среда, 25 ноября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Аркадий Бабченко: Люди, вы так умрете, не дожив до коронавируса Герберт Уэллс – вот кто был настоящий Дед Ванга. Таки этот его мир настал. Какое-то просто фантастическое лицемерие мне во всем этом кажется, нет?

Я про этот коронавирус уже слышать не могу. Видеть не могу. Читать не могу.

Когда человек слышит про восемьсот умирающих в день в Италии, у него первый вопрос — а сколько вообще человек умирает в день в шестидесятимиллионной стране? Вот, сегодня кто-то докопался до статистики — в день в Италии умирает 1500-1700 человек.

Когда человек слышит, что в Китае смертность была три процента, а в Италии десять, у него первый вопрос — а как считали? Вот, сегодня кто-то докопался — всех умерших с коронавирусом записывали в смерть именно от коронавируса. То есть, если у вас был рак и коронавирус — вы сейчас автоматом попадаете в графу «коронавирус».

Когда человек, который знает, как выглядит п…здец, видит «не справляющиеся крематории», в которых умершие лежат в гробах цвета ливанский кедр, он говорит — идите нах…й. Вот просто идите нах…й.

Потому что если у вас на каждого умершего хватает по гробу — вам до п…здеца, как буддистским монахам до БДСМ-вечеринки.

Сегодня выясняется, что умерших с коронавирусом вроде как запретили хоронить, только кремировать, а поскольку в Италии кремация вообще очень не в почете и крематории там в принципе рассчитаны на 25 мест, то ясень пень, они не справляются.

Когда человек, который знает, как выглядит п…здец, видит очередной рассказ очередного врача из Уханя, или очередной медсестры из Ломбардии или кого угодно еще о том, что система медицины рухнула и парализована, и не хватает тестов, масок и костюмов, он говорит — идите нах…й. Потому что если бы система медицины рухнула, все ваши видеоролики были бы совсем не о масках и тестах. Они были бы об освежителях воздуха. Вы бы рассказывали сейчас только об одном. О трупной вони, которую невозможно забыть потом еще лет десять. Об этом сладковатом, прилипающем к коже, как ладони в жаркую погоду к залитой лимонадом клеенке в чебуречной на вокзале, воздухе моргов, которую не заметить и обойти стороной просто невозможно, которая была бы у вас везде, и на первый план у вас вылезли бы не маски, а респираторы, и не гречка, а хлорка и доместос

Пока у вас в магазинах не вынесли все отделы бытовой химии — у вас не п…здец. У вас еще санаторий. Уж поверьте мне.

Когда был сбит Боинг — не было никаких обрывочных видео, никаких полуконспирологических заявлений врачей и никаких тайных военных колонн, вывозящих тела. П…здец был сразу полномасштабный, в сотни камер, в сотни свидетельств и очевидный всем. Не надо было ничего додумывать, доказывать и дообъяснять. Все было понятно. Сразу. На весь мир.

Если в информационную эру случается п…здец — он будет известен из каждого утюга, в миллионы свидетельств. Утаить его в век интернета невозможно. Никакой карантин не сможет сдержать журналистов, чтобы не разнести п…здец по всему миру в гигабайтных потоках видео. Вы мимо точно не пройдете. Не переживайте.

Когда я слышу, что проблема в том, как закрыть магазины, я понимаю, что пизд…цом и рядом не пахнет. Потому что во время п…здеца нет такой проблемы — работающие магазины. Во время п…здеца проблема ровно противоположная — неработающие магазины. Как сделать так, чтобы накормить людей. А не так, чтобы не пустить их за жратвой.

Когда я слышу про героизм итальянцев, поющих песни на балконе, я, откровенно говоря, неиллюзорно ох…еваю.

Потому что, глядя на мужественных итальянцев, героически поющих песни, я не могу не думать про трусливых продавцов, которые, пожав плечами, каждый божий день выходили на работу и пропускали через себя вот этих мужественных героев тысячами, чтобы накормить их перед тем, как они мужественно запрутся и будут петь песни.

Давайте просто логически подумаем. Каждый из восьми миллиардов человек сходил в магазин. Среди них обязательно были и зараженные. Каждый из зараженных неизбежно контактировал с продавцом, когда еще не были модными социальная дистанция в два метра и чихание в локоть.

Мы сейчас должны иметь горы трупов продавцов.

Ну и?

А вообще, поразительно, конечно, как мир просто влет списал обслуживающий персонал со счета. Извини, братан, нам надо гречки накупить, чтобы потом снимать ролики о том, как мужественно мы поем на балконе — пропусти через себя по несколько тысяч потенциально больных каждый день, а мы про тебя тут же забудем, нам про пиздец надо рассказывать.

Слава богу, эти люди в основном не читают Фейсбук. А то бы они ох…ели бы, конечно, узнав, в каком мужественном мире певцов на балконах они живут.

СРОЧНАЯ НОВОСТЬ!!!! Всемирно известный игрок ногой в мяч сообщил, что у него коронавирус!!!

А то, что в это самое время миллионы курьеров развозят каждому героическому певцу на балконе еду с доставкой на дом, и посещают в день по несколько десятков этих запершихся квартир — ну оно как бы и хер с ними, с этими курьерами. С курьерами, продавцами, водителями, дворниками и всем прочим обслуживающим персоналом, как делавшим свою работу, так и продолжающим её делать. Это какой-то другой мир. В котором морлоки в масках пашут с утра до вечера в этом мрачном городе, обеспечивая пищей нас, поющих элоев просвещенного фейсбука.

Герберт Уэллс — вот кто был настоящий Дед Ванга.

Таки, бл…дь, этот его мир настал.

Какое-то просто фантастическое лицемерие мне во всем этом кажется, нет?

И, опять же, сейчас должны быть горы трупов обслуживающего персонала, неизбежно контактирующего с зараженными.

Ну и?

Кстати, у меня вопрос. Коллеги. СМИ. Скажите. А когда вы пишете вот эти вот заголовки со словом «Срочно» и вот этой вот молнией на картинке — вы это делаете чтобы что? «Срочно! В Житомире обнаружен новый случай коронавируса!» Скажите — вот, бл…дь, чего вы ждете от нас после этого своего сообщения? Ааааа! Боже мой! В Житомире новый случай коронавируса! Срочно! Вскакиваем! Бежим! Мотоциклеты с пулеметами! Вертолеты с сантиайзером! Билет на атолл в Тихом Океане! Несите огнеметы! И спирт!

Вы такой реакции от нас ждете, я так понимаю?

Или что?

Когда Фейсбук заявляет, что опять поймал Россию на том, что она разгоняла фейки и панику в других странах про пандемию — я понимаю, зачем она это делала.

Но зачем это в своей стране делаете вы?

За последние несколько дней заразились — Том Хэнкс, Ольга Курилинко, Пласидо Доминго, Ангела Меркель и пара депутатов в Раде. Из чего мы можем сделать вывод, что вирус — уже везде. Он уже в каждом уголке. В Австралии, в Голливуде, в Бундестаге, в Ла Скала и на Банковой.

Из той истерики, которая последние пару недель льется на нас из Италии, мы можем сделать вывод — раз Италия теперь везде по миру, то и везде по миру крематории должны быть завалены телами, военные должны вывозить гробы, люди должны падать в метро, как это мы видели в каких-то обрывочных роликах из Уханя, и что-то завернутое в белые мешки должно лежать десятками у каждого подъезда, как это мы видели в таких же обрывочных роликах из Уханя.

Ну так и?

В интернете нет больше вообще ничего, кроме коронавируса. Топ новостей — про коронавирус и карантин. В фейсбуке сплошным потоком про коронавирус, маски, тесты, крематории и п…здец. В головах — двухнедельное взбитое паникой до состояния заварного крема ожидание п…здеца и смертей, смертей смертей.

Люди. У вас еб…ный психоз. Успокойтесь уже. Возьмите себя в руки.

Вы так умрете от нервного истощения, не дожив до коронавируса.

Апокалипсис пропустите.

Да, нужно соблюдать меры предосторожности. Да, нужно минимизировать контакты. Да, нужно себя самоограничить. Да, самое главное для нас сейчас — не перезаражать наши группы риска и сберечь своих стариков.

Но, бл…дь, от вашего …баного психоза устал даже я.

А уж я-то на что привычен. Казалось бы.

Будет ли п…здец потом? Я не знаю. Мне кажется это менее вероятным вариантом развития событий. Но я не спец. Я не знаю. Может быть, и будет.

Но зачем его разгонять-то заранее? Уже сейчас?

Замолчите нах…й уже со своей паникой, бл…ать.

Сядьте. Выдохните. И запостите мне котика, наконец.

Уже хоть кто-нибудь.

Фух. Высказался.


Аркадий Бабченко / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров