понедельник, 10 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Олеся Яхно: «Гибриду» тут не место Тактика Кремля на повышение ставок уже не работает. Стало понятно, что перевести военный взлом ситуации в геополитическую победу уже не удастся

Специально ничего не писала в блогах сразу же после очередного факта агрессивного поведения России в отношении Украины (в этот раз – не скрываемого и под флагами РФ, против украинских ВМС), а также о военном положении, которое мы ввели в ответ на существующие риски. Специально – чтобы посмотреть и соотнести позиции украинской власти/политиков, российской власти, а также наших западных союзников. Теперь уже можно говорить предметно.

Во-первых. Странным образом так получилось, что реакция российских политиков совпала с реакцией значительной части украинской оппозиции (в частности, Радикальной партии, «Батькивщины», Оппозиционного блока/его выходцев, перекочевавших в другие проекты). Как мы знаем, президент РФ Владимир Путин заявил, что атака Россией наших ВМС в Керченском проливе – это «провокация, организованная украинской властью, накануне президентских выборов». То же самое сказал и глава комитета Совета Федерации России по международным вопросам Константин Косачев: мол, «Украина устроила провокацию в Азовском море для введения военного положения, чтобы громко начать предвыборную кампанию». Заявления многих украинских мало чем отличаются по содержанию от заявлений российских политиков. И, что характерно, даже после того, как было принято постановление о дате выборов (и, тем самым, снят риск, связанный с возможным переносом даты выборов), эти заявления – все равно сконцентрированы преимущественно на предвыборном (даже не на общеполитическом) контексте. А в это время крымские татары пришли поддержать наших моряков под суд в Симферополе, и собрали деньги на все самое необходимое (не ставя под сомнение, кто устроил провокацию в Керченском проливе).

И еще. Заметила, что часть тех, кто обвиняет власть в использовании военного положения в политических целях, нередко сами используют тему в политических целях на уровне риторики. Например, на уровне создания паники среди граждан – рассказывая, что экономика обвалится, что конституционные права будут ограничены (хотя знают, что эта норма предусмотрена только в случае наземной военной операции со стороны РФ), что мобилизация провалена (хотя она сейчас и не проводится) и т.д. После одного такого политического шоу с политиками-участниками ко мне подошла женщина с вопросом, не отберут ли у нее депозит в банке? В отдельных областях, как мы знаем, начали распространяться от имени Министерства обороны фейковые сообщения о мобилизации. Это все направлено на дискредитацию военного положения и создание паники. В этом смысле, не диктатура грозит Украине, если говорить о внутренних вызовах (мы – не Россия, и для нас диктатура – априори неприемлемая форма политической системы), а безответственность и личные интересы политического класса. Что-то я не услышала от противников военного положения альтернативных предложений того, как не допустить вытеснения Украины с Азовского моря и как предупредить возможную агрессию РФ на Юге.

Во-вторых. О позиции российских политиков я уже написала. Она понятна и прогнозирована – обвинять Украину в целом и украинскую власть в частности. Если же говорить о реакции российских СМИ, то здесь можно отметить определенные особенности – интерпретации на старте ситуации и уже после, по факту. Так, в день атакования Россией наших ВМС в Керченском проливе российские СМИ сообщали, что «Украина якобы бомбит Донбасс». Не исключаю, что это могло быть использовано для подкрепления объяснения того, почему Россия открывает еще один фронт на Юге. Мол, Украина открыла огонь на море (это если бы мы поддались провокации) + якобы активизировала военные действия на Донбассе. То есть, речь идет о версии, озвученной президентом Украины Петром Порошенко: Россия рассчитывала спровоцировать Украину на действия (например, чтобы мы открыли огонь), которые могла бы потом истолковать, как повод для начала полномасштабной войны, как это было в Грузии в 2008 году. По данным украинской разведки, Россия втрое увеличила количество танков на базах, расположенных возле нашей границы. Количество подразделений, которые были передислоцированы вдоль границы, причем по всей длине, тоже существенно возросло. По сравнению с 2014 годом, количество российских солдат в Крыму увеличилось втрое, БТР – в 5 раз, артиллерии – в 10 раз, самолетов и систем залпового огня – в 5-10 раз. В этом смысле власть отреагировала адекватно: был созван военный кабинет, СНБО и Верховная Рада получила указ о введении военного положения.

Что касается реакции российских СМИ уже после захвата наших моряков, то, кроме обвинений во всем украинской власти, прибавился еще и стандартный набор штампов, ориентированных на «зраду» (закончились соль, спички т.д.). Есть место и смешному: имею в виду версию, что «Керченский кризис – это провокация Украины с целью сорвать встречу Путина и Трампа на G20». То есть, одновременно звучит, что Украина постоянно просит помощи и вот-вот развалится, и тут же – что мы способны срывать встречи президентов России и США.

В целом, анализируя российское информационное пространство, на мой взгляд, Россия, все же, рассчитывала на другой вариант событий – или провоцирование Украины на ответный огонь, или – отсутствие какой-либо реакции со стороны Украины вообще (что, по идее, актуализировало бы тему «зрады»). По большому счету, это все тот же расчет толкнуть Украину или к чистой военной логике, или к капитуляции.

В-третьих. Как видим Дональд Трамп, Ангела Меркель, другие западные лидеры не поверили в версию России о том, что захват украинских военных – это «провокация Порошенко ради выборов». Трамп, как мы знаем, отменил встречу с Путиным в рамках саммита G20. Меркель заявила, что Россия должна освободить украинских моряков и вернуть украинские суда без каких-либо условий. Правящая фракция ХДС/ХСС вообще приняла довольно жесткое заявление: «Можно догадываться, что президент Путин сознательно идет на курс новой эскалации, чтобы отвлечь внимание от жалкой экономической и социальной ситуации в дальних районах России».

Майк Помпео в своем заявлении сказал, что «Соединенные Штаты осуждают агрессивные действия России. Мы призываем Россию вернуть Украине ее суда, освободить членов экипажа, уважать суверенитет и территориальную целостность Украины в пределах ее международно признанных границ, которые распространяются и на территориальные воды».

В НАТО заявили о неоспоримой поддержке Украины в кризисе в Керченском проливе. Также можно добавить в поддержку Украины заявления Федерики Могерини, Дональда Туска, Йоханнеса Хана. Франция, Великобритания, Испания, Австрия, Литва, Латвия, Эстония, Польша, Словения, Румыния, Чехия также осудили Россию.

Достаточно ли этого, чтобы остановить Россию? Понятно, что нет. Но и тактика Кремля на повышение ставок уже не работает. Пространство для маневра для России существенно сузилось за эти годы. Стало понятно, что перевести военный взлом ситуации в геополитическую победу уже не удастся. И, тем не менее, раз другой тактики, кроме взлома, у российской власти нет, то можно предполагать, что усилия в этом направлении будут предприниматься и дальше.

Агрессивное поведение РФ по отношению к Украине можно разделить на несколько этапов, но цель на протяжении этих этапов не менялась и не меняется – развал/ослабление Украинской государственности. В 2014-2015 годах Кремль, думаю, делал ставку на слабость Украины, на то, что под давлением военного, политического, экономического шантажа Украина развалится. Затем, в 2016-2017 годах, Кремль делал ставку на смену элит на Западе (выборы в США, Нидерландах, Франции, Германии) – из расчета на то, что политические элиты сменяться настолько, что удастся сломать единство в вопросе Россия-Украина. Параллельно Россия занималась расшатыванием ситуации в целом – Солсбери, вмешательство в выборы, кибератаки, шпионские скандалы. Правда, в итоге, Россия добилась прямо обратного от Запада – восприятия аннексии Крыма и оккупациии Донбасса не как локальной украинской проблемы, а как общей угрозы. Следующий этап – 2018-2019 годы, когда российская власть окончательно поняла, что при действующей политической конфигурации навязать свои условия по Донбассу невозможно (Украина и Запад едины в логике «вначале безопасность – потом политическое регулирование») и вопрос Крыма – не закрыт. Санкции, как мы знаем, не только продлеваются, но и усиливаются. А значит – российской власти остается только делать ставку на дестабилизацию ситуации в Украине с возможной последующей сменой элит. И в этом смысле захват наших моряков – думаю, далеко не последний прецедент. Поэтому мне бы еще раз хотелось вернуть украинских политиков к осознанию всей полноты рисков в предстоящий период – от всевозможных провокаций до открытой агрессии.


Олеся Яхно / Украинская правда
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

17 − 11 =