среда, 30 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

В зоне поражения: Почему Украина может потерять единственный завод по производству стволов Одной из проблем отечественной военной промышленности является фактическое отсутствие массового производства стволов как для стрелкового оружия, так и для артиллерийского вооружения

Еще до войны 2014 г. в стране было освоено ограниченное производство 125-мм танковых стволов — в рамках тайского контракта на «Оплоты», 23-мм и 30-мм пушек под маркой ЗТМ (используются исключительно в боевых модулях). Однако напряженные боевые действия потребовали разворачивания массового производства. Причем, прежде всего стволов крупного калибра, ведь на шестой год войны износ стволов как буксируемой, так и самоходной артиллерии таких 152-мм образцов как, например, 2С19 «Мста-С» или 2С5 «Гиацинт-С» просто катастрофический.

И тут вся надежда на единственное предприятие — ОАО «Краматорский Завод Тяжелого Станкостроения», которое за последние годы сделало огромный технологический скачок. Начав с производства стволов для 120-мм минометов «Молот», ныне оно уже в состоянии производить широкий спектр артиллерийских стволов.

В 2018 г. на фоне настоящей истерии с САУ «Богдана» впервые было заявлено, что именно это предприятие будет производить 155-мм ствол для перспективной колесной самоходки. В 2019 г. на выставке «Оружие и безопасность-2019» на стенде предприятия была представлена 125-мм танковая пушка собственного производства. При этом производитель утверждал, что пушка прошла полный цикл испытаний, выдержала настрел в 700 подкалиберных снарядов с подтверждением всех требований военных.

И вот буквально на днях появилась информация с фото о том, что в Краматорске освоен выпуск и 122-мм ствола, который вполне себе подходит как для установки на «мобилизационную» пушку Д-30, так и на САУ 2С1 «Гвоздика» (которая ныне составляет основу парка самоходной артиллерии ВСУ).

Такие сообщения не могут не радовать, особенно на фоне остальных новостей с фронта и армейской среды, но возникает сразу несколько вопросов. Прежде всего временной промежуток до принятия на вооружение ВСУ. Ведь пока мы видим только опытные образцы, которые явно не прошли государственных испытаний, в лучшем случае производственные. Как показывает ситуация с той же «Богданой» процесс этот далеко не быстрый, а стволы нужны армии «уже вчера».

Второе — производственные возможности предприятия. По всей видимости, они не очень велики — так, например, при соответствующем финансировании краматорчане готовы выпускать шесть 155-мм стволов в год. Это не то, что мало, а очень мало. А если военные примут решение о массовой закупке тех же 122-мм стволов?

С Краматорском есть и еще одна проблема, о которой я лично говорю с 2016 г. Я имею ввиду уязвимость производства — как физически, так и политически. Если говорить прямо, то Краматорск находится в зоне эффективного поражения со стороны оккупационных корпусов. Стоит вспомнить события февраля 2015 г., когда город подвергся ударам тяжелых РСЗО «Ураган». Понятно, что это были российские подразделения с российскими расчетами, но сам факт выглядит удручающе.

И еще — напомню, что Краматорск находится в Донецкой области, а оккупационные власти везде говорят о том, что они претендуют на всю территорию Донецкой и Луганской областей в их административных границах весны 2014 г. То есть если чисто теоретически представить, что наше политическое руководство пойдет на поводу России (а такие первые «звоночки» уже есть), то можно представить и ситуацию, при которой и Краматорск попадет под «юрисдикцию ДНР». То есть фактически производство будет потеряно для Украины.

Если говорить об эвакуации в стиле Второй мировой войны, то стоит признать, что таких возможностей у нашей страны просто нет. Кроме того, в нынешних условиях важна эвакуация не только и не столько станков и оборудования, а подготовленных рабочих и инженерно-технических кадров. А если непредвзято посмотреть на социальный срез того же Краматорска, то можно смело утверждать, что уровень поддержки «русского мира» в этом отдельно взятом городе достаточно велик. Яркий пример — вынужденный перенос памятного знака о погибших в результате российского ракетного обстрела февраля 2015 г. с городской улицы в расположение воинской части из-за постоянного вандализма.

Если говорить о стволах до 100-мм, то тут речь может идти еще об одном «игроке» — ГП «Конструкторское бюро «Артиллерийское вооружение». Тут производятся как гладкоствольные стволы для 60-мм и 82-мм минометов, так и 23-мм ствол КБА 40 для зенитной установки ЗУ-23-2. Все они приняты после государственных испытаний на вооружение ВСУ и ныне закупаются государством. Правда, объемы пока невелики, но по открытым данным только за сентябрь-декабрь 2019 г. 3623-й центральный арсенал боеприпасов и оружия ВСУ (г. Вознесенск), где происходит капитальный ремонт ЗУ-23-2 для армии, купил 19 стволов КБА 40.

А осенью 2019 г. в ходе очередной выставки «Оружие и безопасность-2019» стало известно, что предприятие освоило производство стволов для 82-мм автоматического миномета «Василек». Правда, сообщений об испытаниях и принятии на вооружение пока не было — что, впрочем, неудивительно, так как этот процесс далеко не быстрый.

На фоне только разворачивающегося производства артиллерийских стволов об экспортном потенциале пока говорить рано — тут хотя бы обеспечить собственные потребности. Поэтому пока Украина продолжает распродавать старые советские запасы.

Так, в ноябре 2019 г. «Укринмаш» поставил в ОАЭ 30 стволов для пушки 2А72. По всей видимости они предназначены для БМП-3 российского производства, которые состоят на вооружении местной армии. Причем, что странно, в документах фигурирует именно советско-российское обозначение, что может означать поставку именно стволов советского производства. Ведь клоны, которые производятся в Украине сразу двумя предприятиями имеют другое обозначение — КБА-2 и ЗТМ-1.

В декабре 2019 г. в Грузию ушли пять четырехствольных 12,7-мм пулеметов ЯкБ-12,7, тоже советского производства. Эти пулеметы были разработаны специально для установки на боевые вертолеты Ми-24В, которые не состоят на вооружении армейской авиации ВСУ — у нас только пушечные Ми-24П.

В целом же если говорить о развитии ствольной отрасли военной промышленности Украины, то можно отметить, что за последние годы сделан серьезный рывок в этом направлении. Особенно это касается обновления парка станков, до чего до 2014 г. просто не доходили руки у производственников.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров