воскресенье, 15 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Одичалый мальчик Евграф Однажды Киля Азаров все-таки утратил бдительность и случайно выучил на украинском языке фразу «висела писенька», и это немедленно сказалось

На этой неделе кровавый режим киевской хунты вероломно подтерся Договором о дружбе с Россией и начал окончательный этноцид русского народа Украины, плавно переходящий в стрептоцид, инсектицид и, конечно, суицид.

Первой ласточкой этого трагического процесса стала очаровательная луганская девушка Вера Щербак, полетевшая с пятого этажа местной общаги вниз по прямой, где ее уже поджидала мать – сыра земля, земля русская, православная, и превратилась Вера в лепешечку, но не предала идеалушко. Как такое могло случитися, на первый взгляд и не скажешь – то ли добрый молодец Веру выкинул в прохладу ночную освежитися, то ли витязь доблестный послал за закускою, да дверь с окном перепутал, что бывает у витязей в минуты упоительного ухарства, то ли диверсанты укропские покусилися. Мала была Вера, да для хунты опасна, потому что славила русский мир, не покладая ног, и работала помощницей у самого Грэма Филлипса, петушка заморского.

Сладко пел петушок, с многообещающим заморским акцентом, большие дороги Вере открывал, да что-то не так пошло. Спустившаяся с пятого этажа общаги народная милиция молодой республики констатировала досадное самоубийство, а дальние подруги, в отличие от ближних, быстро подтвердили: давно, мол, юная патриотка хотела на себя руки наложить, почитай с прошлого месяца, когда суженый Грэм Филлипс объявил, что женится на другой, и зовут ее Юля. Юля, конечно, была согласна, Грэм назначил свадьбу через год, но в итоге поматросил Юлю ровно месяц и смылся в Англию, Юля пошла по рукам, а убитая горем Вера выкинулась в окно на почве неразделенного ПМЖ, и невдомек обеим было, что на самом деле Грэму нравился только ополченец Сопля, обманутый посулами гей-брака.

Спустя несколько дней луганские страсти улеглись, и оказалось, что были они сплошной выдумкой и простыми бабьими сплетнями. На самом деле, Грэм любил ополченца Чопика, а вот юную Веру Щербак вообще мужчины не интересовали, а волновали ее исключительно идеалы русского мира. И когда она узнала о том, что кровавый палач Порошенко подписал закон об образовании, устанавливающий официальный этноцид русского народа, то решительно и бесповоротно покончила с собой в знак протеста.

И ведь было из-за чего кончать. Особое коварство фашистского закона хунты заключается в том, что русских детей в Украине теперь будут переводить на украинский язык обучения внезапно, сразу с пятого класса, а ведь известно, что ребенок, рожденный на русском языке, никогда не поймет ни один другой язык в мире, особенно мову. Когда при русскоязычном ребенке говорят на украинском, у него начинается типун, резко повышается температура тела и отнимаются ноги, а через час наступает клиническая смерть, и реанимировать его можно только если очень громко крикнуть в ухо: «Путин! Путин!». Когда он откроет глаза, необходимо быстро сунуть ему в руки матрешку и одновременно легонько ударить по попе балалайкой, после чего три раза в день окунать в щи до наступления устойчивой ремиссии.

Эта процедура иногда может длиться месяцами, но о каких процедурах может идти речь в диких условиях украинской школы? Современной науке известен только один случай, когда русскоязычный ребенок попытался заговорить на украинском языке и остался жив, – это был Киля Азаров, но, во-первых, к тому времени он уже физически сформировался как Бимба, во-вторых, у него был врожденный иммунитет к языкам, из-за которого Янукович, по наущению злой ведьмы Анны Герман, неоднократно бил его ногой в живот с криком: «Учи мову, старый тупой п…дор!», в-третьих, поговаривают, что однажды Киля все-таки утратил бдительность и случайно выучил на украинском языке фразу «висела писенька», и это немедленно сказалось…

Однако что же делать другим русскоязычным детям, не осененным спасительным даром лингвистического кретинизма? Разумеется, в молодых республиках Лугандона все дороги открыты перед ними – хочешь, окопы рой, хочешь, металл собирай, а хочешь – убей кого-нибудь и приоденься, а то ходишь, как чмо; в молодых республиках Лугандона даже русский знать не надо – достаточно выучить слова «сука» и «дай», опыт героических русских батыров и вайнахов, приехавших на Донбасс освобождать свою землю от укропских захватчиков, является тому наглядным примером.

Совсем другое дело – вероломно оккупированная Украиной часть Украины, в которой этноцид русского народа цвел пышным цветом даже в благополучные, казалось бы, времена, и даже там, где его меньше всего можно было ожидать, например, в Крыму, да-да. Вот уже три с половиной года прошло со времен воссоединения, и новый фильм «Крым» срывает овации в Кремлевском дворце, а стоит зрителям утратить бдительность, как в дальнем углу экрана немедленно появляется пьяный Николай Второй и дрючит балерину то посреди Балаклавской бухты, то в Никитском ботсаду, а обернешься – и нет его, зато какие-то диверсанты со знанием украинского языка уже подменяют сценарий фильма «Матильда», в котором просто два часа должна была танцевать какая-то Матильда, и в безобидную киноленту с госфинансированием злодейски вводится похабный государь-извращенец, который, в свою очередь, вводит и Матильде, и всем желающим подряд, вплоть до Владимира Спиридоновича Путина, и одна только Поклонская сидит дура дурой.

После того же, как в Украине официально вступил в силу закон об этноциде русского народа, в этой несостоявшейся стране наступил окончательный хаос. В частности, в первую же ночь после подписания чудовищного документа киевские бабушки, собиравшие с фонариками орехи в городских парках и рощах, уничтоженных короедом, столкнулись с неожиданной конкуренцией. Не успевала бабушка выхватить лучом фонарика из темноты валяющийся на земле орех, как на него набрасывалась стая голодных русскоязычных детей, съедала вместе со скорлупой и с рычанием растворялась в ночи. И так целую неделю. Сначала бабушки отгоняли русскоязычных детей палками и слепили фонариками (в некоторых парках, к сожалению, дошло до мордобоя), но когда услышали, на каком языке они говорят, то пожалели их и угостили желудем и горстью земляных червей.

Одного из ребят удалось разговорить. Им оказался одичалый мальчик Евграф, потомок великого русского князя Поликарпа. Евграф рассказал, что он учится в пятом классе киевского лицея «Кривава Кульбаба» и не знает, что такое «лантух». Сначала его избили прутнем у доски и снова спросили, что такое лантух. Когда он промолчал, стиснув зубы, учитель какого-то странного предмета «световая литература» загнал ему под ногти трембиту, а когда и это не помогло, вызвал в школу его родителей, убил матушку и изнасиловал тятю, после чего обрек Евграфа на голодную смерть, пока тот не выучит хотя бы одно украинское слово. Но Евграф был русский человек и ничего учить не хотел, справедливо считая, что если им надо, пусть сами учат его родную речь. Половина его класса уже умерла с голоду, пятеро погибли в пьяной драке за хлебные крошки, брошенные русской журналисткой перед тем, как ее поймали и выдворили, девочка Фекла сбежала в ДНР, и там ее задрал какой-то алкаш-шатун. Сам Евграф мечтает жениться на негритянке и уехать к ней в Зимбабве. «В Украине перспектив нет, – доверчиво поделился Евграф. – Здесь сплошной стрептоцид».

Он был, конечно, слишком молод для того, чтобы знать это страшное взрослое слово – «этноцид».

Василий Рыбников / Цензор.net
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девятнадцать − семь =