четверг, 1 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Юрий Романенко: Тупик «Бабиного Яра» Никакие «свечки памяти» не научат киевских чиновников не брать взятки за разрешения на строительство высоток

Отказался от эфира сегодня в понедельник на Громадськом по поводу переназвания станции метро «Дорогожичи» в «Бабий яр». Тупо жалко убивать время. Час ехать на эфир, час с эфира, час назад. Три часа времени. Зачем?

По теме, что не стоит выеденного яйца? Будет там метро «Бабий Яр», не будет там «Бабиного Яра», ничего в Киеве не изменит это. Пусть всю красную линию метро назовут имени «Голодомора», а синюю «имени репрессий більшовицьких катів». Пусть понатыкивают на каждой строящейся высотке «свечку памяти». Количество этих высоток будет и дальше расти. И никакие «свечки памяти» не научат киевских чиновников не брать взятки за разрешения на строительство этих высоток. И никто не накажет этих же киевских чиновников, которые перестраивают несчастный Шулявский путепровод по цене в три раза выше от первоначальной.

Вся эта повестка про переименования, про какую-то там национальную память, вся суть которой сводится к тому, что у этого народа нет никакой исторической памяти, потому он выполняют функцию барана, которого столетие за столетием гонят на убой. Вся наша медийная высасывается из пальца, пока город и Украину втупую дерибанят. Вчера мы с женой случайно включили 112 канал, а там шло шоу на историческую тему.

— Ватутин вбивав людей, як я поясню своїм дітям, що він це робив. — кричал один мужик.

— А Бааааандера, а Бандерааа кого убивал , — кричала женщина из пула Медведчука

— Фашисты, — вопили одни

— Нацисты, — отвечали другие.

— А вы?

— А вы!

— Я побудував памятник Леніну, а тепер підтримую декомунізацію, — отвечал сивочолий мужчіна.

— А в СССР все было, — вопил паренек, который подозреваю родился после 1991 года.

Мы с женой хохотали как лошади. Это реально был такой гротеск, в котором люди играют какие-то безумные роли, но так серьезно играют. Выглядело так, как будто пациенты сбежали с дурдома и вот-вот вбегут санитары и начнут колоть галоперидол возбужденным больным. Но 29 лет никто не вбегает. И болезнь только углубляется.

И потом после эфира все эти фанаты Бандеры-Ватутина едут в переполненном метро в старых советских вагонах, дышат ароматами Бортнической станции, ловят ямы на проспектах Бандер-Шухевичей и платят, щедро платят со своего кармана за то, чтобы все было именно так, ничего не менялось и они жили именно в этой булькающей жиже испражнений, навоза умерших мечт и предрассудков. Куда вот-вот пойдут мифические «инвесторы».

В общем, это уже порядком надоело, чтобы еще убивать три-пять часов своей жизни. Я вот вчера с дуру согласился на эфир на 24 канале. А теперь сижу и думаю: на фига. Так бы у меня было на три часа больше в воскресенье, и я бы страниц 200 интересной книги прочитал бы, или ролик записал, а так теперь полтора часа на дорогу и час эфира о приключениях Богдана-Ермака, после которых никаких изменений в стране не произойдет. И вот скажу я в эфире, что никаких изменений не произойдет и что дальше? Я потерял 2,5-3 часа, изменений не произошло. Просто выбрасывается очередная жертва в молох украинской бессмысленности.

Если бы телеканалы платили за контент, то это еще было бы как-то оправдано в плане потери времени, а так чем дальше, тем меньше мне хочется связываться с нашими телеканалами и убогой повесткой Армовир-Бандера-Сталин-зміни будуть-Путін-Путін-а тепер прогноз погоди.


Юрий Романенко / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров