вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Охота на Путина: Что будет, если демократы выставят Трампа из Белого дома Похоже, практически неминуемый импичмент 45-й президент США использует как знамя своей второй избирательной кампании

Та раскаленная политическая обстановка в США, к нынешнему содержанию которой самое непосредственное отношение имеет украинский сюжет, заставляет задуматься о том, что ждет мир и Украину в случае потенциальной смены хозяина Белого дома.

Импичмент в помощь

На сегодняшний день, несмотря на те или иные опросы и рейтинги, так называемая формула рейтингового агентства Moody’s, не сбоившая даже в 2016 г. и идущая от экономики, предсказывает победу Трампу. Это с одной стороны.

С другой — в США происходит тот же процесс развращения властью части общества, что и в Венгрии, Польше, Турции или России. Именно это позволило Трампу, демонстративно поставившему себя над конституцией, заявить, что его импичмент вызовет гражданскую войну. Как и в остальных перечисленных случаях, сторонники Трампа истово верят, что их лидер сражается с темной силой глобального либерализма, отменяющего скидки в супермаркетах. Поэтому даже если Трамп лично признает свои связи с организованной преступностью, они лишь зааплодируют бесконечной крутизне своего президента, преодолевшего предрассудки вроде морали.

Отсюда и следует, что победить Трампа — притом что избирателей-демократов объективно больше, просто распределены они с точки зрения правил игры в непрямой системе невыгодно — может либо харизматик, либо импичмент. Правда, во втором случае — это еще Хиллари надвое сказала.

Ведь импичмент — это история редкая.

Так, Эндрю Джонсон, которого от полноценного импичмента спас один сенаторский голос (кстати, сенаторов тогда избирало законодательное собрание штата), продолжил политическую карьеру, с целью моральной компенсации постоянно стараясь куда-либо избираться, и под конец жизни все-таки стал сенатором от Теннесси. Ричард Никсон, ушедший в отставку, не дожидаясь импичмента, прекратил всякое участие в политической жизни. Билл Клинтон, оправданный верхней палатой, спокойно доработал свой второй срок, любимый всеми, включая Хиллари, — что и породило на периферии Республиканской партии реваншистскую секту, питающуюся финансируемой из мутных источников конспирологией Питера Швейцера, и ныне находящуюся у власти.

Трамп, похоже, в случае импичмента от нижней палаты (в верхней, учитывая необходимость голосования двух третей сенаторов, он пока явно невозможен) никуда уходить не собирается. Позиционирование себя в качестве жертвы — испытанный ход разного рода радикальных популистов (президент Боливии Эво Моралес даже голодовку объявлял у себя в кабинете — и выжал из парламентариев искомое). Президент, выигравший прошлые выборы при поддержке России, а на нынешних выборах намеренный победить с помощью украинского и китайского компромата, уже объявил расследование Конгресса в отношении необходимости импичмента попыткой переворота. В общем, Америка на самом деле никогда не находилась в подобной ситуации.

К примеру, Джордж Вашингтон был, по сути, военным диктатором, но так диктатором и не стал, отказавшись выдвигаться на третий срок (что тогда было можно). Разные были у Америки президенты — и те, кто ходил на вечеринки к мафии, и те, кто наслаждался войной (как Эндрю Джексон и Теодор Рузвельт), и те, кому были не чужды тоталитарные идеи (как Франклин Рузвельт), но закона они все боялись. Трамп был воспитан в убеждении, что закон надо всегда обходить, и это круто, а обманывать государство, как его родитель Фред или наставник Рой Кон, — это правильно.

Поэтому, несмотря на то что американская система сохраняет институциональную целостность, красные линии сдвинуты Трампом и его специфической командой в туман.

Похоже, практически неминуемый импичмент 45-й президент использует как знамя своей второй избирательной кампании, ведь, хотя такого раньше и не было, закон не запрещает президенту, подвергшемуся импичменту со стороны нижней палаты, участвовать в выборах.

Стратегия понятна — мобилизация наиболее буйных сторонников и через них заражение нетерпимостью достаточного для победы количества граждан. На фоне сегментации демократического лагеря и в пакете с другими аргументами может сработать, благо падение нравов способствует.

Но если все-таки победит демократ?

Знакомые лица

Для начала необходимо определиться, кто это может быть — ясного ответа на этот вопрос сегодня нет. Обамовский вице-президент Джозеф Байден, хоть и был избран главной мишенью для республиканцев, ведет свою кампанию весьма непросто. Ему сегодня едва удается удерживаться впереди упряжки кандидатов-демократов, да и сбор денег стал лучше получаться у сенатора Элизабет Уоррен, мэра Саут-Бенд, крупного города в Индиане, Пита Буттиджича и независимого сенатора от Вермонта Берни Сандерса.

Повлияли, конечно, на проседание рейтинга Байдена и истории вокруг его сына Хантера. Коррупции в них, разумеется, нет, но очевидно, что этическая скользкость присутствует, притом что в рамках кампании «он украл или у него украли» ротация ярлыков и ее подогрев — это и есть самое важное (как минимум с точки зрения команды Трампа — по сути, тот же Джулиани уже выполнил свою работу, и его дальнейшая судьба не слишком интересует босса). Сможет ли Джо Байден, ценный своим опытом и центризмом, как-то исправить ситуацию, неизвестно: для этого необходимы усилия, энергии для  которых у него не хватает, а противники слишком жесткие.

Тот же Берни Сандерс, которого теперь поддерживает модный радикальный демократ Александрия Окасио-Кортес, заявился на дебаты прямо после инфаркта. А фактически все прочие — это сравнительная молодежь. Не дают проходу вице-президенту и железные барышни — сама Уоррен, сенаторы Камала Харрис от Калифорнии и Эми Клобучар от Миннесоты (и от Демократической фермерской и трудовой партии этого штата, что важно).

Итак, статус фаворита делят сегодня сторонница институциональной теории в экономике, либертарианка, но с левым уклоном, сенатор от Массачусетса Уоррен и вице-президент Джо Байден. На пятки им наступает Буттиджич — ветеран войны в Афганистане и открытый гей. Иными словами, демократический фланг разрезан на тонкие полосы, при этом, чтобы победить, надо не только собрать всех демократов и выгнать их голосовать, но и завоевать души непартийных избирателей, а также склонить на свою сторону часть сомневающихся республиканцев.

Трампу проще: он давно объявил только своих сторонников американцами, а всех прочих — предателями и обманутыми, которым объявлена война. Правда, далеко не все правые активисты и политизированные христиане верят в искренность Трампа. Поэтому шанс на переманивание этой категории в лагерь демократов имеется — общие рейтинги запутавшегося в собственной и международной коррупции, а также покрывшего себя позором на поле брани главнокомандующего — довольно низки.

Ведь имеется опасный симптом — поддержка не просто импичмента, а отрешения президента от должности большинством зрителей канала Fox, который находится в центре системы пропаганды Трампа. И харчующимся в черной кассе Белого дома телекомментаторам тоже нужны хотя бы какие-то аргументы в пользу президента, кроме пресловутой «экономики», которую верхние, средние и нижние слои чувствуют по-разному.

Да и у радикалов есть вопросы к своему вождю — заканчивается третий год его президентства, а Клинтоны и Сорос не сидят, мексиканцы не депортированы, заведения только для белых джентльменов не восстановлены, школы не разделены по расовому принципу, женщины продолжают беспрепятственно ходить на работу… Не подменили ли президента? Эта группа тоже останется в американском обществе надолго — и может, как и раньше, просто не пойти на выборы, если Трамп продолжит ее разочаровывать своими миролюбивыми, с ее точки зрения, заявлениями.

Победа пакетом

Однако настоящий кандидат от демократов может прорваться вперед неожиданно. Харизматы Барак Обама и Билл Клинтон начинали свои избирательные кампании, изначально рассчитывая на победу, превращая всю кампанию в этот сюжет — сегодня перед нами совершенно не тот случай. Кроме Байдена и Уоррен, подготовленных к этой гонке кандидатов нет, остальные напоминают молодых охотничьих собак, ради привлечения внимания хозяина устраивающих свалку у экипажа плантатора. Но каждый из них волею случая может стать президентом — в случае провала Трампа и своих старших товарищей.

Правда, есть и другой вариант, который сегодня уже нельзя исключать. Заметим, что Трамп постарался замазать в своих украинских делишках и вице-президента Майка Пенса. Это было сделано для того, чтобы усилить лояльность Пенса. Если импичмент выселит из Белого дома Трампа и Пенса, то, согласно закону от 1947 г. (пересматривался в 2006-м), президентом станет демократ Нэнси Пелоси и досидит срок Трампа.

С вице-президентом история посложнее — вообще-то им может стать временный председатель Сената республиканец Чак Грассли, но в последней подобной ситуации вице-президента избирали. Им стал Нельсон Рокфеллер, до этого бывший губернатором штата Нью-Йорк. Сценарий фантастический с точки зрения доведения импичмента до конца и сноса верхушки Республиканской партии, но если у него найдется достаточно интересантов, то почему бы и нет? Вряд ли Трамп уйдет в отставку — хотя бы потому, что в таком случае он небезосновательно будет опасаться тюрьмы. За право помилования Трамп будет держаться до последнего — ведь контроль над таким правом был многолетней мечтой организованной преступности.

Поэтому наиболее реалистичный вариант — это идущий с клеймом импичмента президент-республиканец (в крайнем случае — не Трамп, а Пенс) и его демократический соперник. Для многих импичмент все-таки довольно убедителен в качестве контраргумента — и вот Трамп скучно проигрывает выборы и бежит в аэропорт, зная, как Америка не любит неудачников.

Очевидно, что демократ в Белом доме начнет ревизию практически всей политики скандального предшественника, оставив нетронутым разве что регулирование в сфере бизнеса. Однако эффективная победа может быть только пакетом — с удержанием нижней и завоеванием верхней палаты Конгресса. Часто так и бывает, но в экстраординарных условиях — как распределит власть избиратель, неизвестно. В любом случае очевидно, что разгрести те завалы, которые создал Трамп на зеленой лужайке Белого дома, быстро не удастся. Например, ЕС точно успеет ввести свою готовящуюся систему санкций против США, и новому президенту придется пойти на большие уступки, чтобы ее нейтрализовать. А ведь, как и в России, в Америке уже образовалась группа бенефициаров протекционизма, и свое она вряд ли просто так отдаст.

Обама 2.0

Вообще, над внешней политикой США преемнику придется подумать — она в кризисе не первый год, и этот кризис начался отказом Обамы от обучающего удара по Асаду. За шесть лет уважение к Америке постепенно скатилось ниже плинтуса, похоже, исчезнув отовсюду, кроме Израиля и России (которая ведет с ней войну во всех измерениях, но до 2017 г. американцы этого не замечали). Правда, по Иерусалиму уже не уступишь, даже если конгрессменки арабского происхождения будут грызть ограду Белого дома.

Россия — другая история. В головах демократов кнопка перезагрузки давно рассосалась, они люто ненавидят Путина, небезосновательно считая, что он украл у них победу в 2016 г., а также ловко манипулирует нынешней администрацией. Поэтому президент-демократ постарается сделать Кремлю больно.

Другое дело, что в какой-то степени препятствием для этого вновь станет Европа, поскольку традиционная политическая доктрина демократов состоит в поддержке евроатлантической солидарности.

Соответственно, президент-демократ будет вынужден модернизировать американскую внешнеполитическую доктрину, подав мессианство под каким-то другим соусом. Вполне вероятно, что будет реанимирован курс Обамы на создание двух, исключающих Китай, торговых ассоциаций глобального масштаба, соединительным звеном которых станет выступать Вашингтон. Проблема, однако, в том, что за время поверхностной и непоследовательной внешней политики Трампа КНР заметно усилилась на мировой арене и просто так своих позиций уже не сдаст.

Очевидной проблемой для президента-демократа станут Ближний Восток и Центральная Азия. Что касается последней, то представляется, что вывод войск из Афганистана давно назрел, но каковы будут последствия?

Президент-демократ, скорее всего, сначала попытается вернуться к сделке с Ираном, потому что это технически легко — вся база давно наработана, надо лишь отменить несколько решений. Но существует три препятствия.

Первое — для гладкого разворота необходимо контролировать большинство в обеих палатах, а такой гарантии сегодня нет. Собственно, импичмент как раз и нужен для того, чтобы деморализовать республиканцев до степени обвала поддержки их сенаторов на уровне штатов (собственно, именно это произошло после отставки Ричарда Никсона).

Второе препятствие — это сам Иран, который уже заставил США несколько раз отступить, и, несмотря на свою жалкую внутреннюю экономическую ситуацию, превращается в гегемона Ближнего Востока. Деятельно сопротивляется этому процессу только Турция, более пассивно — Саудовская Аравия. Иран идет в наступление на всех направлениях — Сирия, Ирак, Йемен, Персидский залив и Баб-эль-Мандебский пролив. Поэтому, чтобы загнать персов в рамки прежней сделки (и собрать ее участников обратно в один блок), понадобится искусная и жесткая комбинация кнута и пряника. Из действующих кандидатов на что-то подобное способен разве что Джо Байден как имеющий соответствующий опыт.

Третье препятствие — общая конфигурация региона и внешние игроки. Так, с Турцией не смогли сладить ни нынешний, ни прошлый американский президенты — похоже, атрофировались навыки организации переворотов, а нынешние санкции (взять ту же сталь) Анкаре не страшны, в особенности с учетом ее катарского плеча и явных коммерческих интересов стоящих за таким типом санкций. Поэтому следующему президенту придется договариваться с Турцией, ибо без нее противостоять Ирану невозможно, а нарезать кусок суверенитета курдам можно, только изменив нынешние границы Ирака и Ирана. Чего не выйдет уже без Израиля и Саудовской Аравии (которую ныне разделяет с Америкой убийство Хашогги и дело жертв теракта 9/11). И, разумеется, американского военного присутствия.

Казалось бы, чего легче — плюнуть и уйти, как вот попытался сделать Трамп (а ранее — Обама). Ан нет — капитулянтство сделает неизбежным ирано-израильский конфликт, столкновение Турции и Саудовской Аравии с Ираном на территории Ирака и Сирии, после чего, разумеется, в регион в ореоле миротворца и благотворителя вползет китайский дракон, а местные террористы отправятся к американским военным объектам в Европе, а затем проникнут и в США. Проблема Большого Ближнего Востока не снимается иначе, кроме как решительной политикой интервенционизма и установлением баланса между политически модернизированными государствами региона.

Украинская боль

Однако едва ли не критическим и весьма болезненным вопросом для президента-демократа (в особенности если это будет Джо Байден) станет Украина. Для новой администрации нынешний украинский президент Владимир Зеленский все еще будет новым президентом, но при этом расточавшим похвалы Трампу (их неискренность еще надо доказать, а это сложно, да и значения особого не имеет) а его команда, столь активно работавшая с господином Джулиани, вряд ли сможет вызвать доверие.

Причин для этого довольно много. Есть ли у сегодняшней Банковой каналы эффективных контактов с демократами, сказать сложно (даже в отношении бывшего «Народного фронта»). Американцы, разумеется, Украину не бросят — потому что это усилит Россию, в том числе на их собственной территории, которая так и не подверглась фундаментальной зачистке от агентов влияния, — но ревизии отношений не избежать. А также кадровой чехарды в Киеве — при всей трагикомичности ситуации, пролагающей дорогу к импичменту Трампа, за весь этот цирк кому-то придется ответить. В позитивном же ключе можно предположить, что следующий президент США в Киев все-таки приедет: просто потому, что это, в некотором смысле, «улучшает карму» — президентства Билла Клинтона и Джорджа Буша, как помнится, подобных корчей не переживали.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров