вторник, 30 ноября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андрей Пионтковский: Москва использует всю свою агентуру Во Франции всегда были сильные позиции еще советского КГБ, и видимо, какая-то неприятная информация для Макрона была поднята из архивов

Вице-канцлер Австрии Хайнц-Кристиан Штрахе заявил в интервью, что «настало время прекратить эти мучительные санкции и нормализовать политические и экономические отношения с Россией». Ранее председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал покончить с «демонизацией России» и восстановить связи во многих сферах, где по-прежнему возможно сотрудничество – ред.

Позиция Юнкера ни для кого не новая. Такие заявления он повторяет при любом удобном моменте. В Италии и Австрии у власти фактически фашистские правительства. Но при всех их горячих чувствах менять политику Евросоюза в целом им не удается. Такой же позиции давно придерживается Венгрия и Греция.

Для меня гораздо более неприятным был позорный визит Макрона в Россию. Даже не Меркель. Она держалась довольно сдержано, и вроде бы ей удалось добиться чего-то и в пользу Украины. Она даже выбила из Путина какое-то заявление, которое можно интерпретировать как его согласие на размещение миротворцев по всей территории Донбасса, вплоть до российской границы. А вот Макрон просто вылизывал Путину задницу как раз в тот момент, когда Следственная комиссия объявила результаты по сбитому над Донбассом «Боингу». В присутствии Макрона Путин открыто глумился над жертвами катастрофы. Мол, самолет? Какой самолет? А Макрон ему только подхихикивал.

Вот год назад, во время визита Путина в Париж, Макрон вел себя совершенно по-другому, очень достойно. Он просто издевался над Путиным и всячески унижал его. Ну, может, чекисты нашли подход и к нему, как в свое время они нашли подход к Николя Саркози. Он тоже начинал с довольно резких заявлений в отношении Путина, а потом после встречи с ним на одном из саммитов тогда еще G-8, это был уже совершенно другой Саркози. Какой-то жалкий и непонятно что лепечущий. Потом он играл важную для Путина роль во время грузинской войны.

Ну, во Франции всегда были сильные позиции еще советского КГБ, и видимо, какая-то неприятная информация как для Саркози, так и для Макрона, была поднята из архивов. Иначе я не могу объяснить, почему так резко менялось их поведение.

Все это неприятно, но гораздо важнее другое. Есть очень резкая позиция Великобритании и США по самому болезненному вопросу. Это не просто санкции, а резкое замораживание активов кремлевской верхушки, которое американцы начали 6 апреля с первой партией в 24 человека. И то, что собираются сейчас сделать англичане (Великобритания намерена проверить происхождение имущества российских олигархов, которые проживают на территории страны. – ред). Но вам не привыкать: уже четыре года в Европе идет борьба за Украину и Москва использует всю свою агентуру. Но то, что происходит в США и в Великобритании важнее, чем то, что происходит в Австрии или даже во Франции.


Андрей Пионтковский / Обозреватель
Поделитесь.





Новости партнеров