пятница, 15 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Роман Цимбалюк: Что такое «путинизм», и можно ли с ним договориться Зеленского в Кремле уже называют «Порошенко 2.0», подразумевая, что и он тоже «прогнулся под напором украинских националистов»

Украина – мирная страна. У нас нет «партии войны». Есть партия «защищаться и не сдаваться». Но это не о войне.  Наша страна живёт мечтой о мире с самого начала российского вторжения в Крым и на Донбасс, с первого дня боевых действий. Петр Порошенко выиграл выборы в 2014 году, обещая долгожданный мир. С этими же обещаниями в 2019 году гетманскую булаву перехватил Владимир Зеленский.

Новые люди на Банковой пытаются свежим взглядом посмотреть на ситуацию и понять, возможен ли компромисс с Россией – «просто прекратить стрелять».

Лучший способ избавиться от иллюзий – посмотреть, что говорят и делают Запоребриком, где, собственно, в одном из кремлевских кабинетов и хранится ключ от мира в нашей стране.

Дело в том, что на днях московская политическая тусовка начала дружно и вслух размышлять на тему «путинизма». Да, оказывается, есть такое понятие. Пока приходят к выводу, что его нужно тщательно изучать. Ведь это «хорошо работающий метод властвования».

Казалось бы, какое нам дело до «измов» (не путать с  идиотизмом), которые внедряются в российской столице. Но вопрос в таком ключе поставила не какая-то пустая «говорящая голова», а лично идеолог российской суверенной демократии и в прошлом всесильный «серый кардинал» Владислав Сурков. Именно этот человек сейчас курирует «политические вопросы» на оккупированном Донбассе и представляет Путина на встречах советников глав «нормандской четверки».

Есть мнение, что Владислава Юрьевича конкурирующие башни Кремля пытаются отодвинуть от окончательного решения «украинского вопроса», и он с помощью неприкрытой лести хозяину Кремля декламирует на весь мир – «Путин велик».

С этим тезисом, очевидно, в российской администрации никто не спорит. Пресс-секретарь президента России прямо сказал, что ученные и политологи должны ещё разобраться в терминологии и объяснить, идёт ли речь об «идеологии Путина» или о «подходе Путина».

И тут возникает вопрос: если люди, формирующие политику России на украинском направлении размышляют в таких категория, то где тут место для «компромисса»?! Любой поворот головы в сторону от Украины (не говоря уже о шаге назад) будет воспринят как попытка бросить тень на мудрую политику «отца народов».

И это ещё не все. Нет ни одного признака того, что они готовы смягчить свою военную политику против Украины. Зеленского уже называют «Порошенко 2.0», подразумевая, что и он тоже «прогнулся под напором украинских националистов». Это в Киеве  народ продолжает спорить, кто лучше: «порохоботы» или «зелеботы»,  – а в Москве же две эти группы рассматриваются исключительно с точки зрения, как столкнуть их в смертельной хватке, чтобы на политической арене Украины снова взошла звезда партии «колобарации» (ОПЗЖ) и лично кума российского президента Виктора Медведчука.

Люди, которые работают с Сурковым, публично высказывают тезис, что «политика – это война», и в Украине Кремль хочет только победы.

В их варианте это выглядит как присоединение Украины к оккупированному Донбассу. Здесь точно знают, что историю напишут победители – то, что сегодня фейк через 10 лет может стать правдой.

Они хотят нас прогнуть, и никто с Зеленским договариваться не намерен. Слово «мир» в Москве используют только в связке с глаголом «покорить». Хотелось бы, чтобы команда президента чётко понимала это.


Роман Цимбалюк / УНИАН
Поделитесь.





Новости партнеров