понедельник, 27 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Берлинское Солсбери»: Как убийство Хангошвили повлияет на дружбу Путина с Меркель Чем дальше продолжается расследование гибели чеченского командира, тем больше следствие убеждается в том, что к убийству причастно высшее руководство РФ. Эта новость вряд ли порадует официальный Берлин – но проигнорировать ее уже не удастся

История с убийством Зелимхана Хангошвили, чеченца родом из Панкисского ущелья в Грузии, совершенным 23 августа в одном из берлинских парков, поначалу прошла мимо внимания как немецкой, так и мировой общественности. Погибший, по правде говоря, был человеком непростым. Он успел якобы и под руководством Басаева повоевать, и врагов — особенно, из числа нынешних кадыровцев – нажить немало. Да и с частью чеченского подполья имел конфликты – поскольку активно сотрудничал с грузинскими правоохранительными органами.

Поэтому когда Хангошвили во время прогулки в парке получил пулю в затылок от «случайного велосипедиста», никто особенно не удивился.

Киллер, который убил чеченца, вел себя не то чтобы совсем профессионально – он так долго топил велосипед и оружие в Шпрее и переодевался, что был замечен немецкими подростками, которые успели прогулочным шагом дойти до полицейского поста неподалеку и рассказать постовому о странных манипуляциях неизвестного мужчины. После чего полицейские киллера задержали.

Некоторое время все еще шло, как следует. Российские СМИ смаковали версии относительно того, что «чеченца застрелили свои» – и отличались эти версии только тем, шла ли речь о других главарях чеченского сопротивления, которые жили в Европе, или все-таки о владельцах российских паспортов.

А потом на поверхность всплыли прелюбопытные детали. Усилиями Bellincat и европейских журналистов стало известно, что киллер, назвавшийся «Вадимом Соколовым», путешествовал с документами, выданными российскими надзорными органами на «виртуальную» личность, которой никогда не существовало в реальности. А в гостиничном номере «Соколова» в Варшаве нашли российскую сим-карту, с которой он часто звонил на Россию.

Параллельно с тем неназванный «источник» стал сообщать западным СМИ о том, что киллер на самом деле – это бывший сотрудник российской полиции Владимир Степанов, который был осужден по делу об убийстве, и его якобы отпустили из тюрьмы досрочно для осуществления этого убийства. Однако западные журналисты опровергли эту версию, выяснив, что Степанов и дальше сидит в тюрьме. А «версия», вероятно, была запущена российскими спецслужбами, чтобы потом с триумфом «опровергнуть» подозрения, что чеченца убили по заказу российских правоохранителей. Впрочем, «напустить туман» снова не удалось.

А сейчас прокуратура ФРГ собирается передать дело федеральному прокурору, который занимается делами, связанными с национальной безопасностью. То есть ведомство почти официально подтверждает версию о том, что к преступлению причастны россияне как исполнители – а Россия как государство.

А потом стало известно, что паспорт «Вадима Соколова» имел похожую серию с паспортами «солсберецких туристов», и, очевидно, был издан тем же ведомством. А сам убийца до боли напоминает неназванного пока что немецкими следователями российского киллера, которого четыре года назад внезапно удалили с российской розыскной базы данных, куда он попал за убийство бизнесмена. Которого убил в затылок, подъехав сзади на велосипеде.

Все эти факты вряд ли удастся проигнорировать федеральному правительству Германии – которое и без того находится под огнем как внешней, так и внутренней критики за чрезмерную преданность российско-немецким энергетическим проектам. Размах и специфику публичной реакции на событие можно оценить по заголовкам ведущих немецких изданий: «Российский государственный террор бросает вызов Германии» (Der Tagesspiegel), «Семь признаков того, что смертная казнь в Берлине была осуществлена по заказу Москвы» (Die Welt) – и так далее. Да и со стороны США начали доносится всякие не очень хорошие комментарии – пока, правда, в виде анонимных комментариев для прессы о страхе Берлина перед конфронтацией.

С желанием немецкой общественности отомстить за «берлинское Солсбери» и российский государственный терроризм Ангеле Меркель придется что-то делать. Можно, конечно, вызвать российского посла, написать ноту протеста или даже выслать пару-тройку дипломатов.

А можно проявить немного больше твердости во время парижского саммита 9 декабря. И не слишком спешить с выводом «Северного потока-2» из-под действия обновленной европейской энергетической директивы. Какой вариант выберет фрау канцлерин – покажут ближайшие три-четыре недели.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров