суббота, 5 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Реванш за Пуатье: Как Эрдоган с Путиным будут ломать Европу Ситуативному союзу Турции и России вполне по силам устроить Европе новый религиозный конфликт

Религиозно-политический, но прежде всего политический, конфликт между Францией и Турцией, возникший как реакция на реакцию президента Франции на убийство мусульманином французского учителя Самюэля Пати, выходит за рамки двух государств и становится все масштабнее. В него постепенно вовлекаются и другие, помимо Эмманюэля Макрона, игроки.

Например, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, имеющий свою историю конфликта с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

И когда нидерландский исламофоб, оппонент и электоральный соперник Рютте — Герт Вилдерс, лидер Партии свободы (той самой, которая участвовала в организации антиукраинского референдума) — предоставил возможность, глава нидерландского правительства тут же втянулся.

Речь идет о карикатуре (а Вилдерс имеет давнюю любовь к конкурсам карикатур на мусульман, их лидеров и ислам) на Эрдогана с подписью «Террорист», которую правый политик опубликовал 24 октября в Twitter.

Карикатура на Эрдогана. На его головном уборе – символика и название «Партии справедливости и развития»

Конечно же, Анкара мимо этого рисунка не прошла. Глава МИДа Турции Мевлют Чавушоглу окрестил Вилдерса «расистским неудачником Европы», показавшим «свое истинное лицо, столкнувшись с реальностью».

А Эрдоган подчеркнул, что в отличие от «так называемого голландского депутата» в Турции «не мирятся с расизмом» и «фашистам места в его стране нет».

Кроме того, его адвокат подал заявление в прокуратуры Анкары с требованием возбудить уголовное дело против Вилдерса за оскорбление президента.

За своего визави тотчас же вступился Марк Рютте, обратившись к турецкому лидеру: «У меня есть послание президенту Эрдогану, и оно очень простое: в Нидерландах мы считаем свободу выражения мнений величайшим благом, в том числе карикатуры, в том числе карикатуры на политиков».

По его словам, вышеупомянутая жалоба «неприемлема» и может «даже привести к ограничению свободы выражения мнения».

С одной стороны, глава нидерландского правительства поступил с точки зрения защиты интересов и ценностей как своего государства, так и Европы.

С другой стороны, Вилдерс — персона с довольно серьезным негативным шлейфом, частенько подыгрывающий Кремлю.

Однако в данный конкретный момент ставки очень высоки, потому Рютте решил поступить как истинный вольтерьянец, вступившись за своего соотечественника и идеологического противника.

Спираль конфликта с Турцией раскручивается. И раскручивается очень стремительно.

Причем обе стороны, в первую очередь Макрон и Эрдоган, были к этому готовы. Достаточно вспомнить, что еще в феврале Макрон объявил конец практики командировки во Францию имамов из Турции, Алжира, Туниса и Марокко (в первую очередь из Турции).

С 2024 года, говорил он, апеллируя, как и на похоронах Пати, к угрозе «исламистского сепаратизма», имамов Франция принимать уже не будет, поскольку законы Республики должны стоять «выше законов религии».

По всей видимости, Макрон дожидался удобного повода поставить точку в своих планах по «деисламизации» Пятой Республики. Таким поводом стала смерть Самюэля Пати, с легкой руки руководства Франции ставшего иконой вроде Джорджа Флойда в США.

Курс на обострение

Турция вызов приняла. По той простой причине, что обострение отношений с Европой, в первую очередь с Эмманюэлем Макроном, является отличным подспорьем Эрдогану в укреплении его статуса защитника мусульманского мира, а следовательно и все более мощного геополитического игрока.

А вместе с турецким лидером вызов приняла и Россия, отрядив на битву с европейскими кяфирами «путинского пехотинца» Рамзана Кадырова.

27 октября муфтий Чечни и советник Кадырова Салах-Хаджи Межиев назвал Макрона, чтившего память «умалишенного профессора» Пати, «самым унизительным существом». И недвусмысленно пригрозил «новыми человеческими жертвами» в ответ на «четко спланированную атаку на ислам и все мусульманское сообщество». Позднее в Telegram подал голос и босс Межиева. Кадыров также обвинил Макрона в провоцировании людей на преступления.

«Что ж, Макрон, если ты называешь его (чеченца Абдулаха Анзорова, убийцу Пати) террористом, то в таком случае, ты в сто крат хуже, ведь ты вынуждаешь к терроризму, подталкиваешь к нему людей, не оставляешь выбора, создаешь все условия для взращивания экстремистских идей в головах молодежи. Ты можешь смело называть себя лидером и вдохновителем терроризма в своей стране», — зацементировал Кадыров угрозу своего муфтия в адрес непосредственно Макрона и всей Франции.

Это можно считать обещанием новых терактов в Европе, где кадыровцы себя чувствуют до сих пор вполне комфортно, убивая его врагов то в Берлине, то в Лилле, то в Вене.

Таким образом, сейчас можно наблюдать формирования ситуативного союза Турции, России, вероятно, Ирана, а также некоторых представителей арабских монархий на европейском направлении. А также — активизации непосредственно ими либо с их помощью негосударственных акторов, склонных к применению насилия и террору.

Да, Анкара побила горшки с Москвой в Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе. Но это Realpolitik. В европейской политике их стран интересы Эрдогана и Путина совпадают.

Поэтому уже в скором времени можно ожидать, что Турция и Россия начнут раскачивать ситуацию в Европе.

Причем и публично, как это было в 2017 г., когда возмущенный запретом властей Германии и Нидерландов вести агитацию среди турецкого меньшинства Эрдоган назвал власти этих стран «фашистами».

И непублично — с опорой на собственные информационные и подпольные ресурсы. А это и пропагандистская кампания, и использование радикализовавшихся европейцев, включая военнослужащих, обработанных идеологически и подготовленных в российских школах рукопашного боя «Система».

И ведь не только у россиян имеется свое подполье, но и у Турции. 17 июля, отметим, журналисты проекта Report Mainz немецкого телеканала ARD сообщали об открытии Службой контрразведки ФРГ дел на четырех военных, оказавшихся членами правоэкстремистской группировки «Серые волки», по некоторым данным, аффилированной с Организацией национальной разведки Турции (MIT).

Не исключено, что турецкие «волчата» обитают и во Франции. Имея в своем распоряжении подготовленных бойцов, а также засланных из Чечни «беженцев», разного рода ГРУшников, да и просто «накачанных» жаждой справедливости простых мусульман, и Анкара, и Россия с легкостью смогут дестабилизировать ситуацию в тех или иных европейских странах.

Каким образом? Как показали последние пять лет, теракты — самый эффективный метод посеять панику и хаос, максимально капитализировать страх простых граждан, заставить власти пойти на решительные меры, ограничивающие права человека.

Все это Франция уже переживала в 2015 г. — после нападения на редакцию Charlie Hebdo и серии терактов в Париже и Сен-Дени, в результате которых погибли 12 и 130 человек, соответственно.

Помимо Франции акты терроризма происходили и в Бельгии, и в Германии, и в Великобритании. Это были как массовая стрельба, так и нападение вооруженных ножами и даже топорами одиночек на людей в общественных местах, в том числе в транспорте.

История может повториться вновь, если на эскалацию конфликта, забыв об играх в мультикультурность, согласится не только Франция или Нидерланды, но и вся Европа. Ну, или по крайней мере большая ее часть.

Что характерно, начиная примерно с 2015 года, когда ИГИЛ, чей идеологический фундамент базировался на мифологических мотивах, заявил о себе как серьезный вызов глобальным игрокам, и до сих пор едва ли не каждая осень дает основания вспоминать о событии, произошедшем 10 октября 733 года, когда войска мажордома франков Карла Мартелла поставили точку на планах халифата Омейядов по исламскому завоеванию Европы. И в последние годы в отношениях исламского мира с Европой все чаще проявляется нота реваншизма за это давнее поражение. Для архаизованного сознания 13 веков — сущая мелочь, и тот же Эрдоган прекрасно этим манипулирует. Тем более что ситуация сейчас диаметрально противоположна сложившейся в семисотых годах. Европейский экспансионизм, импульс которому дал, в частности и Мартель, кажется, окончательно угас. Но идеология мультикультурализма подразумевает согласие и стремление к компромиссам всех причастных сторон. Вот только одна из них последовательно демонстрирует непреклонность, а вторая все больше устает от уступок. Это создает серьезные предпосылки к новому религиозному конфликту — информационному социальному, политическому, экономическому, культурному и, наконец, физическому — по правилам гибридной войны и гибридного же мира. Собственно, такое комплексное противостояние и можно считать Пуатье-2.0. Вопрос в том, что сможет противопоставить новой все более разносторонней исламской колонизации (халяльные вкусняшки — такая же норма шариата, как и жестокое наказание за оскорбление пророка Мухаммеда) Европа, у нынешних правителей которой коридор опций несоизмеримо уже, нежели у мажордома Карла.

Эрдоган же вполне успешно разыгрывает неоосманскую карту — причем не только на Ближнем Востоке, в Африке и на Южном Кавказе. Свои возможности по безнаказанной «раскачке» Европы он демонстрировал и ранее.

Теперь же его усилия более чем когда-либо отвечают интересам Кремля, у которого также имеется успешный опыт на этом направлении. Вспомнить хотя бы информационные манипуляции россиян в связи с инцидентом на Кельнском вокзале в январе 2016 года. Так что кадыровские «ассасины» и «аскеры», которые и раньше вполне вольготно чувствовали себя в Европе, устроят еще не одно показательное выступление.

Только вот найдется ли у европейцев новый Карл Мартелл? Сумеет ли им стать Макрон, объявивший войну исламизации Франции? Или же от катастрофы его спасать придется изрядно уставшей Ангеле Меркель? Или же Европу ждет новый триумф правых?


Владислав Гирман, Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров