вторник, 15 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виноват Киев: Зачем у Трампа говорят о вмешательстве Украины в американские выборы В полной мере преодолеть кризис в отношениях Банковой и Белого дома при таких раскладах вряд ли удастся

Январская статья в Politico, наделавшая немало шуму в Вашингтоне, получила неожиданное продолжение, – пишет Алексей Кафтан для Деловой столицы. – Авторы той публикации обвиняли Киев во вмешательстве в ход избирательного процесса ради победы Хиллари Клинтон. Теперь эти обвинения прозвучали в буквальном смысле с официальной трибуны – из уст первого заместителя главы пресс-службы Белого дома Сары Сандерс. Если уж и говорить о сговоре с иностранной державой в ходе избирательной кампании, сказала она, то был он между Демократическим национальным комитетом и Украиной.

«Если вы ищете пример кампании, координируемой с иностранным государством или иностранным источником, не надо далеко ходить – взгляните на НКД, который фактически координировал изучение оппозиции с украинским посольством», – заявила г-жа Сандерс.

Национальный комитет демпартии (НКД) – это как раз та структура, чьи серверы в ходе прошлогодней избирательной гонки были взломаны российскими хакерами, – таково консолидированное мнение американского разведсообщества.

И упоминание о нем отнюдь не случайно: Нынешний Белый дом продолжает использовать Украину в качестве щита от упреков в непозволительно близких контактах с Кремлем на протяжении двух минувших лет. Так что недавний реверанс Киева с отмыванием имени Пола Манафорта оказался если не бесполезным, то явно недостаточным прогибом для исключения этой темы из внутриамериканских политических разборок.

Минувшие выходные ознаменовали очередной виток скандала, связанного с вмешательством Кремля в президентские выборы и степенью сотрудничества с ним окружения нынешнего президента США. В воскресенье Дональд Трамп, как обычно, неосторожно, написал в «Твиттере», что не обсуждал с Владимиром Путиным санкций против РФ.

Но уже в понедельник Сара Сандерс все же признала, что этот вопрос поднимался. Еще более неловким это противоречие сделал отказ пресс-службы Белого дома прокомментировать заявление Путина, что Трамп «принял к сведению и согласился» с его позицией: «никаких оснований считать, что Россия вмешивалась в выборный процесс в США».

В воскресенье же Трамп сначала написал, что не возражает против создания совместной группы по кибербезопасности с Россией, а буквально несколько часов спустя — что такой группы не будет.

Такие «качели» определенно не добавили ему популярности, но это еще полбеды. Под стать отцу оказался и сын – Дональд Трамп-младший опять-таки на выходных признался, что в июне прошлого года имел встречу с аффилированным с Кремлем адвокатом Натальей Весельницкой, намереваясь получить чувствительную информацию о Хиллари Клинтон. На этой встрече также присутствовали зять Трампа-старшего Джаред Кушнер и Пол Манафорт, тогдашний шеф избирательной кампании республиканского кандидата. Последние, кстати, еще раньше признались, что такая встреча имела место, – хоть и не раскрывали содержание беседы.

А содержание, надо сказать, любопытное. Встреча с Весельницкой вроде бы оказалась потерянным временем: ничего интересного, сетует Трамп-младший, она не сказала – какие-то намеки на связанных с Россией людей, финансирующих НКД (то, что этот сюжет выглядит смысловым двойником обвинений против команды 45-го президента США, вряд ли просто совпадение, и Белый дом, возможно, еще разыграет эту историю по партитурам «сам дурак» и «а судьи кто?!»).

Хуже другое. Троица явилась на встречу с ней, несмотря на то что Дональда Дональдовича предупреждали о вероятном эфэсбэшном происхождении компромата на Клинтон. Не менее любопытно, что рандеву было устроено пиарщиком Робертом Голдстоуном: некую информацию о Клинтон ему якобы предложил российский бизнесмен и певец Эмин Агаларов, его знакомец по конкурсу «Мисс Вселенная-2013», проводившемуся в Москве. От телефонного разговора он уклонился – и дал контакт Весельницкой, которая «как раз» оказалась в Нью-Йорке.

Проблема в том, что в таком виде история не клеится. Потому как, во-первых, если компромат на Клинтон был приманкой, сделавшей встречу возможной, то чего, собственно, добивалась Весельницкая, завладев вниманием троицы? Что ей было нужно? Сначала Трамп-младший заявлял, что обсуждались проблемы усыновления российских детей (собственно, проблема здесь одна: людоедский закон Димы Яковлева, принятый российской Госдумой). О Клинтон он «вспомнил» позднее, когда отпираться стало невозможно.

Во-вторых, этнический азербайджанец Эмин Агаларов – сын Араза Искандера Агаларова, занявшего в этом году 51 место в списке 200 богатейших людей России по версии Forbes. Его главный актив – девелоперская компания Crocus Group. Но разве могут у московского застройщика быть общие дела с нью-йоркским, хоть бы и участвующим в президентской гонке? Какое нелепое предположение!

Это, конечно, можно будет говорить на публику, но если дойдет до дачи показаний под присягой перед Конгрессом или спецпрокурорм Робертом Мюллером, у Трампа-младшего могут появиться большие проблемы. Собственно, они уже начались. Такое признание само по себе чревато иском о нарушении федерального уголовного законодательства: здесь и получение информации от иностранной державы частным лицом (либо его попытка), и по меньшей мере намерение сговора с целью обмана избирательной системы США. В то же время беседа с Весельницкой делает сына президента потенциальным объектом шантажа, так же как и его спутников. Напомню, генералу Майклу Флинну подобные встречи с российским послом Сергеем Кисляком стоили карьеры советника по нацбезопасности.

Пока неясно, будут ли предъявлены какие-либо обвинения Трампу-младшему. Но Ричард Пэйнтер, адвокат по этике в администрации Джорджа Уокера Буша, выразился предельно четко в своем «Твиттере»: «Это измена. Он должен был знать, что единственным способом, которым Россия могла добыть эту информацию, является шпионаж». Сомнительно, впрочем, чтобы делу дали ход: с куда большей вероятностью оно будет дамокловым мечом, удерживающим Белый дом от импульсивных решений.

В то же время такое «маятниковое» поведение и самого президента, и его отпрыска, и президентской администрации подрывает доверие к Белому дому. Недосказанность и дозированная подача информации, разумеется, были в его арсенале при всех предшественниках Трампа. Но столь вольное отношение к фактам чревато стремительной инфляцией смыслов: все, сказанное 45-м хозяином Овального кабинета и его командой, может быть подвергнуто сомнению и оспорено.

Все – включая заявления о вмешательстве Украины в американские выборы. Проблема, однако, в том, что в полной мере преодолеть кризис в отношениях Банковой и Белого дома при таких раскладах вряд ли представляется возможным. Киев будет попадать под раздачу при любом удобном случае – как в баталиях между командой Трампа и «фейковыми новостями», так и в ее противостоянии с Конгрессом.



Поделитесь.





Новости партнеров