воскресенье, 20 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: «Каникулы» Путина и карантин в Чечне Похоже, Владимиру Путину очень не хочется произносить слово «карантин». Он устраивает подданным «каникулы», как школьникам, а не как гражданам. А карантином должны заниматься царедворцы. И руководители российских регионов стараются, как умеют

Российское правительство заявило о недопустимости закрытия границ между регионами страны. Это решение было принято после того, как появился первый регион, который фактически заявил о таком закрытии – и это, естественным образом, была Чеченская республика, пережившая две разрушительные войны с центром. Хотя ее глава Рамзан Кадыров и отрицает то, что республика «зарыта», факты свидетельствуют об обратном. Даже живущие в республике пассажиры до сих пор не отмененного – похоже, это еще впереди – рейса из Москвы в Грозный должны будут обзавестись медицинской справкой об отсутствии у них симптомов нового коронавируса для попадания в Чечню.

Владимир Путин, уверен, сам дал старт этой «эпидемиологической вольнице», когда решил, что руководители регионов будут определять собственный перечень карантинных мер. Несмотря на вспышку эпидемии в России, главе государства, похоже, очень не хочется произносить слово «карантин». Он устраивает подданным «каникулы», как школьникам, а не как гражданам. А карантином должны заниматься царедворцы.

И руководители российских регионов стараются, как умеют. Разумеется, пока что не каждый может позволить себе эпидемиологическую независимость Кадырова – глава Чечни у Кремля на особом счету, в Москве прекрасно понимают, что любой конфликт в Чечне может привести к новой кровопролитной войне на Северном Кавказе. Однако по мере нарастания эпидемии действия региональных руководителей будут все более жесткими. Уже сейчас режим въезда в Астраханскую область не сильно отличается от режима въезда в Чечню – пропускают только местных жителей. А ряд других регионов установил специальные блок-посты на въезде. Среди этих регионов, например, Республика Татарстан, у которой всегда были особые отношения с центральными властями и которая единственной из тогдашних субъектов федерации отказалась от подписания Федеративного договора. И, разумеется, появился блок-пост на границе аннексированного Крыма с Россией, на Керченском мосту.

Могут сказать, конечно, что это временные ограничения. Что эпидемия завершится – и ограничения на въезд отменятся сами собой. Но, во-первых, никто не знает, когда наступит конец эпидемии. Во-вторых, каждый российский регион переживет напасть по-своему – в зависимости от эффективности местных властей и возможностей местной системы здравоохранения. Кремль сам дал жителям России возможность вспомнить, что не все зависит от Путина, что между регионами существуют границы, что борьба с эпидемией и ее последствиями будет проходить в Москве, Чечне и Ленинградской области совершенно по-разному. И борьба с последствиями, пожалуй, ключевое понятие – потому что после эпидемии восстановление экономики, думаю, как это всегда бывает в России, начнется со столиц, а не с окраин.

И уж тем более не с оккупированных окраин. Не с Крыма.


Виталий Портников / Крым.Реалии
Поделитесь.





Новости партнеров