воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Кирилл Сазонов: Почему Луценко надо забыть о походе в Раду Когда анализируешь факты, понимаешь, почему «прокурорским» не подходит план правительства по привлечению Нацполиции к борьбе с контрабандой

Я вообще Луценко очень люблю. При Януковиче он не просто сидел, а трижды посылал нах гонцов с помилованием. Сперва просили публично покаяться, потом просто выйти и заткнуться, а в третий раз просто ничего не говорить о Семье. Посылал и сидел. Уважаю. Но что происходит с ним сегодня? Во вчерашнем интервью «Украинской правде», а потом на брифинге, наговорил по таможенной теме такого, что непременно стоит прокомментировать. И раз уж я поклонник – пусть он это услышит от меня.

Итак, в своем интервью Генпрокурор выражает несогласие с методами правительства по борьбе с контрабандой. Не те методы, не те люди во главе таможни. Но «те методы» и «не те люди» дали за июль дополнительно почти 4 миллиарда гривен поступлений в бюджет.  Разве это не реальные результаты борьбы с контрабандой?

Главных темы на брифинге у Луценко было две – склады с официально неоформленной на таможне тканью, которые нашлись на «7 километре».  И, конечно, проделки контрабандистов Сердюка с Аминевым.

Начнем с Сердюка. Луценко рассказывал, как увольнял Сердюка из ГПУ. Но забыл сказать, что в начале 2017 года он лично взял его на работу в Генеральную прокуратуру, хотя все СМИ криком кричали, что этот человек связан с контрабандой и финансовыми махинациями. Но Луценко, безусловно, зная и понимая, что за человек Сердюк, ставит его заниматься надзором за таможенными органами. Сердюк ЦЕЛЫЙ ГОД успешно «продает» прокурорскую крышу всем контрабандным кланам и контролирует потоки, принадлежащие «прокурорским». Ходит решать вопросы к одному из заместителей Юрия Витальевича. Из интервью Генерального прокурора мы узнаем, что полгода назад Сердюка сократили. Хотя до апреля он продолжает получать зарплату в ГПУ как действующий прокурор. И как я понимаю, уходить не собирается. Со слов Юрия Витальевича, «прячется по больничкам». В любом случае год Сердюк, оставаясь при всех полномочиях, занимался контрабандой. Все об этом знали. И никого в Генпрокуратуре это не смущало?

Если Альперин возил свои контейнеры на оформление на Киевскую таможню, Сердюк «специализировался» на таможне Сумской. Секрет просто раскрывается. Начальник Сумской таможни Александр Щуцкий очень любит рассказывать, что он большой друг старшего сына Юрия Витальевича. Насколько это правда? Щуцкий знаменит своим обширным автопарком роскошных автомобилей,  среди которых есть даже «Бентли». Он никогда не работал в таможне, появился в системе ГФС в июле 2016 года после назначения Луценко. И очень быстро дорос до должности начальника таможни.

Юрий Витальевич рассказывает, что в поисках украденных Аминевым контейнеров правоохранители на «7 километре» нашли склады нелегальной ткани на 150 млн долларов. И возлагает всю вину на начальника Одесской таможни.

Во-первых, вопрос, почему Одесской, если ткань могут оформлять в любом регионе?

Во – вторых, неужели прокуратуре не известно, что в Сумах усилиями прокурорских долгое время работал грандиознейший склад, куда свозились тысячи тонн ткани Сердюка? В бюджет не платилось ни копейки, ткань сгружали на склад, якобы для переработки и экспорта в виде готовой продукции. Хотя никакой переработки не было. Ткань уходила на пошивочные предприятия в Харьков. Попытки провести ревизию наталкивались на жесткое сопротивление «прокурорских».

В- третьих, ткань, найденная на «7 километре», наверняка проходила таможенное оформление, просто продавали ее за нал. Без документов. Вот и получается «нелегальный товар». Но это вопросы не к таможне, а к налоговому кодексу, который разрешает торговцам на рынке, даже оптовикам, вести операции без кассовых аппаратов за наличку.

Юрию Витальевичу наверняка известно, что и легендарный склад в Сумах, и другие схемы «сердюковско-прокурорские» схемы с боем закрыли в этом году. И закрыла ее та самая команда Продана, которую Луценко в последнее время так настойчиво в чем-то пытается подозревать, при отсутствии фактов и доказательств.

Закрылась стараниями все той же команды и еще одна «прокурорская лавочка» – экспорт леса-кругляка, ценных пород древесины под видом дров. В СМИ неоднократно обращались к Генпрокурору с просьбой прокомментировать интересный факт. Судя по данным реестра юрлиц, сын Луценко является учредителем в двух компаниях, связанных с деревообработкой.  Занимались ли компании экспортом древесины? Продолжают ли заниматься сегодня, когда эшелоны с «дровами» остановлены, а экспорт дров упал в несколько раз? Почему-то «Украинская правда» постеснялась задать вопрос, казалось бы, лежащий на поверхности.

Когда анализируешь все эти факты, понимаешь, почему «прокурорским» не подходит план правительства по привлечению Нацполиции к борьбе с контрабандой. План исключает возвращение схем. Полиция это двойной контроль – любой таможенник понимает, пропусти он «левую фуру» – ее «хлопнут» на выезде с таможенного поста полицейские. А еще полиция – это борьба с легальной контрабандой, со складами, где аккумулируется товар, который через таможню легально провозят челноки или «пиджаки», который легально приходит в десятках тысяч почтовых посылок. А еще полиция – возможность перекрыть контрабанду через «зеленку». Сегодня на западной границе серый импорт ушел с таможенных постов. И пошел «в черную» через границу, через леса. И остановить его под силу только Нацполиции, а не таможне. Включение структуры Авакова – единственная гарантия, что  этот контрабандный бизнес не сможет трансформироваться и выжить.

Уже нет сомнений в том, что в ГПУ видят ключ к решению проблемы восстановления своего «влияния на потоки», проходящие через таможню, в устранении нынешней верхушки таможни и фискальной службы. Желание нарыть «хотя бы что-то» у ГПУ огромное. Нет одного – результатов. Судя по информации из СМИ, следователи не нашли ничего, что могли бы предъявить команде Продана и реанимируют старые «винницкие истории». Но и эти дела не особенно реанимируются. Главного винницкого фискала Осмоловского удалось за уши притянуть к «ореховым делам», но дело разваливается в зародыше. С Проданом, похоже, все будет еще сложнее.  Если следователи и нафантазируют нечто похожее на обвинение, как с этим делом Луценко собирается выходить в публичную плоскость?  Видно же всем, что это слепленный заказ. И дальше эта история не взлетит совершенно. На этой дороге прокуратуру ждет такая имиджевая яма, что о походе в парламент Юрия Витальевичу придется забыть.

Кирилл Сазонов / Цензор.НЕТ
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

два + один =