пятница, 16 апреля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Гаагская ловушка для Кремля: Что теперь делать Путину Киев получил дополнительный рычаг давления на Кремль, чтобы российские войска убрались с Донбасса. Но, торгуясь с Кремлем, можно остаться ни с чем

В Международном уголовном суде (МУС) в Гааге завершено предварительное расследование по делу «Ситуация в Украине». В рамках следующего этапа дело передается на рассмотрение судей Досудебной палаты МУС для принятия решения об открытии полноценного уголовного расследования.

Расследование охватывает преступления, совершенные российскими оккупантами в Крыму и на Донбассе. Поэтому сейчас активно дискутируется вопрос о том, станет ли это дело предметом торгов и обменов между Киевом и Москвой.

Кому могут быть выдвинуты обвинения

Прежде чем говорить о возможных вариантах развития событий, стоит уточнить суть дела. Дело называется «Ситуация в Украине». Поэтому оно касается только преступлений, совершенных на территории Украины.

Украина подписала Римский статут (международный договор об учреждении МУС), но до сих пор не ратифицировала его. Государства, которые не ратифицировали Римский статут, могут признать юрисдикцию МУС в отношении того или иного преступления согласно п. 3 ст. 12 Римского статута. В таком случае государство несет соответствующие обязанности, но не обладает правами, которые имеет государство – участник Римского статута.

25 февраля 2014 г. Верховная Рада Украины обратилась в МУС с заявлением о признании Украиной юрисдикции МУС в отношении совершения преступлений против человечности высшими должностными лицами государства, которые привели к особо тяжким последствиям и массовому убийству украинских граждан во время мирных акций протеста в период с 21 ноября 2013 г. по 22 февраля 2014 г.

Затем 4 февраля 2015 г. Верховная Рада Украины обратилась в МУС с заявлением о признании Украиной юрисдикции МУС в отношении «совершения преступлений против человечности и военных преступлений высшими должностными лицами Российской Федерации и руководителями террористических организаций «ДНР» и «ЛНР», которые привели к особо тяжким последствиям и массовому убийству украинских граждан, начиная с 20 февраля 2014 года и по настоящее время».

Фактически юрисдикция МУС в деле «Ситуация в Украине» распространяется на любые военные преступления и преступления против человечности, совершенные на территории Украины (включая оккупированные территории) в период с 21 ноября 2013 г. любыми лицами. Украина рассчитывает на то, что у судей МУС хватит смелости выдвинуть обвинения и выдать ордеры на арест не только кремлевских марионеток на оккупированных территориях Украины, но и тех, кто руководил ими из Кремля.

Можно ли замять это дело

Подчеркнем, что МУС не рассматривает никакого иска Украины против России. А раз нет иска, то и отозвать его Киев не может, даже если бы захотел.

Есть дело «Ситуация в Украине», которое МУС решил открыть на основании двух обращений Верховной Рады. И Киев не может просить МУС закрыть это дело. Также Киев не может отозвать доказательства, переданные в Гаагу. За последние шесть лет Украина направила в МУС 14 обращений по фактам нарушений прав человека на оккупированных территориях.

Прокурор МУС Фату Бенсуда заявила 11 декабря, что расследованию по данном делу подлежат три большие группы преступлений:

  • преступления, совершенные в контексте военных действий;
  • преступления, совершенные во время задержаний;
  • преступления, совершенные в Крыму.

Замгенпрокурора Украины Гюндуз Мамедов встретился в Гааге с Фату Бенсудой и сообщил с ее слов, что в МУС должно быть открыто полноценное расследование фактов совершения военных преступлений и преступлений против человечности в условиях вооруженного конфликта. Речь идет, в частности, об убийствах, насильственных исчезновениях, пытках, преследованиях украинцев по политическим и религиозным убеждениям, а также о принудительной депортации населения Крыма на материковую часть Украины и колонизации полуострова.

Тут следует отметить еще один важный момент. Два обращения Верховной Рады и все доказательства, переданные Украиной в МУС, сами по себе не являются главным основанием для открытия полноценного уголовного расследования. Ключевым основанием является то, что Украина не может сама арестовать виновных в совершении этих преступлений и потому вынуждена полагаться на МУС.

«Проанализировав доступную нам информацию, моя канцелярия сделала вывод, что, несмотря на имеющуюся информацию о национальных судебных производствах, потенциальные дела, которые могут появиться на основании расследования, были бы допустимыми в МУС. Это объясняется либо тем, что уполномоченные органы в Украине и/или в Российской Федерации не проводят активные действия по категориям лиц и деяний, которые были идентифицированы моей канцелярией, либо тем, что национальная судебная система не является «доступной» на территории под контролем противоположной стороны, что действительно делает невозможным задержание обвиняемого, или получение необходимых доказательств и свидетельств, или вообще проведение производств представителями компетентных органов», – подчеркивает в своем заявлении Фату Бенсуда.

Поэтому пока оккупированные территории не освобождены, замять это дело невозможно даже теоретически. Ибо никто не поверит, что Киев способен сам арестовать и посадить виновных в преступлениях в Крыму и на Донбассе.

О чем могут торговаться Киев и Москва

Гюндуз Мамедов подчеркивает, что завершение предварительного расследования по этому делу «является важным шагом и гарантией правосудия, в том числе над высшим политическим и военным руководством страны-оккупанта». Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба выражает сдержанный оптимизм: «Международное правосудие не быстрое, но неотвратимое. Наступит день, когда российские преступники обязательно предстанут перед судом».

Правда, Кулеба несколько поторопился. Как свидетельствует опыт, время от выдвижения обвинения до вынесения приговора МУС может составить шесть-семь лет, но сначала нужно все-таки выдвинуть обвинение. На этот этап, то есть полноценное уголовное расследование, тоже может потребоваться несколько лет.

Именно в ходе этого этапа и выяснится, кого именно МУС хочет видеть на скамье подсудимых. Практика показывает, что МУС старается расследовать всю цепь приказов вплоть до высшего руководства.

Москва, конечно же, не выдаст ни Гааге, ни Киеву никого. Даже своих мелких прихвостней из Донецка и Луганска не выдаст, а скорее прикончит их, дабы те не всплыли вдруг в Гааге и не начали давать показания против своих кремлевских начальников.

Но нам будет важен сам факт выдвижения обвинений. Все обвиняемые окажутся под угрозой ареста в странах, ратифицировавших Римский статут. А это 123 страны мира, в том числе все страны Евросоюза. Кроме того, как только Москва окажется выдать Гааге лиц, обвиняемых в преступлениях против человечности и военных преступлениях, мы сможем требовать от Евросоюза наказать Россию максимально жесткими санкциями.

Подчеркнем, что МУС не выносит приговоров странам, а только конкретным преступникам. То есть арестовать счета или конфисковать имущество каких-либо российских структур по приговору МУС нельзя.

Но вот укрывательство Россией своих военных преступников от международного правосудия может стать поводом для возмездия со стороны Евросоюза. Захочет ли ЕС проявить солидарность с Украиной, с которой у ЕС действует соглашение об ассоциации, – этот вопрос может озаботить Москву уже сейчас. И она уже сейчас может постараться предпринять меры, чтобы предотвратить такое развитие событий.

Тут у Кремля есть два направления действий. Во-первых, обрабатывать Париж и Берлин (ибо решения о санкциях зависят прежде всего от них). А во-вторых – подкупать Киев. Если Украина не будет требовать от ЕС никаких новых санкций против России, то сам ЕС, наверное, ничего предпринимать не будет.

В принципе для Киева сейчас благоприятное время для того, чтобы ужесточить свою позицию. Член украинской делегации в ТКГ по Донбассу Сергей Гармаш справедливо отмечает, что начало полноценного расследования в Гааге преступлений российских оккупантов может серьезно изменить дипломатический фон не только в минских переговорах, а вообще дипломатический фон в отношениях Украины и России.

Более того, это дополнительный рычаг давления на Кремль, чтобы российские войска поскорее убрались с Донбасса. Ибо в таком случае МУС может (при благоприятном для Москвы стечении обстоятельств) ограничить свое расследование только преступлениями в Крыму и предоставить Украине расследовать преступления на Донбассе.

Однако в связи с этим есть и другая опасность. Если Киев начнет торговаться с Кремлем по этому делу, то может остаться ни с чем. То есть можно подорвать доверие к себе в Гааге и при этом не выторговать у России ничего, кроме пустых обещаний, от которых она откажется при первом же случае.

Если же Киев не будет пытаться разменять этот свой козырь по мелочам, то не исключены более выгодные для нас варианты развития событий. Например, самый выгодный: Путину вместе с несколькими подельниками придется уйти со сцены. Ибо России крайне невыгодно, чтоб это дело дошло в Гааге до стадии выдвижения обвинений против хозяев Кремля – если именно к такому решению судей Международного уголовного суда в Гааге подтолкнет этап уголовного расследования, предваряющего выдвижение обвинений.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров