспособности видеть альтернативное прошлое: «Мы не знаем, было бы без санкций продолжение эскалации войны. Мы с вами не знаем. Мы не можем выдумывать». С другой, как приличествует смотрящему сквозь время Янусу, он решительно заявляет: «если бы я тогда был президентом, мы бы там все умерли в Крыму, но мы бы туда «зеленых человечков не пустили». Да теперь чего уж… Россия вон и Нормандский формат динамит, и коли так и дальше пойдет, то человек Зеленский – если, конечно, никто возражать не станет – готов к разруливанию ситуации и США подключить.

В общем, мотив в этой части интервью один. И этот мотив мы все знаем с детства – он в мультфильме «Мама для мамонтенка» звучит:

Пусть Байден услышит,

Пусть Байден придет,

Пусть Байден меня

В Белый дом позовет.

Ведь быть так должно во всем свете,

Чтоб с Вовой встречались, не с Петей…

Ведь так быть должно во всем свете,

Чтоб с Вовой встречались, не с Петей!

Под этот веселый мотивчик как-то невзначай даже проскакивает заявление, что контрольный пакет «Мотор Сичи» не будет продан – хотя, конечно, такая посула безусловно меркнет на фоне 90 кг урана, которые выменял Виктор Янукович за встречу с Бараком Обамой. Впрочем, как знать – может, Байден и соблазнится… А если попутно поставит диагноз «геополитическая слепота» за неумение увидеть китайскую угрозу – ну так не «идотизм» же, в самом деле, общению не помешает.

Как бы то ни было, вследствие волшебной мелодии дух Петра Алексеевича загадочным образом окончательно покидает бренное тело Владимира Александровича, и дальше он ведет себя вполне подобающе: говорит то, что говорит обычно, когда его спрашивают о борьбе с коррупцией, чрезмерном влиянии олигархов, уголовных делах с политической подоплекой. То есть – отборные благоглупости. Борьба – идет. Олигархи – олигархируют. Я – не при делах. Ну в самом деле, не может человек, звонивший Баканову насчет чертей и бахвалившийся Трампу «100% своим» генпрокурором, указывать копающим под Байдена – Байденов и их здешнего приятеля – куда не следует совать нос. Ведь интересно же, как можно делать записи в кабинете президента. И потом, Трамп хвастался – и я хвастался, время такое было.

А что кто-то косячит и оказывается под санкциями – так опять-таки, президент тут при чем? И, кстати, «ни одна партия не должна отвечать за ту или иную особу» – сказал как отрезал. То есть, даже если Дубинский остается «слугой народа», уважаемые заокеанские партнеры, не бейте, сжальтесь, бессильные мы. А олигархи-то как раз всесильные – они ведь повсюду!

К этому моменту интервью как-то искренне радуешься, что презедент полностью овладел собой и его более не мучают величественные кошмары евроатлантической интеграции. Радуешься его ненаигранной искренности. Ну нет другого деятеля подобного ранга, который так запросто и без обиняков признает: «Мы показываем действия». А этот признал: мы – лицедеи и имитаторы, играем как умеем.

И в этом лицедействе скрыт еще один пласт. Пласт сермяжной мудрости избирателя, который голосует не за лучшего, а за подобного. За того, кто считает, что Украина имела возможность оставаться в ядерном клубе. За того, кто уверен, что Будапештский меморандум был полноценным международным договором. За того, кто не желает униженно ходить по миру с протянутой рукой, выпрашивая антиковидную вакцину, а хочет это делать с гордостью и высоко поднятой головой. За того, кто в ее, вакцины, отсутствии обвиняет западных партнеров и нечленство в ЕС, а не собственное правительство (да, при чем здесь Израиль и Великобритания?). За того, кто ни в жысть не признает пережитого, пусть даже публично, унижения: «Трамп не давил на меня, и я никогда такого не скажу. Потому что речь о Президенте. Я не просто гражданин».

И последнее. Интервью медиа мирового уровня – даже заказные и премодерированные – всегда раскрывают публике больше, чем хотят те, кто их раздают. Так что, ребята из Офиса президента, если разговор Владимира Зеленского с одним из лучших политических журналистов Америки, специалистом по Трампу, опубликовавшим множество инсайдов, состоялся по вашей инициативе, это не ваша заслуга, а ваша вина и ваша беда. Сочувствую.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров