пятница, 19 апреля 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Иван Яковина: Новый военный переворот Правящему в Габоне режиму гарантированы новые неприятности уже в самом недалеком будущем

Есть такая замечательная африканская страна – Габон. Там мало населения, много полезных ископаемых и одна семья, управляющая этой страной с момента получения независимости в 1960 году.

Благодаря трем этим факторам, жизнь в Габоне относительно сытая и спокойная. Никаких войн, геноцидов и каннибализма там точно нет. Но есть другая проблема – почти полное отсутствие свободы.

Правящая в Габоне семья (с легкой для нашего уха) фамилией Бонго фактически является королевской. Хотя формально эта страна и считается демократической президентской республикой. Но я бы еще добавил – загнивающей республикой. Прошлый президент Омар Бонго хоть и не был демократом, но оставил после себя работающую страну с медициной, образованием, дорогами, интернетом, какой-никакой экономикой. Но он умер.

Его сын Али Бонго пришел к власти в 2016 году после так называемых «выборов». Это было ужасное шоу – кровь, грязь, убийства и массовые фальсификации. Мировое сообщество, конечно, выразило глубокую озабоченность, но на самом деле всем было пофиг. Качает Габон нефть – и слава Богу, все остальное там никого не волнует.

Так вот этот Али Бонго просто наплевал на свою страну и на свои президентские обязанности. В Габоне он почти не появлялся, катался по всему миру, отдыхал в альпийских шале и на лучших пляжах, тусовался со знаменитостями и, как клевещут, сильно бухал и объедался. Страной же фактически стали управлять друзья семьи Бонго из числа местных чиновников. «Управлять» тут, однако, не самое подходящее слово. Они принялись довольно активно грабить свою родину – в лучших африканских традициях.

Экономика, инфраструктура, социальная сфера и все остальное быстро пришло в упадок. Там появилась небольшая прослойка супербогатых людей, связанных с властью, по сути, олигархов. А все остальное население стало беднеть на глазах. И, соответственно, злиться. Но тут случилось важное событие. В прошлом году Али Бонго, даже не заезжая домой, перенес инсульт. В довольно молодом возрасте, кстати: ему всего 59 лет. Лечиться он тоже остался за границей и на публике не появлялся. Народ стал тихо радоваться: наконец-то можно будет законно избавиться от президента-бездельника. Но не тут-то было.

31 декабря он появился в эфире местного телевидения с новогодним обращением к нации. На видео было видно, что правая рука его парализована. И слышно, что язык едва шевелится. Судя по всему, у президента, который вел очень нездоровый образ жизни, парализована вся правая половина тела. Насколько хорошо он соображает, тоже непонятно.

Зато понятно другое. Если даже здоровый и полный сил Бонго занимался чем угодно, кроме своей родины, то больной и парализованный и подавно плевать на нее хотел. В обществе поселились очень тревожные настроения. В этих условиях спустя всего неделю после Нового года в Габоне произошла попытка военного переворота. Несколько десятков молодых офицеров и солдат захватили местное радио и телевидение. Их лидер вышел в эфир с призывом к согражданам собираться на главных площадях своих городов и требовать новых выборов президента.

Но дело было ночью, все спали, поэтому желающих делать революцию нашлось всего около тысячи. Власти быстро сориентировались, разогнали их, отключили в стране интернет и электричество, а также направили войска на подавление путча. После короткой перестрелки двух заговорщиков убили, остальных арестовали. Мятеж провалился.

И тут я хочу обратить внимание на два момента. Первое. Действующую власть поддержал и Африканский союз (это такой клуб диктаторов), и вполне демократическая Франция – бывшая колониальная держава. Ни те, ни другие почему-то не хотят отставки Бонго. И второе. В стране по-прежнему все плохо. Развал экономики, социальной сферы, всевластие олигархов и отсутствие свободы никуда не делись. Народ после переворота счастливым там не стал. Поэтому я почти уверен, что правящему в Габоне режиму гарантированы новые неприятности уже в самом недалеком будущем.


Иван Яковина / Новое время
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

тринадцать − три =