четверг, 24 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андерс Аслунд: Ахиллесова пята Путина Расследование офшорных капиталов в США может разрушить нынешний режим в Кремле

Власть президента России Владимира Путина слабее, чем кажется. Фактически, основа власти Путина – экономические договоренности, которые он усердно консолидировал в прошлом. Но сейчас они превратились в главную угрозу его политической карьере, – пишет Андерс Аслунд для Project Syndicate (перевод Новое время). – Причина проста: при путинской системе отсутствуют надежные права на частную собственность. Это вынуждает высокопоставленных российских чиновников и олигархов держать свои деньги за границей, в основном под юрисдикцией западных правительств, против которых выступает Путин.

С помощью тщательно отобранных приверженцев Путин создал три круга власти: государственный, контроль над госкорпорациями и с помощью частных компаний лояльных к нему людей. Этот процесс начался еще во время его пребывания на посту председателя Федеральной службы безопасности России с 1998 по 1999 гг.

Но первый президентский срок Путина (с 2000 по 2004 годы) стал настоящим шедевром консолидации власти зарождающегося авторитарного режима. Во-первых, летом 2000 года он взял под контроль российское телевидение. Затем установил свою «вертикаль власти» над государственной администрацией и областными администрациями, а также диктатуру собственного закона в судебной системе. Затем, в результате парламентских выборов 2003 года, Путин получил уверенный контроль над Государственной Думой (нижней палатой) и Советом Федерации (верхней палатой) российского парламента. Во главе Совета Безопасности он поставил трех генералов КГБ: Сергея Иванова, Николая Патрушева и Александра Бортников.

Чтобы укрепить «второй круг» власти, Путин устанавливает контроль над госкорпорациями: «Газпром» в мае 2001 года, затем «Роснефть» и «Ростех».

В 2007 году Путин с помощью своей власти по сути захватывает государственный сектор и создает крупные корпорации с дешевым государственным финансированием. Поскольку эти компании рассматриваются как источник власти и ренты, а не экономического роста, они не особенно озабочены конкуренцией, инновациями, производительностью. Единственный стандарт корпоративного управления – лояльность к Путину.

Тогда формируется третий «круг власти», в который входят самые могущественные друзья Путина –  Геннадий Тимченко, Аркадий Ротенберг, Юрий Ковальчук и Николай Шамалов, а также их компании. Их деятельность называют клептократией, хотя Путин использовал свои законодательные полномочия для того, чтобы многие из сомнительных действий этих людей выглядели технически законными. Например, приспешники Путина имеют право скупать активы у государственных компаний по дискреционным ценам и проводить госзакупки на бесконкурентной основе.

Этот созданный режим поразительно похож на царскую систему в России, существовавшую до «Великих реформ» 1860-х годов. Путина часто называют новым царем, потому что его власть юридически ничем не ограничена. Вместо того чтобы содействовать институциональному развитию государства, президент РФ преследует цель сосредоточить исполнительную, законодательную и судебную власть в своих руках.

При этом богатые россияне, включая собственных друзей Путина, знают, что безопасные места для хранения своих активов находятся не в России, а за рубежом. И благодаря конвертируемому рублю и отсутствию ограничений на отток капитала, они могут выводить свою прибыль в оффшорные налоговые гавани.

Такая ситуация сформировала «четвертый круг» власти, который Путин уже не контролирует: офшорные зоны. И эти налоговые гавани уже не так безопасны, как были когда-то.

Поскольку Группа по разработке финансовых мер по борьбе с отмыванием денег ослабила банковскую тайну в Швейцарии и раскрыла многие малые островные налоговые гавани, остались два основных офшорных направления: Соединенные Штаты Америки и Соединенное Королевство, обеспечивающие анонимный приток валют и позволяющие владельцам активов скрывать свою личность. В США ежегодно десятки миллиардов долларов прокручиваются через банковские счета подставных юридических фирм, что способствует отмыванию денег.

В целом правительства западных стран не имеют большого влияния над такой деятельностью. В то время как активы друзей Путина в США и Европейском Союзе должны были быть заморожены, согласно санкциям (после незаконной аннексии Крыма в 2014 году), практически никто ничего не сделал.

Но пришло время изменить ситуацию, начав всестороннее расследование активов россиян, которые попали под действие санкций. США и Великобритания, которые, предположительно, владеют подавляющим большинством российского оффшорного богатства, должны последовать примеру некоторых европейских стран, запретивших анонимность владельцев бенефициаров.

Хорошей новостью является то, что прогресс в этом вопросе не заставит себя ждать. Новый законопроект, подписанный президентом США Дональдом Трампом 2 августа, требует проведения всестороннего расследования относительно «высокопоставленных иностранных политических деятелей и олигархов из Российской Федерации», в том числе «их супругов, детей, родителей, братьев и сестер», а также их активов в течение 180 дней.

Как отмечает либеральный российский политик Леонид Гозман, «если судить по заявлениям наших пропагандистов, российское государство очень сильное», но это «очень хрупкая конструкция, которая может рассыпаться от чего угодно», в том числе от попытки избавиться от чиновников-клептократов. Учитывая огромные запасы российского капитала в Нью-Йорке, Лондоне и других городах, у Запада есть все возможности, чтобы попытаться использовать эту хрупкость.



Поделитесь.





Новости партнеров